Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Рис.А.Збуцкой

Между явью и сном. В "Мемориале" открылась выставка Свешникова

Вера Васильева



6 октября 2020 года в офисе международного "Мемориала" в Москве открылась выставка "Борис Свешников. Белый эпос". На ней представлены лагерные рисунки художника. Экспозиция приурочена к 22-й годовщине со дня его смерти.

Устроители выставки называют Бориса Петровича Свешникова одним из самых глубоких и необычных художников советского андеграунда. Как они рассказывают, рисунки лагерной серии стали ключевым элементом творческих исканий мастера. В одном из своих последних текстов художник писал: "Могу подтвердить свою благодарность судьбе, что с ранних лет своей жизни испытывал постоянные страдания и близость смерти, ибо это начало и конец всего сущего". Жизнь и смерть, сон и явь удивительным образом переплетаются в этих тонких замысловатых композициях, создающих тревожное промежуточное пространство, где возможна встреча разных миров и реальностей.

Читать дальше на странице "Свобода и Мемориал" Радио Свобода
Vera2

9 лет со дня смерти Василия Алексаняна

Сегодня девять лет со дня смерти бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна. Однажды он сказал: "Мне вынесен смертный приговор, и он приводится в исполнение". Это, по-моему, очень перекликается со вчерашним самосожжением журналиста Ирины Славиной, которая перед этим написала: "В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию". Бессудные приговоры, ломающие судьбы и жизни людей, у нас выносятся именем Российской Федерации. Значит, она несет соразмерную ответственность за все те деяния, которые совершают вполне конкретные люди, с конкретными именами, фамилиями и лицами (судьи, следователи, приставы, оперативные работники, и т.д.), прикрываясь ее именем, будь то уморившие Василия Алексаняна или доведшие до самоубийства Ирину Славину. Мы это не остановили. Сейчас, по сути, смертный приговор вынесен Юрию Дмитриеву – на мой взгляд, очевидно, что за Сандармох. Дмитриева мы еще можем спасти. И Пичугина, осужденного на пожизненное, я убеждена, лишь за то, что работал в ЮКОСе и оказался порядочным человеком. Ведь пока человек жив, жива надежда. Спасем ли, или так же, как в случае с Алексаняном и Славиной, спохватимся лишь тогда, когда будет уже поздно?



(На фото: прощание с Василием Алексаняном 6 октября 2011 г. Фото Веры Васильевой, HRO.org)
Vera2

"В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию". Заявление Профсоюза журналистов и работников СМИ


Профсоюз журналистов и работников СМИ глубоко шокирован актом публичного самосожжения, совершенным нашей коллегой Ириной Славиной, издателем и главным редактором нижегородского независимого издания «Коза пресс».

Это средство массовой информации на протяжении многих лет подвергалось систематическому давлению и преследованию со стороны властей.

Перед самосожжением — трагическим, неоправданным, но понятным актом отчаяния — Ирина обвинила в произошедшем государство. Незадолго до этого, как теперь стало принято, на рассвете, в ее квартире в очередной раз прошел обыск. Он был произведен в унизительной форме.

Наша организация уверена, что в произошедшем имеются явные признаки преступления, предусмотренного 110 ст. Уголовного кодекса РФ (доведение до самоубийства). Мы требуем провести расследование.

Однако никакое расследование или даже приговор — весьма эфемерный в условиях нынешнего авторитарного беззакония — не вернет обществу самоотверженную журналистку Ирину Славину.

Профсоюз поддерживает призыв группы журналистов опубликовать на главных страницах всех медиа материал о гибели нашей коллеги Ирины Славиной, чтобы о произошедшем узнали как можно больше людей.

Источник
Рис.А.Збуцкой

Новый сайт в поддержку Ивана Сафронова

https://freesafronov.ru/




7 июля сотрудники ФСБ задержали на выходе из дома известного журналиста Ивана Сафронова. Его держат в самом закрытом изоляторе России – Лефортово. В измене Родине, вопреки логике, обвинили журналиста, никогда не имевшего доступа к государственной тайне.
Рис.А.Збуцкой

Мыслящие инако. О "Мемориале" и книжниках



Тверская межрайонная прокуратура города Москвы возбудила в отношении международного общества "Мемориал" и председателя правления организации Яна Рачинского административные дела о немаркировке материалов лейблом "иностранного агента". Речь о прошедшей в начале сентября в Манеже Московской международной книжной выставке-ярмарке. Тогда работники прокуратуры пришли к стенду "Мемориала" и распорядились устроителям ярмарки повесить там сразу четыре объявления о том, что Министерство юстиции внесло "Мемориал" в список иностранных агентов.

Что обращает на себя внимание: пришли правоохранители не сами по себе, из служебного рвения, а, как сообщали очевидцы, по чьему-то доносу в полицию. Как тут не вспомнить богатый в области стукачества сталинский, советский опыт, о котором в том числе рассказывает "Мемориал"?! Ярмарочный стенд "Мемориала" был площадью всего-то четыре квадратных метра! После этого два других издательства – участника ярмарки ("Новое издательство" и "Медленные книги") в знак поддержки "Мемориала" тоже вывесили у себя на стендах листы А4 с надписью: "Я/Мы иностранный агент".

Мне это представляется очень важной историей, это о гражданской солидарности. Она выходит далеко за рамки корпоративной солидарности, о которой в последнее время много говорилось (когда врачи заступаются за несправедливо преследуемых государством врачей, актёры за актёров, издатель публично высказывает поддержку издателю). Потому что "Мемориал" – это не просто и не только некоммерческая организация, занимающаяся, помимо прочего, издательской и просветительской деятельностью. Сегодня это центр гражданской жизни России. Это аккумулятор крайне важных гражданских проектов, направленных на возвращение из небытия и сохранение памяти о нашей истории. Не той истории, где только победы, где нет места сомнениям, трагедиям и ошибкам, которые нужно осмыслять. А той, неприглядной, о которой сейчас вспоминать не принято, – жертв политических репрессий.

Читать дальше на сайте Радио Свобода
Рис.А.Збуцкой

Мосгорсуд отказался отпускать Фургала из СИЗО

Мосгорсуд в ходе рассмотрения апелляционной жалобы защиты ожидаемо оставил Сергея Фургала за решеткой. Заседание прошло в закрытом режиме – якобы ради безопасности участников процесса. Фургал по видеосвязи из "Лефортово" выразил возмущение этим фактом: "Мне скрывать нечего, общественность должна знать, что обвинение предъявляют незаконно, содержат незаконно. Права человека никто не отменял".

Я уже писала, что в деле экс-губернатора Фургала я вижу пугающее сходство с процессом в отношении бывшего сотрудника ЮКОСа Алексея Пичугина, дважды выигравшего суды в ЕСПЧ, признанного ПЦ "Мемориал" политзаключенным: https://www.svoboda.org/a/30742961.html Дело Пичугина вел тот же следователь Юрий Буртовой.

ЕСПЧ, в частности, признал незаконной закрытость судебного процесса по первому делу Пичугина. Зачем снова Россия наступает на те же грабли? Если кто-то из участников процесса, например потерпевшие или их представители, опасаются за свою безопасность, то почему нельзя зарыть только те заседания, где они будут выступать с показаниями по существу?

Аргументы, прозвучавшие в первой инстанции, в Басманном суде, за продление ареста, были стандартными: "может скрыться от следствия", "оказать давление на свидетелей", "продолжить заниматься преступной деятельностью". Излишне говорить, что в нормальном суде каждый из них должен быть подкреплен конкретными фактами.
Рис.А.Збуцкой

Репортаж "Медузы" о продлении ареста Сергею Фургалу

https://meduza.io/feature/2020/09/04/on-prozrel-i-posmotrel-na-demonstratsii

Очень подробный и качественный, на мой взгляд, репортаж "Медузы" с заседания Басманного суда по продлению ареста Сергею Фургалу.

"[Сергей Фургал] говорит, что следователь Буртовой [https://www.svoboda.org/a/30742961.html] давил на него в отсутствие адвокатов и склонял к даче признательных показаний по убийству бизнесменов Евгения Зори, Олега Булатова и покушении на убийство Александра Смольского. 21 августа Буртовой пригласил Фургала на беседу без адвокатов, показал досудебное соглашение с еще одним фигурантом дела — Андреем Кареповым — и «предложил облегчить душу, потому что все уже признались в совершенных преступлениях и заключили досудебное соглашение».

Уже после заседания защита Карепова сообщила корреспонденту «Медузы», что тот не заключал никаких досудебных соглашений и своей вины по-прежнему не признает. Ранее «Медуза» писала, что Карепов был избит по дороге из СИЗО «Лефортово» на допрос в СК. Его били люди в масках и без опознавательных знаков, требуя дать показания на Сергея Фургала. Сейчас его защитников не пускают к нему в СИЗО.

[Как сообщил суду Фургал], следователь «в качестве угрозы» дал понять, что если он не признает вину, то к уголовной ответственности за мошенничество привлекут его бывшую супругу Ларису Стародубову и приемную дочь Екатерину, причем Ларису поместят в СИЗО «Лефортово» (там же находится и сам Фургал)".
David_Markovich

Продление ареста Сергею Фургалу

Upd. Арест ожидаемо продлен на три месяца со стандартными формулировками: "может скрыться от следствия", "оказать давление на свидетелей", "продолжить заниматься преступной деятельностью". Излишне говорить, что в нормальном суде каждая из них должна быть подкреплена конкретными фактами.

Хотела побывать сегодня на слушаниях в Басманном суде по продлению меры пресечения Сергею Фургалу, но заседание, к сожалению, сделали закрытым. Конечно же, по "просьбе следователя": https://echo.msk.ru/news/2703403-echo.html Напомню, что следствие по этому делу возглавляет Юрий Буртовой, о котором я писала здесь: https://www.svoboda.org/a/30742961.html Собственно, вопросом о том, продлят ли или нет арест, я не задавалась, поскольку ответ на него, к сожалению, на мой взгляд, очевиден априори. Но на некоторых действующих лиц хотелось посмотреть, что называется, живьем, чтобы составить о них непосредственное впечатление. Впрочем, печально знакомый почерк и без того давно прослеживается. А теперь еще и это: "…в подчинении Фургала находилось целое подразделение, занимавшееся устранением неугодных ему лиц". Как тут не вспомнить приснопамятную "Бригаду из ЮКОСа"! Из-за этой гнусной поделки я с 2008 года не смотрю телевизор (если не считать "Дождь", но он у меня доступен по компьютеру, а не по ТВ; и западные телеканалы, когда бываю за рубежом).
Рис.А.Збуцкой

Борис Моисеевич и Марина Филипповна Ходорковские



Сегодня день рождения Бориса Моисеевича Ходорковского, отца МБХ, и день смерти Марины Филипповны, его мамы. Так уж совпало... Марину Филипповну я впервые увидела ранней осенью 2004 года у Мещанского районного суда Москвы, где проходили пикеты группы "Совесть". Тогда судебный процесс по первому уголовному делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева только начинался, и Марина Филипповна с Борисом Моисеевичем приезжали почти на каждое судебное заседание.

Однажды они подошли к пикетчикам, и Марина Филипповна с улыбкой и словами благодарности протянула нам золотистые, будто наполненные солнцем яблоки из своего сада. Мы были ошеломлены этим ее поступком, простотой общения и сердечностью. Сами мы никогда не решились бы завязать знакомство с родителями МБХ. А яблоко потом много дней лежало у меня на подоконнике, напоминая об этой удивительной встрече.

Потом мы неоднократно сталкивались в судебных коридорах и на публичных мероприятиях, здоровались.

В апреле 2007 года Марина Филипповна неожиданно позвонила мне по телефону и пригласила на День друзей в Кораллово. Там я имела счастье познакомиться с ней ближе. Сразу поняла, откуда у МБХ такая несгибаемость, выдержка, собранность.

Еще вспоминаю "Марш миллионов" 6 мая 2012 года. В давке, побоище и хаосе она сохраняла все те же достоинство и невозмутимость.

Марина Филипповна улыбалась, держалась как кремень - в судах, во время изматывающих поездок в колонии, общаясь с журналистами. Для последнего тоже требовалось особое мужество в ситуации, переживаемой семьей долгие десять лет, которые у них украли.

Светлая, добрая Вам память, Марина Филипповна. Низкий Вам поклон.

С днем рождения, Борис Моисеевич! Душевных сил и здоровья.

На фото: Марина Филипповна и Борис Моисеевич, лицей "Подмосковный" в поселке Кораллово, 2013 г. Этому лицею, где воспитываются и обучаются дети, чьи родители погибли в горячих точках, Марина Филипповна и Борис Моисеевич отдали двадцать лет жизни. Основал его Михаил Ходорковский, который планировал, что таких учебных заведений будет не одно, но помешало дело ЮКОСа.