Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

Рис.А.Збуцкой

В ИК-6 Мордовии во время карантина больные туберкулезом шили маски

О том, как осужденного Александра Маркина, отбывающего наказание в ИК-6 Мордовии, принуждают к работе, я писала здесь: https://www.svoboda.org/a/30318762.html и здесь: https://www.svoboda.org/a/30690951.html

За то, что Маркин сидит в колонии для осужденных пожизненно, его отныне обязали платить (см. приложенную "претензию" от ИК-6). А вчера Маркин рассказал своему адвокату о происходившем в колонии во время карантина. В частности, Маркин сообщил, что с марта по апрель 2020 года в ИК-6 осужденные, больные туберкулезом, шили одноразовые медицинские маски в антисанитарных условиях. По утверждению Маркина, маски валялись на полу, на них кашляли, о них вытирали лицо и руки. Было сшито 70 тыс. масок (в каждой упаковке по семь масок). Возникает вопрос, эти маски дезинфицируют впоследствии или так и продают конечному потребителю? Если нет, то чем при их использовании выше шанс заболеть: коронавирусом или туберкулезом?
Collapse )
Рис.А.Збуцкой

4 июня КМСЕ вернется к делу Алексея Пичугина

Как сообщал ранее "Мемориал", Комитет министров Совета Европы (КМСЕ) на своем июньском заседании должен вновь вернуться к делу Алексея Пичугина. Учитывая чрезвычайные обстоятельства, связанные с пандемией COVID-19, заседание будет проходить в дистанционном формате и продлится один день.

"Мемориал" обратился в Совет Европы с просьбой проверить неисполнение Россией решений ЕСПЧ в отношении бывшего сотрудника ЮКОСа. За 10 лет своего существования эта процедура применялась только однажды – в деле азербайджанского оппозиционера Ильгара Мамедова. Тогда это привело к его освобождению – Мамедов вышел по УДО.

Начало заседания в 10:00 по европейскому местному времени.

https://rm.coe.int/native/09000016809e33de
Рис.А.Збуцкой

В суд между заключенным и его колонией вмешался карантин

Вера Васильева, 21.04.2020

На фоне множества разговоров, как пересидеть взаперти дома месяц карантина и не сойти с ума, а также очень тревожных публикаций о распространяющейся, возможно, по СИЗО и колониям эпидемии коронавируса я думаю о своих адресатах за решеткой. «До особого указания», согласно постановлению ФСИН, отменены свидания заключенных с родственниками, запрещены визиты адвокатов и членов Общественных наблюдательных комиссий (ОНК). Единственная связь, которая у меня, как и у многих, осталась – переписка. Но она стала на сегодня зачастую односторонней. И в «меирное» время ждать ответов из мест не столь отдаленных приходится подолгу, что же говорить о нынешнем. Контакты прервались внезапно и, как это обычно бывает, в самый тревожный момент. Есть еще где-то телефонные звонки за решетку – официальные или нелегальные, но далеко не везде.

Один из таких моих адресатов – заключенный Александр Маркин. За развитием уголовного дела Маркина я, как журналист, наблюдала с В 2008 года, когда он сначала оказался на некоторое время в одной камере московского СИЗО «Матросская тишина» с бывшим сотрудником ЮКОСа Алексеем Пичугиным, а потом был полностью оправдан присяжными Мособлсуда и отпущен на свободу. Тогда Маркин сам связался со мной и дал интервью для «Новой газеты» о встрече с Пичугиным в застенках. Но впоследствии Маркин был признан виновным при пересмотре дела, инициированном по ходатайству прокуратуры. Сейчас он отбывает наказание в колонии ИК-6 Мордовии. К убедительности доказательной базы обвинения у меня по-прежнему много вопросов.

Возражение ГУЛАГа?
Collapse )