Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

Опубликован наиболее полный текст материалов о Пичугине, прозвучавших в эфире Радио Свобода 19.06.13

САЙТ ЖУРНАЛИСТА ВЛАДИМИРА ВЕДРАШКО, ЛИЧНЫЙ АРХИВ

Десять лет из «пожизненного срока» Алексея Пичугина

19—20 июня Радио Свобода вновь рассказало о бывшем начальнике отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Алексее Пичугине — на сей раз в связи с десятилетием со дня его ареста 19 июня 2003 года. Текст передачи и её подкаст находятся по этим адресам, соответственно: http://www.svoboda.org/content/article/25021218.html и http://www.svoboda.org/audio/audio/954439.html. Печально известные формулировки из приговора Пичугину — «в неустановленное время, в неустановленном месте» превратились в судебный прецедент: подсудимых в России стало возможным приговаривать к десяткам лет лишения свободы, даже если инкриминируемые им деяния происходили в «неустановленном месте» и «в неустановленное время», то есть, если они не были доказаны.

Принято считать, что дело ЮКОСа началось с ареста Алексея Пичугина. Некоторые журналисты тогда назвали этот арест «чёрной меткой» для Михаила Ходорковского.

ИЗ ХРОНИКИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ АЛЕКСЕЯ ПИЧУГИНА

Алексей Пичугин был арестован 19 июня 2003 года в связи с обвинением его в организации убийства (якобы в интересах компании ЮКОС) в 2002 году тамбовских бизнесменов Ольги и Сергея Гориных, а также в 1998 годупокушения на главу Управления по общественным связям мэрии Москвы Ольгу Костину и разбойного нападения и покушения на управляющего компании «РОСПРОМ» Виктора Колесова.

14 июля 2003 года в СИЗО ФСБ «Лефортово» в ходе допроса двое неизвестныхпредположительно, сотрудники ФСБприменили к Алексею Пичугину так называемую «сыворотку правды». Результатом стали провалы в памяти, головные боли, галлюцинации, повышенное артериальное давление, перепады психического состояния, другие тяжёлые последствия для здоровья.

4 октября 2004 года в Московском городском суде начались слушания по делу 0Пичугина, на которые по инициативе Генеральной прокуратуры РФ был наложен гриф «секретно».

ВЕДУЩИЙ: В то время руководителем службы безопасности ЮКОСа работал Михаил Шестопалов, которого коллеги характеризовали как человека чрезвычайно компетентного, хотя и «жёсткого». Об этом написано в книге «Алексей Пичугин — пути и перепутья (биографический очерк)». Автор книги Вера Васильева обращает внимание на то, что после начала дела ЮКОСА большинство средств массовой информации писали о Пичугине, как о «начальнике службы безопасности», обходя вниманием тот факт, что Пичугин возглавлял лишь один из отделов в рамках этой службы.

(ЖЕНСКИЙ ГОЛОС): В ответ на мой вопрос «Мог ли Алексей Пичугин без Вашего ведома, напрямую, получать распоряжения Леонида Борисовича Невзлина?» Михаил Шестопалов заметил:

(МУЖСКОЙ ГОЛОС): В Вашем вопросе, на мой взгляд, крайне неверная посылка. Попытаюсь объяснить. За 10 лет работы службы безопасности банка «МЕНАТЕП», а затем НК «ЮКОС» это единственный случай привлечения ее сотрудника к уголовной ответственности. Надеюсь, понятно, что инкриминируемые Алексею преступления не имеют никакого отношения как к нему самому, так и к службе безопасности.

Функции службы безопасности как банка, так и нефтяной компании были четко прописаны в соответствующем уставе, регламентах и должностных обязанностях каждого сотрудника. Такие же инструкции были утверждены по каждому руководителю компании. Смею Вас заверить, что ни в одном документе не было прописано кому-либо совершать преступления, а какому-то руководителю предоставлено право отдавать преступные приказы. Это изначальная глупость, нужная понятно кому и служащая единственной цели — «притянуть за уши» к этому сфальсифицированному уголовному делу руководителей компании.

Проблема «кто кому мог или не мог давать указание» — абсолютно надуманная. Уже всем ясно зачем, почему и кем было организованно это дело.

ВЕДУЩИЙ: Автор книги продолжает:

(ЖЕНСКИЙ ГОЛОС): Решали ли Вы кадровый вопрос о приеме Алексея Пичугина на работу в службу безопасности? Если да, то какие его характеристики приняли во внимание? Имел ли для Вас значение тот факт, что Алексей Пичугин ранее работал в КГБ?" — также спросила я.

(МУЖСКОЙ ГОЛОС): Кадровые и оргштатные вопросы по перечисленным службам, в пределах утвержденных смет расходов и структур, решались мною самостоятельно, в том числе издание приказов о назначении их сотрудников и руководителей. Это было предусмотрено соответствующими регламентами компании.

На эти должности назначались, главным образом, офицеры и генералы запаса профильных организаций (министерство обороны, МВД, КГБ-ФСБ), имеющие соответствующее образование и значительный опыт работы.

В подразделения внутренней и экономической безопасности сначала банка «МЕНАТЕП», а затем нефтяной компании ЮКОС (и его организаций на местах) назначались, как правило, бывшие сотрудники ОБЭП (ОБХСС) МВД, а также особых отделов КГБ-ФСБ, так как они имели опыт работы с трудовыми коллективами, руководителями хозяйственных структур, в том числе на территории военных городков, и гражданским персоналом.

Именно таким офицером запаса являлся Пичугин.

За время работы Алексей зарекомендовал себя с исключительно положительной стороны. Неоднократно поощрялся и награждался в соответствии с теми нормативными актами, которые имелись в компании и в службе.

Отношения в коллективе у него были ровные, он был требовательным руководителем, в то же время правильно строил отношения с руководителями подразделений в обслуживающих структурах компании.

(ЖЕНСКИЙ ГОЛОС): Какие функции выполнял отдел экономической безопасности, который возглавлял Алексей Пичугин?

(МУЖСКОЙ ГОЛОС): Функции отделов были четко регламентированы в соответствующих должностных инструкциях и регламентах. В частности, он отвечал за проведение различных проверок и внутренних расследований, связанных с финансово-хозяйственной деятельностью и выявлением различных злоупотреблений в процессе этой деятельности, получение и последующую реализацию различных материалов во взаимодействии и при активном участии соответствующих оперативных аппаратов МВД и ФСБ (по линиям работы). Делал это он весьма успешно.

ВЕДУЩИЙ: Это был фрагмент из книги Веры Васильевой. На вопросы автора отвечал бывший глава службы безопасности ЮКОСА Михаил Шестопалов.

ИЗ ХРОНИКИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ АЛЕКСЕЯ ПИЧУГИНА

30 марта 2005 года судья Наталья Олихвер вынесла Алексею Пичугину приговор20 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

14 апреля 2005 года Алексею Пичугину были предъявлены новые обвинения в организации убийств. По версии гособвинения, Алексей Пичугин действовал, руководствуясь поручением вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина.

ВЕДУЩИЙ: Вера Васильева встретилась с Леонидом Невзлиным, поехав для этого в Израиль. Российский суд приговорил Невзлина заочно к пожизненному сроку лишения свободы — за якобы совершённые убийства и экономические преступления. Васильева спросила у Невзлина о его отношениях с Пичугиным. Вот что ответил Невзлин:

(МУЖСКОЙ ГОЛОС): Cожалею о том, что не смог построить с ним отношения, потому что, возможно, я потерял хорошего потенциального друга.

ВЕДУЩИЙ: В материалах дела Невзлина есть видеокассета с фильмом о поездке высокопоставленных сотрудников ЮКОСа на Кавказ. На ней запечатлены, в частности, Невзлин и Пичугин.

(МУЖСКОЙ ГОЛОС): А по поводу этой поездки... Мы не занимались организацией поездки и уже на месте узнали, кого Шестопалов взял в сопровождение. Шестопалов, начальник службы безопасности, отдыхал вместе с нами, поэтому за безопасность он поставил отвечать своего подчиненного Пичугина. Вот на таком уровне мы сталкивались. И на кассете видно, что у нас с Пичугиным не было ни одного случая близкого общения.

[…] Я помню, тогда задал единственный вопрос Леше. Я увидел его в первый раз не в форме — такой расстегнутый, а на груди у него был крест, и я его спросил: «Ты, оказывается, религиозен?» Он ответил: «Да, я православный». Вот это, по-моему, вообще единственное, что мы с ним тогда обсудили.

Я искренне сожалею [о столь кратком общении], но система была выстроена так, что даже в период работы в ЮКОСе мои отношения по статусу строились с начальником службы безопасности, и прямое общение с его подчиненными без его участия и ведома было невозможно. Когда Шестопалов хотел, чтобы вышестоящие руководители — Ходорковский, я или еще кто-то — могли услышать доклад, что называется, из первых уст, он приглашал соответствующего человека на общую встречу. И с Алексеем у нас, может быть, были один-два таких рабочих эпизода.

Вообще, трудно себе представить, чтобы у нас были какие-то личные отношения. Да, люди работают долго вместе, но дистанция в такой огромной компании между руководством, акционерами и ответственными исполнителями огромная.

ВЕДУЩИЙ: Отвечал Леонид Невзлин на вопрос Веры Васильевой, автора книги «Без свидетелей? Дело Невзлина».

ИЗ ХРОНИКИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ АЛЕКСЕЯ ПИЧУГИНА

17 августа 2006 года был вынесен первый приговор по второму делу Алексея Пичугина — 24 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

21 февраля 2007 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила этот приговор, а дело вернула в ту же инстанцию на новое рассмотрение.

ВЕДУЩИЙ: Прервём знакомство с хроникой уголовного дела, чтобы спросить правозащитника Андрея Блинушова, хорошо знакомого с делом Пичугина и публикующего на сайте «Права человека в России» полную хронику этого дела: почему дело Пичугина находится на обочине общественного внимания?

БЛИНУШОВ: Разобраться в делах, связанных с обвинениями в насильственных преступлениях — очень сложно. Чтобы привлечь внимание общественности, нужны немалые усилия. Тем не менее, отношение к делу Пичугина, на мой взгляд, неадекватно пониженное. Очевидно, сыграло свою роль еще и то, что Алексей Пичугин служил в органах госбезопасности до ЮКОСа — у многих ведь существует предубеждение к сотрудникам спецслужб. Если бы люди еще дали себе труд внимательно почитать материалы — репортажи с судебных процессов, заключения, приговоры… Но это довольно сложный юридический материал, читать который, прямо скажем, далеко не каждому по силам.

ВЕДУЩИЙ: Так считает Андрей Блинушов, председатель Рязанского историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал», член правления Международного общества «Мемориал», главный редактор интернет-портала «Права человека в России».

И СНОВА ХРОНИКА:

6 августа 2007 был вынесен второй приговор по второму делу Пичугина — пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.

23 октября 2012 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) признал несправедливым разбирательство по первому уголовному делу Пичугина.

ВЕДУЩИЙ: Юрист Владимир Гладышев дал высокую оценку решению Европейского суда по правам человека от 23 октября 2012 года,назвав его «победой адвокатов». Моя коллега Ирина Лагунина связалась с Гладышевым непосредственно в день принятия решения ЕСПЧ и спросила:

ЛАГУНИНА: Европейский суд по правам человека счел несправедливым процесс по делу бывшего главы одного из подразделений службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина и обязал российские власти выплатить ему 9500 евро компенсации. Владимир, Вы написали, что это решение — победа адвокатов. А в чем, собственно, состоит эта победа? Что дальше? Европейский суд так счел, но российский суд может придерживаться совершенно иного мнения...

ГЛАДЫШЕВ: Российский суд вряд ли, конечно, согласится с Европейским судом по правам человека. Но в данном случае и не ожидалось, что Алексея Пичугина немедленно отпустят после решения ЕСПЧ. Самое главное в этом решении то, что из дела ЮКОСа был изъят очень важный элемент, то, о чем говорил Путин, что «у них руки по локоть в крови». Оказалось — нет, оказалось, что это ложь. Европейский суд по правам человека нашел очень серьезные нарушения в процедуре суда, нарушения такие, которые вообще не позволяют говорить, что был настоящий, реальный суд в отношении столь серьезных обвинений, как обвинение в убийстве. Таким образом, получается, что в колонии «Черный дельфин» держат невинного человека, который был приговорен к пожизненному заключению в результате абсолютно несостоятельного суда. Это главный итог. И это победа. Естественно, в нормальном, хорошо организованном государстве человека после такого решения ЕСЧП выпустили бы немедленно, но в данных обстоятельствах это лучшее, на что можно было надеяться.

ВЕДУЩИЙ: Так ответил юрист Владимир Гладышев на вопрос Ирины Лагуниной.

ИЗ ХРОНИКИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ АЛЕКСЕЯ ПИЧУГИНА

22 января 2013 года представители Российской Федерации обжаловали решение ЕСПЧ по делу «Пичугин против России».

18 марта 2013 года Страсбургский суд признал неприемлемой жалобу правительства РФ. Таким образом, решение ЕСПЧ вступило в силу.

ВЕДУЩИЙ: Говорит журналист, автор нескольких книг о деле Пичугина — Вера Васильева.

ВАСИЛЬЕВА: Европейский суд в своем решении констатировал, что в отношении Алексея Пичугина при рассмотрении его первого уголовного дела, по обвинению в убийстве супругов Гориных, была нарушена 6-я статья Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. 6-я статья гарантирует право на справедливое судебное разбирательство. И вот Европейский суд постановил, что это право было нарушено. Это выразилось, в частности, в том, что председательствующий судья Наталья Олихвер не позволила адвокатам задать основному свидетелю обвинения Игорю Коровникову вопросы, связанные, прежде всего, с его личностью. А Игорь Коровников — это человек, осужденный за тяжкие преступления, за убийства и изнасилования, в том числе, несовершеннолетних, и такая характеристика, конечно, важна для присяжных, когда они решают, доверять показаниям этого свидетеля или не доверять. Судья не позволила присяжным составить объективное мнение о свидетеле, и в результате был вынесен обвинительный вердикт. И это первое нарушение. Второе важное нарушение 6-ой статьи выразилось в том, что разбирательство дела проходило в закрытом от публики режиме, хотя никаких секретных документов во время суда над Алексеем Пичугиным рассмотрено не было. Такие серьезные нарушения 6-ой статьи Европейской конвенции, по мнению Европейского суда, обязывают российский суд отменить обвинительный приговор в отношении Алексея Пичугина и назначить новое судебное разбирательство. Вот это самое важное в решении Европейского суда. Также была назначена денежная компенсация Алексею Пичугину в размере девять с половиной тысяч евро. Но, как правило, компенсации, назначаемые Европейским судом, символические. Тем более, в данной ситуации основное решение Европейского суда, конечно, не в том, что Алексей Пичугин получит деньги, а в том, что его дело должно быть пересмотрено, потому что никаким другим способом нельзя устранить те нарушения, которые допустил российский суд в отношении Алексея Пичугина. Сейчас в Верховном суде Российской Федерации находится ходатайство адвоката Алексея Пичугина Ксении Костроминой об отмене приговора. По этому вопросу будет назначено судебное заседание президиума Верховного суда. Пока дата не назначена.

ВЕДУЩИЙ: Насколько сравнимы условия содержания приговорённых к пожизненному сроку — в России и других странах? Этот вопрос я задал руководителю программ российского филиала международной организации Penal Reform International Алле Покрас.

ПОКРАС: Пожизненное заключение в разных странах — разное. Есть страны, как Великобритания, например, где пожизненное заключение — это часто означает, что осужденный проводит в заключении 12-15 лет, и потом он может быть освобожден, и просто может быть пожизненно под наблюдением. У нас это означает обязательные 25 лет в заключении, после чего осужденный может обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Поэтому сравнивать сложно. Но международные стандарты, естественно, говорят о том, что наказание, альтернативное смертной казни — а пожизненное заключение относится к этим наказаниям в тех странах, где смертная казнь отменена или где на неё введён мораторий — должны быть гуманными. То есть к осужденным, у которых приговор предусматривает пожизненное заключение, должны применяться различные виды деятельности, ухода, то есть, те меры, которые распространяется и на других заключенных. У нас это не совсем так. Режим, в котором содержатся пожизненно осужденные, он достаточно жесткий, у таких заключённых очень мало возможностей для труда. Есть у некоторых у наших пожизненников небольшое количество работы в этих колониях, но далеко не у всех. И виды работ — очень ограниченные: шитьё рукавиц или плетение сетей. Ну, и, соответственно, у них нет культурно-массовых мероприятий, которые есть в обычных колониях общего режима, строгого режима. Не совсем то, что предлагается в международных стандартах, и в общем-то, никакой подготовки к освобождению для них нет.

ВОПРОС: Насколько Россия связана международными обязательствами или насколько на Россию должны распространяться международные рекомендации? В какой мере российские власти должны следовать этим обязательствами и рекомендациям?

ПОКРАС: Собственно, должны следовать, как любые страны, тем договорам, которые ратифицированы. В принципе, у нас в законодательстве сказано, и конституция предусматривает, что в первую очередь учитываются международные нормы. Если национальное законодательство не соответствует международному договору, подписанному Россией, то приоритетны — международных норм. Это же есть и в уголовном законодательстве, там это сказано. В общем, конечно, не совсем соответствуют у нас условия таким международным представлениям. Но и во многих европейских странах и другой режим, и другие правила. Ну, в Америке, в американских тюрьмах, наверное, не лучше, чем у нас, а может быть, в чем-то и хуже. В европейских тюрьмах режим — мягче.

Рассказывала Алла Покрас — руководитель программ российского филиала международной организации Penal Reform International. Эта организация занимается содействием реформе уголовного правосудия в разных странах мира.

Вера Васильева, автор книг об Алексее Пичугине, недавно побывала в Соль-Илецке, где находится колония «Чёрный дельфин». Посетить саму колонию её не удалось, но она познакомилась с городом и горожанами, сделала фотографии, которые опубликовала (как и многие другие свои репортажи) на портале «Права человека в России» (hro.org). Вот её впечатления.

ВАСИЛЬЕВА: Наибольшее впечатление на меня произвело сочетание несочетаемого. Колония находится внутри курортного города, куда приезжают отдыхающие, отдыхают на местных озерах. Также мне хотелось знать об отношении жителей города к заключенным в колонии. Как правило, это отношение либо равнодушное, люди просто не замечают учреждения, которые находятся у них под боком, либо относятся крайне негативно. Они считают, что все, кто там находится, кто осужден, действительно виновны. Во многих случаях это действительно так, но мы знаем пример Алексея Пичугина, который находится там явно несправедливо. Этот пример люди, с которыми я общалась, не знают. Я подарила даже свою книгу одному человеку, который заинтересовался моими рассказами. И мне, конечно, хотелось бы, чтобы люди, во-первых, были более внимательны и неравнодушны к вопросам исполнения наказаний, судебной системы. И также мне кажется, что наша судебная система прежде всего карательная, а никак не исправительная. И мне хотелось бы, чтобы это было не так, чтобы были изменения.

Говорила Вера Васильева, журналист, автор книг об Алексее Пичугине.

ВЕДУЩИЙ: Российским правозащитникам, несмотря на старания юристов, пока не удалось добиться освобождения Алексея Пичугина. Тем временем, срок его заключения уже перевалил за десять лет. За эти годы в стране многое изменилось, появились новое поколение участников всевозможных общественных движений и правозащитных групп. Смогут ли они найти силы и аргументы, чтобы защитить человека, осуждённого в результате неправосудных решений? Этот вопрос возник в связи с недавно прочитанным фрагментом выступления социолога Алексея Левинсона на конференции, названной «Фестиваль свободы» в московском Центре имени Андрея Сахарова. В частности, социолог говорил о том, что мировоззрение новых правозащитников основано на ценностях, отличающихся от тех, которым следовали правозащитники старой формации. Естественно, такая позиция Алексея Левинсона вызвала у меня вопросы. До самого учёного, непосредственно в дни подготовки радиопередачи, я не смог дозвониться, но сомнениями и вопросами поделился с правозащитником старой школы, рязанским «мемориальцем» Андреем Блинушовым. Вот что он сказал.

БЛИНУШОВ: Эпоха правозащитников, знаменитых во всём мире советских диссидентов, она закончилась, понятно, к концу 1980-х годов. Девяностые годы — это был такой переходный период, когда часть правозащитников старых, условно скажем «советских» пыталась в правозащитном движении ещё работать, что-то делать, передавать некоторые свои традиции и принципы... Часть правозащитного сообщества, современного, она старалась более-менее в русле этих традиций старалась что-то такое сохранить. Но пришла, конечно, и новая волна, новые люди. И Алексей Левинсон, очевидно, имел в виду, что и сейчас происходит смена, происходит перелом, и те правозащитники конца 80-х — 90-х годов — они тоже сейчас уходят с активной арены, а приходят новые люди. Но у меня на этот счёт не пессимистический взгляд, потому что я вижу в новых людях отсутствие ну, некоторой идеологической зашоренности, что-ли. Многие из них высказываются — и практически выступают — в защиту людей из других идеологических лагерей, вот людей крайне левых, или людей даже правых. То есть, если их преследуют по идеологических мотивам, мы, даже не разделяющие их убеждений, должны их защищать. И это, я бы сказал, восходит вообще к традициям советского правозащитного движения, к страницам «Хроники текущих событий», которая как раз писала и освещала разные такие дела. И, как мне кажется, дело Алексея Пичугина — просто довольно сложное по целому ряду причин — но думаю, что всё-таки борьба за его освобождение продолжится и будет расширяться в связи с тем, что всё больше людей, которые дают себе труд попытаться вникнуть в сущность его дела и, прочитав материалы, увидеть, что там на самом деле просто нет ни свидетельских показаний, нет доказательной базы, а в общем-то человек был осуждён по совершенно надуманным обвинениям. И это позволяет мне быть оптимистом: прочные дела не могут строиться на выдуманных обвинениях.

ВЕДУЩИЙ: Так считает правозащитник Андрей Блинушов.

Радио Свобода, 19 июня 2013 г.

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments