Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Татьяна Черникова, «Мемориал»: О допросе К.Лебедева в суде над Удальцовым и Развозжаевым

Оригинал взят у c_tanya в О допросе К.Лебедева в суде над Удальцовым и Развозжаевым

Была сегодня на судебном заседании по делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, которых обвиняют в организации массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 г. Сегодня там допрашивали ключевого свидетеля обвинения Константина Лебедева, который пошел на сделку со следствием и уже признан виновным в организации этих массовых беспорядков.

В прошлом году Лебедев давал много интервью, заявляя, что якобы его показания касаются только его самого, а также Удальцова и Развозжаева, что, дескать, это дело их троих, они знали, на что шли, и сами между собой разберутся. Но сегодня в суде Лебедев фактически дал показания еще против целого ряда лиц.

Как мне показалось, Лебедев сегодня пытался в своих показаниях смягчить «вину» Удальцова и Развозжаева, возложив главную ответственность за события на Болотной на «либеральную часть оргкомитета митинга». Так Лебедев пояснил, что он, Удальцов и Развозжаев действительно планировали массовые беспорядки на Болотной, но совсем не те, что произошли в реальности 6 мая 2012 г. Они хотели установить на Болотной палаточный лагерь, который бы стал центром притяжения протестно-настроенных граждан, а дальше мирно защищать этот лагерь от полиции без применения насилия. С этой целью на деньги Гиви Таргамадзе были закуплены 10 палаток, которые Лебедев поручил установить на площади Анастасии Рыбаченко, которая сама изъявляла такое желание. При этом обычным гражданам после окончания согласованного митинга планировалось все объяснить и предоставить выбор: либо покинуть площадь, либо примкнуть к палаточному лагерю.

Но этим прекрасным планам Лебедева, Удальцова и Развозжаева не суждено было сбыться из-за противодействия «либеральной части оргкомитета митинга», которая с самого начала планировала сорвать согласованный с властями митинг, организовать вместо него сидячую забастовку и увезти ничего не подозревающую толпу вместо митинга на цепь ОМОНа, организовав прорыв. Удальцов не был согласен с такими планами «либеральной части оргкомитета», но после того как большинство оргкомитета проголосовало именно за такой сценарий, вынужден был подчиниться и из чувства дисциплины принял участие в сидячей забастовке. При этом, по версии Лебедева, оргкомитет выбрал такую стратегию из-за недовольства в интернете рядовых сторонников оппозиции нерешительностью оргкомитета.

На вопрос о том, кто были членами оргкомитета, Лебедев сказал, что всех не помнит, но что эта информация есть в открытых источниках. Когда его попросили назвать тех, кого он помнит, Лебедев назвал Навального, Немцова, Чирикову и почему-то Каспарова, который уже много лет не занимается организацией оппозиционных митингов.

Довольно много Лебедев говорил об организации тренингов для российских оппозиционеров в Литве, в которых с ними якобы делились опытом, как делать революции. По его словам, на эти тренинги ездило очень мало активистов Левого Фронта, а в основном туда ездили либеральные активисты, за отправку которых отвечала Анастасия Рыбаченко.

А, в целом, Лебедев, Удальцов и Развозжаев якобы брали деньги у Гиви Таргамадзе на создание и развитие сильной левой организации в России, в которую, в частности, должен был войти депутат ГД Илья Пономарев, на печатку агитационной продукции и иную деятельность этой организации.

Лебедев также заявил, что Развозжаев в его присутствии рассказывал Гиви Таргамадзе о планируемых им радикальных действиях, а также о том, что это он организовал прорыв цепочки на Болотной, но, по мнению Лебедева, это Развозжаев так «хвастался» перед Таргамадзе ради получения денег, а в реальности он ничего этого организовать не мог.

В целом, у меня сложилось впечатление, что на основании показаний Лебедева будет сложно признать Удальцова и Развозжаева виновными в организации каких-либо реально произошедших событий. Скорее эти показания можно использовать для доказательства иностранного финансирования их деятельности, а также попыток организации некоторых неосуществленных действий. Зато в этих показаниях упомянуты целый ряд третьих лиц, и неизвестно, как это отразится на их судьбе. И, как мы видим, повсюду присутствуют злые либералы, которые якобы все организовали, что тоже вызывает беспокойство.

Все это еще раз делает актуальным вопрос о том, насколько допустимо в рамках одного и того же уголовного дела сначала судить человека, заключившего сделку со следствием, а потом тех, кто не признает себя виновными. Недавно такой порядок вещей критиковал генпрокурор Чайка. Сегодня на заседании суда эту проблему подробно проанализировал адвокат Аграновский, который сделал подробное ходатайство о направлении от имени суда запроса в Конституционный суд о проверки соответствия Конституции положений законодательства, регулирующего эти вопросы. Однако, это ходатайство было отклонено судьей под предлогом того, что КС уже рассматривал этот вопрос в 2003 г. В общем, проблема остается актуальной.

Развозжаев сегодня снова поднимал перед судом вопрос о транспортировки его в суд в тяжелых условиях, в результате чего, он, в частности, постоянно не высыпается, плохо себя чувствует и не может полноценно осуществлять свою защиту в суде. Развозжаев даже ходатайствовал о том, чтобы вместо его доставки в суд, ему бы организовывали видеоконференцию с судом в СИЗО. Судья отклонил это ходатайство, т.к. УПК требует личного присутствия подсудимого. Формально судья, наверное, прав, но, тем не менее, что-то должно меняться с условиями содержания подсудимых и их доставкой в суд. И вообще мне не очень понятно, почему Развозжаеву нельзя также как Удальцову избрать меру пресечения в виде домашнего ареста. Вместо этого судья делает замечания Развозжаеву, что тот, дескать, как-то не так сидит в клетке.

Ну и под конец о забавном. Судья помимо легкого раздражения по отношению к оппозиционерам, еще явно испытывает и явный интерес к оппозиционному миру. Сегодня под конец допроса судья, рассказав анекдот про Петьку и Чапаева, начал забрасывать Лебедева множеством вопросов общеполитического и философского характера. В частности, судья интересовался, насколько Лебедев считает Удальцова компетентным, чтобы управлять таким большим государством, как Россия, на какую поддержку они могли бы реально рассчитывать в народе, какие посты предложил бы Удальцов Лебедеву и Развозжаеву, придя к власти, разрешил бы Левый Фронт, придя к власти, существование других оппозиционных организаций, планировал ли ЛФ распустить только Государственную Думу или же все государственные и общественные институты, включая органы местной власти и профсоюзы, что бы изменилось от новых выборов в Госдуму, бывают ли ненасильственные революции и как их осуществить и т.д. Лебедев при этом пытался несколько раз объяснить судье, что они с соратниками были реалистами, не пытались делить шкуру неубитого медведя и думали, в основном, не о тех вопросах, которые задает судья, а о том, как провести ближайшую акцию и как создать сильную левую организацию. Но судья не успокаивался и продолжал задавать общие политические вопросы, сопровождая их советами найти работу и финансировать деятельность оппозиции из собственных источников вместо иностранных денег. В общем, судья, наверное, решил, что это его первая и последняя возможность в жизни пообщаться с политическими активистами, и решил задать все вопросы, которые у него накопились к оппозиции:)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments