Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Об освещении в СМИ решения ЕСПЧ по "делу ЮКОСа"

25 июля 2013 года Европейский суд по правам человека огласил Постановление по делу "Ходорковский и Лебедев против России". После вала комментариев экспертов – от адвокатов экс-главы "ЮКОСа" до противной стороны, не будучи юристом, не возьму на себя смелость делать собственный анализ. Однако не могу не высказаться о реакции некоторых коллег-журналистов.

Из документа, в частности, следует, что ЕСПЧ не нашел достаточных оснований для признания факта нарушения Россией в отношении заявителей статьи 18 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Первым "отличился" "Интерфакс".

"Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) отклонил жалобу бывших топ-менеджеров компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского и Платона Лебедева о том, что уголовное преследование в отношении них было политически мотивированным", – отрапортовало информагентство. При этом оно почему-то умалчивало о содержании большей части решения Страсбурга.

Далее в сообщении "Интерфакса" содержалась и совсем уж откровенная ложь:

"Кроме того, ЕСПЧ не выявил нарушений права Ходоркоского и Лебедева на справедливое судебное разбирательство".

Вслед за "Интерфаксом" эту ложь распространили многие другие российские СМИ.

Читайте первоисточники, коллеги! Если уж не 200-страничное Постановление ЕСПЧ на английском языке, то хотя бы русскоязычные пресс-релизы Суда.

С ними, кстати, 25 июля тоже происходила беспрецедентная чехарда. Вероятно, она была вызвана вольной интерпретацией отечественными комментаторами сути решения.

ЕСПЧ был вынужден дважды (!) изменять заголовок пресс-релиза по делу Ходорковского и Лебедева.

В первоначальной версии говорилось, что "обвинения против двух российских бизнесменов имели весомые основания".

Вторая версия заголовка пресс-релиза была более нейтральной, но совсем не передавала сути Постановления ЕСПЧ: "Суд вынес решение По делу Ходорковского и Лебедева против России".

Предположительно, обе эти версии отозваны, поскольку в настоящее время на официальном сайте Страсбургского суда они недоступны.

Наконец, заголовок третьего пресс-релиза гласит:

"Обвинения, предъявленные двум российским бизнесменам, были законны, но судебное рассмотрение их дела было несправедливым, а их направление в отдаленные исправительные колонии – необоснованным".

Эта версия пресс-релиза настоящее время доступна на официальном сайте ЕСПЧ.

Благодаря третьему изменению, сделавшему заголовок менее компактным, но зато более точным, становится очевидной ложь о том, что "ЕСПЧ не выявил нарушений права на справедливое судебное разбирательство".

Страсбургский суд ВЫЯВИЛ нарушения этого права, гарантированного статьей 6 Европейской Конвенции – в связи с тем, что Михаилу Борисовичу и Платону Леонидовичу НЕ БЫЛА ОБЕСПЕЧЕНА ВОЗМОЖНОСТЬ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ СО СВОИМИ ЗАЩИТНИКАМИ, а также НЕСПРАВЕДЛИВЫМ СОБИРАНИЕМ И ИССЛЕДОВАНИЕМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ.

В свою очередь, статья 18 Конвенции говорит о том, что человек подвергся уголовному преследованию не за имевшие место (по версии следствия) преступления, а по другим причинам. В практике Европейского Суда это крайне редкая статья.

И это, наверное, закономерно. Такие правонарушения крайне трудно доказуемы. Едва ли существуют документы, подписанные первыми лицами российского государства или хотя бы руководителями следственных групп по "делу ЮКОСа", где прописано кому-либо из судей совершать преступления против правосудия, а какому-либо из высших чиновников предоставлено право отдавать преступные указания.

Приведу хорошо известный мне пример из "смежного" уголовного дела.

Следователь Александр Банников, работавший под началом следователя Юрия Буртового, откровенничал с Михаилом Овсянниковым, фигурантом дела бывшего сотрудника "ЮКОСа" Алексея Пичугина: "…это дело государево, и не попасть в оборот можно, только сотрудничая с нами".

Тот же Банников увещевал уже самомого Пичугина, что "знакомиться с этим "мусором" (материалы дела) не имеет никакого резона", поскольку "дело политическое". Мол, лично Пичугин никого не интересует, а "интересуют Невзлин, Ходорковский и другие совладельцы нефтяной компании". Какие бы прекрасные адвокаты его ни защищали, "исход дела предопределен".

Но эти беседы, конечно, велись наедине, а не в публичном судебном разбирательстве или хотя бы под прицелами объективов журналистов.

Насколько мне известно, при рассмотрении Страсбургом жалоб на Россию статья 18 была признана нарушенной только единственный раз – в деле Владимира Гусинского. Было установлено, что Гусинский преследовался в уголовном порядке не за те преступления, которые ему были вменены, а с совершенно иной целью – с тем, чтобы принудить его отказаться от активов, которыми он владел.

Главное же сейчас то, что Постановление ЕСПЧ позволяет поставить вопрос об отмене приговора Мещанского суда от мая 2005 года и проведении нового – справедливого – судебного разбирательства.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/17071

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments