Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Алексей Козлов об уголовно-исправительной системе, которая не является таковой

2013: Урок выживания в правовом беспределе: можно ли добиться справедливости?

Гости: Алексей Козлов, Ольга Романова

Алексей Козлов: Мы очень долго обсуждали вопрос эмиграции, и я для себя принял системное решение, что никакие упыри, коррупционеры не выдавят меня из страны...


...В. ДЫМАРСКИЙ – Алексей, тогда ещё такой вопрос. Не опасаясь того, что мы будем воздействовать на мнение нашей аудитории, которая сейчас голосует, собственно говоря, по этому вопросу. Вот, ваше впечатление. Эта вся система исполнения наказаний – она на что настроена, на какую волну? Всё-таки наказание или исправление?

А. КОЗЛОВ – Бесспорно, система настроена исключительно на наказание.

К. ЛАРИНА – Подавление.

А. КОЗЛОВ – Я постараюсь тогда. Если у нас есть время, поскольку это не быстро. Если мы говорим о духе и букве закона, которые, собственно, приняты, которые никто не отменял, наказанием является уже изоляция осуждённого от общества. Это уже и есть наказание.

К. ЛАРИНА – То есть лишение его гражданских прав.

А. КОЗЛОВ – Лишение его гражданских прав. По факту, как правило, в большинстве колоний это ещё усугубляется отсутствием достаточной медицины, созданием нечеловеческих бытовых условий, и когда приезжают те же правозащитники, как правило, внутри этих областей это местные. Либо бывшие сотрудники, либо очень связанные с областью. И начинаешь им об этом говорить, что смотрите, вот, количество квадратных метров на одного осуждённого не соответствует требованиям закона, бытовые условия ужасные. Нам они говорит – так вы же отбываете наказание. А если бы тут было хорошо, кто бы боялся?

Подождите, давайте тогда менять законы. Понимаете, это психология, которая даже распространена на правозащитников местных. Фактически человека осуждая на лишение свободы, многие суды осуждают их на лишение здоровья. Огромный процент осуждённых заболевает туберкулёзом. Кто в этом виноват? Абсолютно… это система исполнения наказаний.

Следующее. Человек когда находит более или менее какое-то комфортное положение, где он всё… ему более или менее нормально, его тут же могут перекинуть в другой отряд, в другую камеру, уволить с работы, перевести на другую с одной целью: чтобы он был в постоянном напряжении, чтобы он не чувствовал себя… то есть это определённого рода иезуитство. И система учит, вот, новых сотрудников, старых относиться к осуждённым именно так. Им не должно быть хорошо, поскольку это колония, ребята. Никто не спорит, что здесь надо есть чёрную икру. Но есть законы. Вы их исполняйте. Вы исполняйте ограничение свободы.

Я могу привести пример про себя очень простой и конкретный. Я был подписан на суммарно 5 или 6 периодических изданий, причём, это ежедневные издания. Первый раз это было в колонии-поселении. Это самое лёгкое, где я имел право вообще передвигаться за пределами.

О. РОМАНОВА – Но не передвигался.

А. КОЗЛОВ – Первый раз мне где-то недели две приносили с опозданием раз в неделю в принципе приносили такую огромную стопку. Я говорю – подождите, а почему вы каждый день не можете? – Слишком шикарно тебе будет. И стали приносить два. Это в принципе не стоит ничего. Газета, подписанная, оплаченная, и они здесь. И в итоге мне приносили максимум два раза в неделю. Это просто издевательство, которое абсолютно не укладывается… просто такое, ну, наиболее характерное, да, может быть.

К. ЛАРИНА – Судя по всему, это не только происходит на уровне уже осуждения, когда человек осуждён, а когда просто попадает в следственный изолятор в Москве. Я так понимаю, что там уже такое же отношение.

А. КОЗЛОВ – А то, что эта система не занимается исправлением, это, вы знаете, очень красноречивый факт – процент брака в этой системе или процент людей, которые попадают туда повторно. Это 70%. Ни одна компания, даже супердотированная государством, там, Автоваз тот же самый в худшие свои годы, когда был кризис и так далее, когда его дотировали, ну ни одна компания не может себе позволить такой процент брака. Просто это самая красноречивая.

О. РОМАНОВА – Да, но есть и вторая цифра очень красноречивая. 70% брака, 70% рецидивистов. При этом есть цифра 30%. 30% - это и по данным наблюдателей здесь внутри, и по данным ЕСПЧ. 30% сейчас в России сидит заведомо неправосудно осуждённых.

В. ДЫМАРСКИЙ – А сколько всего?

О. РОМАНОВА – Сейчас порядка 700 тысяч сидит.

В. ДЫМАРСКИЙ – То есть где-то 200 тысяч…

О. РОМАНОВА – 200 тысяч в год. Прибавляется 200 тысяч в год новая смена заведомо неправосудно осуждённых, невинных. Каждый год 200 тысяч.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments