Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Судебно-следственная система: заменить нельзя реформировать

В Мособлсуде, похоже, разваливается очередное уголовное дело, очень напоминающее сфабрикованное. Здесь вам и свидетели обвинения из мест лишения свободы, в суде начавшие отказываться от своих прежних показаний. И заявления о применении недозволенных мер физического воздействия с целью выбить "нужные" признания. И притянутые за уши мотивы, которыми якобы руководствовался подсудимый.

О том, что уголовное дело бывшего гендиректора ЧОП "Витязь-спорт" вызывает множественные вопросы, здесь уже писалось. Преференции от убийства совладельца компании "Оптифуд" Михаила Вюнша получило другое лицо, и именно на это лицо первоначально показывали предполагаемые исполнители. Но впоследствии они изменили свои показания и были осуждены. А Маркин уже во второй раз оказался скамье подсудимых как заказчик (первый суд его оправдал, но этот приговор был отменен).

Однако во вторник, 2 июля, один из ранее осужденных, Алексей Климов, отказался подтвердить свои прежние показания против Маркина.

"В отношении Маркина я не допускаю, чтобы он что-то готовил против Вюнша. У Маркина не было выгоды от убийства. Показания против Маркина были выбиты из меня", – сказал Климов.

Климов, этапированный в Мособлсуд из колонии, попытался рассказать присяжным о применявшихся к нему мерах физического и психологического воздействия, но был резко остановлен судьей Андреем Вьюновым, обвинившим свидетеля в попытке оказать на заседателей эмоциональное воздействие.

"Данное обстоятельство не соответствует действительности!" – объявил Андрей Вьюнов, не уточняя, почему он в этом так уверен. И иронически добавил: мол, вы еще скажите, что вас в суде избивали.

Что вызвало такую веселость председательствующего – непонятно. Ведь не далее как полгода назад, 26 декабря 2012 года, Президиум Верховного Суда РФ отменил обвинительный приговор некоему Тимуру Идалову в связи с решением Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). Помимо прочего, ЕСПЧ признал факты нарушения Россией в отношении Идалова статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод ("запрет пыток").

Как было установлено, непосредственно перед оглашением приговора, 24 ноября 2003 года, прямо в суде Идалова долго и жестоко избили сотрудники правоохранительных органов. И хотя тот сразу заявил об этом судье и прокурору и показал следы избиений, должных мер по его защите и расследованию инцидента принято не было.

После оглашения приговора осужденного били не так долго, но намного интенсивнее... А происходило все это в Хамовническом суде, который адвокат Каринна Москаленко, занимавшаяся жалобой Идалова в ЕСПЧ, считает "одним из типичных образчиков отечественного судебного искусства".

Еще раньше, 21 апреля 2008 года, главный свидетель обвинения против бывшего вице-президента "ЮКОСа" Леонида Невзлина и экс-сотрудника службы безопасности компании Алексея Пичугина Геннадий Цигельник в Мосгорсуде отказался от своих прежних показаний.

"Я оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей Генеральной прокуратуры Буртового, Банникова, Жебрякова и оперативного работника Смирнова. Я заключил сделку с Буртовым 4 мая 2005 года, – сообщил суду Цигельник. – Мне обещали защиту и минимальный срок, а дали максимальный", – сообщил Цигельник.

Сходные признания сделал тогда и второй ключевой свидетель, осужденный Евгений Решетников. По его словам, следователь Буртовой рассказал, будто Леонид Невзлин и Алексей Пичугин – заказчики преступлений, а потом посоветовал дать "правдивые показания".

О способах получения полицейскими признательных показаний в казанском ОВД "Дальний" и напоминать, наверное, нет нужды – благодаря СМИ и правозащитникам это название теперь известно во всей России.

По данным журналиста и лидера движения "Русь сидящая" Ольги Романовой, которая, в свою очередь, ссылается на статистику ЕСПЧ, 30% попадающих за решетку в нынешней России осуждают неправосудно. Это примерно 200 тысяч человек в год, уточняет Ольга Романова.

Ее муж, бизнесмен Алексей Козлов, недавно освободившийся из мест лишения свободы, придерживается мнения, что вся система исполнения наказаний у нас, несмотря на свое название, не исправительная, а карательная.

Судья Андрей Вьюнов на заседании Мособлсуда по делу Александра Маркина ни малейшего интереса к заявлению Алексея Климова не проявил, хотя оно ставит под сильное сомнение всю конструкцию обвинения. Не то, что не попытался поспособствовать расследованию и защите свидетеля, а даже не стал слушать.

В такой ситуации не вызывает удивления, что председательствующий "запамятовал" и конституционные принципы открытости и гласности правосудия. За просьбу говорить погромче либо включить микрофон, потому что дальше первых рядов ничего не слышно, он пригрозил присутствовавшей в зале публике – в частности, активистам "Руси сидящей" – удалением.

К словам Алексея Козлова можно добавить и общеизвестный факт об обвинительном уклоне в работе российской правоохранительной и судебной системы – оправдательных приговоров выносится меньше одного процента. И то, что карательная исправительная система у нас не только по отношению к обвиняемым и осужденным, а ко всем, включая сотрудников.

Но это только следствие современного устройства взаимоотношений власти и граждан – другой системе просто неоткуда взяться. И вряд ли эта ситуация изменится, пока мы будем в каждом уголовном деле уповать только на Европейский Суд.

Оригинал

Tags: aleksandr_markin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments