Category: россия

Рис.А.Збуцкой

Места злодеяний станут местами памяти. Книга Юрия Дмитриева

Международный Мемориал в Москве провел презентацию новой книги председателя карельского "Мемориала", исследователя истории сталинских репрессий, лауреата премии Московской Хельсинкской группы за исторический вклад в защиту прав человека Юрия Дмитриева "Место памяти Сандармох". Несмотря на то что он четвертый год находится в СИЗО-1 Петрозаводска по обвинению, которое правозащитники и другие независимые наблюдатели считают ложным, Юрий Дмитриев продолжает работу вместе со своими коллегами-историками, в частности, с Анатолием Разумовым. Книга издана в Петрозаводске, пока тиражом 200 экземпляров, предназначенным в первую очередь для родственников тех, кто был убит в урочище Сандармох, и для библиотек.



Читать дальше на сайте Радио Свобода
Рис.А.Збуцкой

Путешествие из Петербурга в Москву в "столыпинском" вагоне

Вадим Осипов некоторое время назад, еще до того, как его отправили в лечебное учреждение в Оренбурге, прислал мне рассказ о своем путешествии из Петербурга в Москву в "столыпинском" вагоне. Если кто-то забыл, кто такой Вадим Осипов, то эта публикация поможет освежить память: https://www.svoboda.org/a/28890396.html

"Если условия содержания в СИЗО еще можно с натяжкой назвать приемлемыми, то об арестантском вагоне такого сказать нельзя. Он совершенно не предназначен для перевозки людей. Снаружи он выглядит как и все вагоны, но внутри царит по-настоящему спартанская атмосфера. Нет ничего лишнего, впрочем, как и необходимого. Стандартная камера для перевозки заключенных представляет собой помещение два метра в ширину и метр в длину. Вдоль стены друг над другом установлены три скамейки шириной 60 см. Проход в камеру – шириной 40 см вдоль этих скамеек. Это помещение с одной стороны заканчивается стеной, а с противоположной – решеткой.

Так как я ехал зимой, мне довелось по достоинству оценить отопление подобного вагона. Это оказалась труба, проходящая поперек камеры у самого пола вдоль стены, напротив входа-решетки. Она настолько мала, что поначалу я ее даже не заметил.

Из главных неудобств этого чуда вагоностроения отмечу спальные места, то есть скамейки вдоль стены. Они очень гладкие, даже скользкие. Лежать на такой скамейке крайне неудобно, ибо постоянно кажется, что соскальзываешь с нее. Постельное белье в этих поездах не положено, даже матрас не выдают, поэтому приходится устраиваться на скользкой доске в чем есть. Горячую воду выдают три раза в день, а оправка строго по графику и регламенту.

Мне на момент поездки повезло: я ехал один, в то время как в соседние камеры 2x1 м набивали по девять человек, так даже сидя разместиться неудобно. А если учесть еще и вещи, сумки, то невероятно, как они вообще там умещались.

Хорошо, если так приходится ездить часами, но ведь бывает, что и днями. Из Петербурга в Москву я ехал двое суток".
По_фигу

Акция "Мемориала у Соловецкого камня" "Возвращение имен"

В 1974 году политические заключенные мордовских лагерей солидарно объявили 30 октября днем политзека. 30 октября 1990 года, еще при советской власти и почти у подножия памятника Дзержинскому, на Лубянской площади в Москве был установлен Соловецкий камень – старейший в стране памятник жертвам государственных репрессий в СССР. С 1991 года 30 октября – национальный день памяти жертв политических репрессий.

Вот уже тринадцатый год Международный Мемориал проводит 29 октября, в канун государственного дня памяти, общегородскую акцию «Возвращение имен». С 10 утра и до 10 вечера люди в любую погоду приходят к Соловецкому камню, чтобы взять свечу, листок с именем расстрелянного москвича и, отстояв длинную очередь, прочесть его имя в микрофон на всю Лубянскую площадь. Не все успевают прочитать имена. Некоторые просто приходят, чтобы положить цветы или послушать. Десятки тысяч смотрят прямую трансляцию на официальном сайте акции.

Открыт сбор средств на проведение акции. Деньги нужны на покупку нескольких тысяч свечей и лампад, аренду газовых обогревателей, генератора, вечернего освещения, туалетов, оплату интернета на площади и доставки, на горячий чай и прямую трансляцию. Перечислив деньги сейчас, вы поддержите «Возвращение имен» в Москве.

Возвращение имен – наше общее дело. До встречи у Соловецкого камня.

Подробности на сайте Международного "Мемориала"
Рис.А.Збуцкой

РСЕ/РС считает неприемлемым преследование Светланы Прокопьевой

Рис.А.Збуцкой

О раскопках российского военно-исторического общества в Сандормохе

Заявление Правления Международного Мемориала

В середине августа стало достоянием общественности письмо, которое и. о. министра культуры Республики Карелия С. И. Соловьев направил Российскому Военно-историческому обществу. Именно на основании этого приглашения экспедиция РВИО начала раскопки могил на территории Мемориального кладбища жертв политических репрессий «Сандормох».

Содержание этого письма делает истинные причины совершающегося в Сандормохе акта вандализма не то чтобы понятными – понятными они, к сожалению, были и раньше, – а предельно очевидными. Министерство культуры Карелии по существу заказало РВИО найти подтверждение ни на чем не основанной гипотезе о захоронении здесь советских военнопленных, расстрелянных финскими военнослужащими. Политико-пропагандистский характер заказа даже не маскируется. Болезненному воображению и. о. министра представляется, что «идея о захоронении в урочище "Сандармох" жертв политических репрессий активно используется рядом стран в деструктивных информационно-пропагандистских акциях в сфере исторического сознания».

Уровень исполнительской культуры полностью соответствует уровню заказчика: даже не попытавшись провести необходимые предварительные архивные исследования с тем, чтобы найти сколько-нибудь убедительные обоснования фантастической гипотезы двух сотрудников Петрозаводского университета, «научный отдел» РВИО немедленно посылает поисковый батальон раскапывать кладбище. Наверняка и в министерстве культуры Карелии, и в Российском Военно-историческом обществе отлично известно, что поиск места захоронения расстрелянных заключенных Белбалтлага, жителей Карелии и узников Соловецкой тюрьмы был основан на документах НКВД, обнаруженных исследователями «Мемориала» в архивах УФСБ Карелии и Санкт-Петербурга. Обнаружение в 1997 году захоронений в урочище Сандормох лишь подтвердило правильность сведений, содержащихся в этих документах. Имена 6241 человека, расстрелянного в 1937–1938 гг. «в районе ст. Медвежья Гора», также были выявлены в архивах НКВД.

Но какое это имеет значение, коль скоро, по мнению г-на Соловьева, «спекуляции вокруг событий в урочище "Сандармох" не только наносят ущерб международному имиджу России, закрепляют в общественном сознании граждан необоснованное чувство вины перед якобы репрессированными представителями зарубежных государств, позволяют выдвигать необоснованные претензии к нашему государству, но и становятся консолидирующим фактором антиправительственных сил в России»?

Для нас очевидно: международному имиджу России наносит ущерб в первую очередь то, что происходит сегодня на мемориальном кладбище «Сандормох». И не меньший ущерб имиджу России наносит бездействие федеральных властей, утвердивших несколько лет назад Концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий и не предпринимающих решительно ничего, чтобы прекратить творящийся вандализм.

Раскопки, не обоснованные никакими предварительными историко-архивными исследованиями, на мемориальном кладбище, официально внесенном в реестр памятников истории и культуры, недопустимы.

Для проведения таких исследований необходимо срочно обеспечить свободный доступ исследователей ко всем архивным материалам, хранящимся в государственных и ведомственных архивах России и Финляндии, которые могут содержать информацию как о массовых расстрелах 1937–1938 гг., так и о судьбах красноармейцев, содержавшихся в финских лагерях для военнопленных на оккупированной территории Карелии в 1941–1944 гг.

Москва, 26 августа 2019 года

Источник
Vera2

Просьба Алексея Пичугина

Кречетова А. В. (полные имя и отчество, увы, не известны), отправившая открытку Алексею и указавшая в качестве своего обратного адреса адрес Главпочтамта в Москве и номер абонентского ящика, который, по утверждению этого почтового отделения, в настоящее не абонируется, Вам пришел ответ. Буду рада передать его Вам. Спасибо.