Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Суд над Алексеем Пичугиным: немного о действующих лицах и атмосфере в зале заседаний

Обстановка в зале суда дает, пожалуй, не менее богатую пищу для размышлений, чем собственно разбирательство дела.

Стиль ведения заседания судьи Владимира Усова разительно контрастирует с манерой Ирины Колесниковой (председательствовавшей на процессе Михаила Ходорковского и Платона Лебедева). В отличие от Колесниковой, Владимир Георгиевич демонстрирует одинаковое отношение к обеим сторонам. Он предоставляет равную возможность выступать и обвинению, и защите, удовлетворяет (как, впрочем, и отклоняет) ходатайства и тех, и других. Все это внушает некоторую надежду на справедливость, но... Но в памяти постоянно всплывает процесс над Светланой Бахминой, на котором судья также показывала свою объективность, а в приговоре практически дословно повторила текст обвинительного заключения прокуратуры, будто и не было многочисленных показаний, подтверждающих полную невиновность заключенной.

В отличие от внешне беспристрастного судьи, прокуроры ведут себя в "лучших" традициях тов. Вышинского. Их пафосные речи изобилуют красочными эпитетами (видимо, призванными заменить конкретные факты). И потому хихиканье, которое зачастую не в силах сдержать представительница гособвинения, звучит особенно дико.

Среди адвокатов Пичугина особенно яркие выступления у г-на Каганера, хотя, безусловно, высокий профессионализм, человеческая порядочность всех защитников вызывают чувство глубокого уважения.

Клетка, в которой сидят обвиняемые, сделана не железа (как у Ходорковского и Лебедева в Мещанском суде), а из пуленепробиваемого стекла. Для того, чтобы обменяться репликами с судьей, им необходимо пользоваться микрофоном, т.к. иначе ничего не слышно. Слово подсудимым пока еще не предоставляли. Некоторые из них, в том числе Алексей Пичугин, записывают происходящее на процессе, другие – только лишь слушают выступающих. Держатся спокойно и выдержанно.

Особенно тяжело наблюдать за тем, как переглядываются Алексей Пичугин и его близкие (на процесс также приходит родственница Владислава Левина). Обмен улыбками через стекло клетки, когда рассматриваются столь ужасные обвинения, – занятие психологически довольно тяжелое и странное. Тем не менее траурное выражение лиц только усугубило бы тяжесть ситуации.

Охрана ведет себя по отношению к близким заключенных жестко, если не сказать – жестоко (помимо конвоиров в военной форме среди охраны постоянно присутствует какой-то человек в штатском). Помещение спроектировано таким образом, что пройти к скамейкам посетителей можно как мимо клетки, так и через центр зала – мимо судьи, между столами обвинения и защиты. Сначала маршрут следования посетителей никто не регламентировал. Но сообразив, что таким образом родственникам предоставляется дополнительная возможность обменяться взглядами, охранники запретили проходить мимо клетки. Такие действия вызвали взрыв отчаяния со стороны членов семьи Алексея Пичугина и бурное возмущение адвоката, однако тюремщики остались непреклонными. Кому и зачем понадобилось так нагнетать обстановку – непонятно.

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments