Category: политика

Рис.А.Збуцкой

Владимир Кара-Мурза: "Права [РФ] восстановлены. Настало время поговорить об обязанностях"

В своём решении по второму делу ЮКОСа Европейский суд по правам человека признал нарушение российскими властями сразу трёх статей Конвенции о защите прав человека и основных свобод: 6-й («право на справедливое судебное разбирательство»), 7-й («наказание исключительно на основании закона») и 8-й («право на уважение частной и семейной жизни»).

В переводе с юридического языка на обычный это означает, что процесс по делу ЮКОСа был необъектиным и что в отношении его фигурантов должна быть восстановлена справедливость.

В отношении одного из них – Василия Алексаняна – это, к сожалению, невозможно. В 2011 году бывший вице-президент ЮКОСа скончался в возрасте 39 лет после намеренного отказа в лечении во время заключения в СИЗО, когда он него добивались лжесвидетельств против руководителей компании.

Таких же лжесвидетельств добиваются от Алексея Пичугина, который находится в заключении 17-й (!) год. Он выиграл уже два дела в Европейском суде. В декабре Комитет министров Совета Европы призвал российские власти незамедлительно принять меры к его освобождению.

Прошлым летом Парламентская ассамблея Совета Европы вопреки протестам многих делегаций приняла решение о восстановлении прав российских депутатов. Главным лоббистом этого решения было правительство ФРГ: министр иностранных дел Хайко Маас тогда заявил, что «место России в Совете Европы – со всеми вытекающими правами и обязанностями».

Права восстановлены. Настало время поговорить об обязанностях. И в первую очередь – о необходимости скорейшего выполнения решений Европейского суда, которые, согласно 46-й статье Конвенции и 15-й статье российской Конституции, имеют для нашей страны обязательную силу.

Источник
Рис.А.Збуцкой

МБХ: "Теперь осталось добиться восстановления нарушенных прав, главное – освобождение Пичугина"

Сегодня поставлена важная точка в международной уголовно-правовой оценке «дела Юкоса».

6 последовательными решениями ЕСПЧ теперь уже по всем частям процесса признано – то, что делала российская власть в отношении меня и моих коллег не было «справедливым судом».

Это теперь касается всех аспектов – от уголовного преследования по налоговым статьям до навешанных на моих друзей и коллег заведомо ложных криминальных обвинений.

Да, в ЕСПЧ нам не удалось доказать, что причины псевдоправового бандитизма были только политические, несмотря на то, что этот факт признан в ряде международных решений.

Откровенно говоря, я теперь и сам до конца не уверен, что было главным – боязнь политической конкуренции или элементарная алчность кремлевской своры, захватившей российское государство.

Гаагский арбитраж подробно, 10 лет, при участии и согласии арбитра, выбранного Кремлем, разбирался во всем этом кретинизме и, вне зависимости от того, будет ли подтверждено его формальное право на требование компенсации, свой вердикт вынес – кремлевская группировка украла у всех акционеров Юкоса 94 млрд долларов.

Тем не менее никто не может помешать желающим верить, что «Юкос» –второй по размерам налогоплательщик страны, не платил налогов вовсе, а украл всю добытую нефть.

Никто не может запретить считать, что «все состояния сделаны путем преступлений».

Для всех нас важно иное: если мы хотим жить в нормальном, правовом государстве, если мы хотим безопасности, а не силового беспредела, то мы обязаны защищать конституционное право каждого считаться невиновным, пока его вина не будет доказана в настоящем судебном процессе.

И вот эта точка поставлена – справедливого процесса не было.

Все обвиняемые невиновны.

Теперь осталось добиться восстановления нарушенных прав, главное из которых – освобождение Алексея Пичугина, томящегося в тюрьме уже 16 лет.

И провести справедливый судебный процесс. Уже над настоящими преступниками.

Источник
Рис.А.Збуцкой

Комитет министров Совета Европы призвал Россию освободить Алексея Пичугина

Комитет министров Совета Европы на своем декабрьском заседании, прошедшем в Страсбурге 3-5 декабря, принял постановление по делу бывшего сотрудника компании ЮКОС Алексея Пичугина, признанного рядом правозащитных организаций политзаключенным.

Комитет призвал Российскую Федерацию как можно скорее принять меры для освобождения Пичугина и вновь отметил возможность, которую предоставляет процедура помилования. О решении Комитета министров Совета Европы сообщил на своей странице в Фейсбуке со ссылкой на официальный сайт Совета Европы журналист, председатель Фонда Бориса Немцова Владимир Кара-Мурза-младший.

Это уже седьмое постановление КМСЕ с требованием выполнить решения Европейского суда по правам человека по делам Пичугина. Одним из возможных способов восстановления справедливости в отношении Пичугина КМСЕ называет его помилование. Пичугин уже дважды обращался к Владимиру Путину с соответствующим ходатайством. Также помиловать ее сына просила через «Новую газету» Алла Пичугина, но осужденный получил отказ.

"Новая газета"
Рис.А.Збуцкой

Минюст РФ включил "Север.Реалии" в список иностранных агентов

Рис.А.Збуцкой

О преследовании Пермского Мемориала

Заявление Международного Мемориала

31 октября 2019 года, на следующий день после Дня памяти жертв политических репрессий, в офис Пермского Мемориала и на квартиру его председателя пришли с обыском полицейские. По имеющимся сведениям, обыск проводится в рамках уголовного дела о незаконной вырубке деревьев. Якобы эти деревья были вырублены экспедицией Пермского Мемориала – при расчистке кладбища польских и литовских спецпоселенцев близ бывшей деревни Галяшор.

Вызывает изумление сам повод для обыска – что ищут полицейские: вырубленные деревья или, быть может, «орудия преступления»?

Но факт возбуждения уголовного дела вызывает и изумление, и возмущение. Стоит напомнить, что на прошлой неделе Министерство природных ресурсов Пермского края выписало Пермскому Мемориалу предупреждение и два штрафа на общую сумму 250 тысяч рублей. Особое звучание сюжету придает название статьи 7.9. КоАП, по которой выписаны штрафы: «Самовольное занятие лесных участков».

Нынешние чиновники не могут смириться с тем, что спецпоселенцы заняли под свои могилы участки земли, на которой оказались не по своей воле, на которой никогда не предполагали ни жить, ни умирать.

Преступники, по вине которых эти люди умерли вдали от родных мест, остались безнаказанными, а сегодня преследуют тех, кто пытается искупить вину государства перед погибшими и их родными.

Вряд ли можно найти цивилизованную страну, где такими способами преследовали бы тех, кто ухаживает за могилами погибших – гражданских лиц или солдат.

Мы требуем незамедлительно прекратить возмутительные действия пермских силовиков и наказать виновных в издевательстве над законом и памятью жертв.

Иначе честнее будет просто упразднить Концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий.

Правление Международного Мемориала

Москва, 31 октября 2019 года
Рис.А.Збуцкой

Незабытые политзэки

Этот текст я хотела назвать «Забытые политзэки». Потому что в последние месяцы в связи с набирающим всё новые обороты «московским делом» мы стали меньше говорить о тех, кто сидит по политическим мотивам давно. О председателе Карельского «Мемориала» Юрии Дмитриеве, обнаружившем и превратившем место массовых расстрелов Сандармох в место памяти. О бывшем сотруднике ЮКОСа Алексее Пичугине, отказавшемся оболгать руководство неугодной властям компании и получившем пожизненное заключение. Но то, что я услышала на круглом столе в Сахаровском центре «Политические заключенные в России в 2019 году», который организовали ПЦ «Мемориал» и Фонд Бориса Немцова за свободу, побудило меня изменить первоначальный замысел.

30 октября — официальная памятная дата РФ, День памяти жертв политических репрессий в СССР. Однако в последнюю пару десятков лет эта дата всё больше обретает свой изначальный смысл — День политзаключенного. 45 лет назад, 30 октября 1974 года, по инициативе Кронида Любарского и других узников мордовских и пермских советских политических лагерей была проведена голодовка с требованием признать их статус политзаключенных, а также против пыточных условий содержания. И мы сейчас в этот день тоже не только вспоминаем о жертвах Большого террора, советского режима в целом, но и требуем освобождения нынешних политзаключенных.
Collapse )
Рис.А.Збуцкой

Выступление адвоката Алексея Пичугина Ксении Костроминой на круглом столе в Сахаровском центре

"Политические заключенные в России в 2019 году". Организаторы ПЦ "Мемориал" и Фондом Бориса Немцова за свободу. 30 октября 2019 г.



Добрый день, меня зовут Ксения Костромина, я адвокат Алексея Пичугина, занимаюсь его делом с 2004 года. Алексей был задержан 19 июня 2003 года, он был арестован первым по так называемому "большому делу ЮКОСа", все остальные были арестованы потом. Все остальные на сегодняшний день вышли из-под стражи, кроме Василия Алексаняна, который умер в заключении. Алексей под сражай находится по сей день. Я не говорю уже об исчерпании всех средств защиты внутри страны, нами были поданы две жалобы в Европейский суд по правам человека, которые рассматривались долгие годы. В итоге по двум жалобам нами были получены решения Европейского суда, в которых, в частности, говорилось о том, что в отношении Алексея было нарушено его право на справедливое судебное разбирательство. Это было признано в двух уголовных делах, по которым он был осужден. По первому делу он получил 20 лет лишения свободы, а по второму делу – пожизненный строк, который в настоящее время и отбывает.
Collapse )