Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Частное и общее

В блоге на Радио Свобода вышла моя новая заметка об Алексее Пичугине. Увы, контактов Татьяны Фельгенгауэр, с которой я здесь полемизирую, я не нашла и потому не смогла написать ей лично.

Платон Лебедев на свободе. Это замечательная и очень долгожданная новость. Его арестовали десять с половиной лет назад и использовали по сути как заложника, с помощью которого оказывали давление на Михаила Ходорковского. В заключении Лебедев оставался в тени своего друга и экс-партнера по бизнесу. О нем не снимали фильмов, у него не пытались взять интервью десятки журналистов, к нему не приезжали представители иностранных государств. Да и сам Платон Леонидович едва ли стремился к публичности. Не писал статей. Предпочитал сражаться с "ОПГ – организованной прокурорской группой", как он выражался, исключительно в юридической плоскости, в стенах суда и прокуратуры.

Свобода не всегда значит – справедливость. В отношении Ходорковского и Лебедева не отменены неправосудные судебные акты. Над ними "висит" многомиллиардный иск, не позволяющий Ходорковскому вернуться в Россию, а Лебедеву, скорее всего, выехать из нее. И все-таки это – свобода. После освобождения Лебедева за решеткой остался только один заложник "дела ЮКОСа" – бывший начальник отдела внутренней экономической безопасности нефтяной компании Алексей Пичугин. "Войны не заканчиваются, пока хотя бы один солдат не вернулся домой. Я с этой максимой, которая в известном фильме была, абсолютно согласен", – сказал Михаил Ходорковский вскоре после освобождения в интервью журналу The New Times. К сожалению, о Пичугине говорят еще стократ меньше, чем о Лебедеве. О том, как фальсифицировали его дело, подбирали лжесвидетелей, проводили заказные судебные процессы. Шантажировали, требуя оговор в обмен на свободу, пытали, применяя психотропные вещества. Об этом знают мало или не хотят знать?

Я считаю, что это касается в первую очередь нас, журналистов. Ведь мы информируем читателей, слушателей, зрителей, и во многом от нашей добросовестности зависит объективность бытующего в обществе мнения по тому или иному вопросу. В день, когда Президиум Верховного суда принял решение об освобождении Платона Лебедева, журналист "Эха Москвы" Татьяна Фельгенгауэр в ходе беседы прерывала адвоката Ходорковского Вадима Клювганта, пытавшегося ответить на вопросы слушателей о будущей судьбе Пичугина. "Это совершенно другое дело, по другим статьям. Не стоит всех людей из ЮКОСа в одно дело сваливать", – сказала она. Еще раньше эта же радиоведущая в интервью с Валерией Новодворской подчеркивала, что Пичугин осужден "по делу об убийстве", и призывала "разделять" узников.

Да, номера уголовных дел разные, статьи УК разные. Но ведь суть в том, что все это – расправа под прикрытием юридических процедур. И дело Пичугина, как и дело Ходорковского – Лебедева, представляет собой часть одного большого и многогранного дела ЮКОСа, неразрывно связанную с другими. Я не исключаю, что вопрос о так называемом третьем деле ЮКОСа решился в 2013 году именно так, как он решился, во многом благодаря Пичугину. Ведь именно тогда к нему, по сведениям МБХ, вновь приходили, чтобы, спустя шесть (!) лет пожизненного заключения в колонии "Черный дельфин" опять потребовать лжесвидетельство на руководство ЮКОСа в обмен на смягчение наказания – замену пожизненного конечным сроком. Пичугин отказал. И, возможно, именно этим он поставил точку в преследовании Ходорковского.

А потом Президиум Верховного суда отказался отменить ему приговор по первому уголовному делу, вопреки постановлению ЕСПЧ. Кстати, произошло это в том же зале на минус четвертом этаже, где спустя ровно три месяца под председательством того же зампреда Верховного суда Серкова было принято решение об освобождении Платона Лебедева. И даже режим отбывания наказания Пичугину не смягчили (за все время в заключении у него ни разу не было длительных свиданий с родными), хотя спустя десять лет отсидки могли бы. Но, видимо, отказавшись сотрудничать, не заслужил?

Пичугин своим Поступком, который длится уже десять с половиной лет, поднялся на такую моральную высоту, до которой многим из нас никогда не дотянуться. А мы отворачиваемся от него, ссылаясь на тяжесть ни чем не доказанных обвинений, вместо того, чтобы в них разобраться. Из-за лени ли? Из-за лицемерия? Равнодушия? Ходорковский, комментируя отказ (далеко не первый за десять лет) Пичугина лжесвидетельствовать, сказал: "Этого достаточно, чтобы я о его судьбе думал столь же серьезно, как и о своей личной". И по всему его поведению очевидно, что это не декларация о намерениях, но тщательно разрабатываемый план действий. Думаю, его позиция заслуживает того, чтобы к ней прислушаться.

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments