Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Моя статья на Civitas.ru о суде присяжных, в том числе о деле Александра Маркина

И снова о суде присяжных и манипуляциях с ним

Пожалуй, любой, кто соприкасался с отечественным правосудием, согласится, что суд присяжных в России сегодня – это наиболее справедливый и независимый суд. Неслучайно круг дел, входящих в компетенцию суда присяжных, законодатель максимально пытается сузить.

Но российская Фемида научилась манипулировать и этим институтом.

За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить "шпионские" дела в отношении ученых, в частности, физика Валентина Данилова, освобожденного условно-досрочно после 11-летнего заключения. Как известно, в первом судебном процессе его оправдали. Потом поменяли состав присяжных, и новая коллегия приняла решение, что ученый виновен в шпионаже в пользу Китая и не заслуживает снисхождения.

Общественный комитет защиты ученых, по словам ответственного секретаря этой правозащитной организации Эрнста Черного, проводил собственное расследование и выяснил, что восемь из двенадцати заседателей, участвовавших в процессе, так или иначе были связаны с ФСБ, которая и инициировала уголовное преследование Данилова.

Другой пример – в конце октября прошлого года Европейский Суд по правам человека удовлетворил жалобу бывшего сотрудника "ЮКОСа" Алексея Пичугина на нарушение Россией его права на справедливое судебное разбирательство.

В частности, Страсбург признал, что судья Мосгорсуда Наталья Олихвер безосновательно разрешила главному свидетелю обвинения – серийному убийце и насильнику Игорю Коровникову – не отвечать на некоторые вопросы. Председательствующая пыталась скрыть от присяжных, что представляет собой Коровников. Между тем, законодательство требует критического отношения к любому дающему показания в суде. Каков его социальный статус, каковы его моральные установки, склонен ли он ко лжи, к правонарушениям. Все это должно приниматься во внимание, когда суд решает – доверять или не доверять показаниям человека.

Однако вышесказанное – лишь то, что лежит на поверхности. Между тем, существует масса рядовых (если такая градация вообще уместна) уголовных дел, о которых мы знаем очень мало, а нарушений в них ничуть не меньше.

Так, в феврале этого года Верховный Суд РФ уже во второй раз отменил обвинительный приговор в отношении некоего Александра Савина – бывшего директора православного некоммерческого партнерства "Образ", осужденного Мособлсудом. Причина, как и в первом случае – манипуляции с присяжными, о чем заявляли адвокаты Центра содействия международной защите Анна Полозова и Светлана Давыдова. Например, в рамках первого судебного процесса в отношении Савина при "случайной" выборке кандидатов оказалось, что трое заседателей – соседи по населенному пункту и знакомые друг другу лица.

В этот вторник, 28 мая, в Мособлсуде началось по существу еще одно судебное разбирательство с участием присяжных – по уголовному делу бывшего гендиректора ЧОП "Витязь-спорт" Александра Маркина.

В данном уголовном деле много типично российских реалий. С одной стороны, в нем все то, что молва традиционно связывает с "лихими" девяностыми, а не со "стабильными" нулевыми – вереница смертей и всепоглощающая страсть к большим деньгам. С другой стороны, в деле Маркина прослеживаются признаки "басманного" правосудия. Это и слабость доказательной базы обвинения, опирающегося признания людей с "зоны", которые неоднократно меняли свои показания. И отмена Верховным судом оправдательного вердикта присяжных по вызывающим множественные вопросы основаниям.

Судебный процесс стартовал после более чем года проволочек. В феврале 2012 года Испания, где подсудимый постоянно проживал с начала 2000-х годов, экстрадировала его на родину по обвинению в организации убийства в декабре 2002 года совладельца компании по продаже куриного мяса "Оптифуд" Михаила Вюнша. Маркин был помещен в столичное СИЗО-4 ("Медведь"), но ни следственные действия, ни судебное разбирательство по его делу не проводились. Россия в течение многих месяцев ожидала от испанской стороны согласия на предъявление Маркину обвинения по еще одному эпизоду – организации убийства некоего Проснякова, также имевшего отношение к бизнесу "Оптифуда".

Наконец, осенью прошлого года в Мособлсуд из Испании поступил ответ, из которого следовало, что власти этой страны не видят препятствий для суда по обоим эпизодам.

Однако коллегию присяжных в Мособсуде удалось сформировать лишь в мае 2013-го.

Сейчас председательствует на процессе судья Андрей Вьюнов, гособвинение представляют прокуроры Ворожейкина и Щеглова, защиту – адвокаты Айвазян и Волкова.

На первом заседании судья предупредил защиту, что при присяжных запрещается говорить о "разделе собственности, убийстве нотариуса, пытках, незаконной экстрадиции" и тому подобном. Если бы не трагизм исследуемых событий, то эта речь походила бы на детскую игру: "...да и нет не говорите, черное и белое не носите"…

Замечания Андрея Вьюнова имеют под собой вполне конкретную основу. После гибели Михаила Вюнша вся его доля в бизнесе перешла отнюдь не Маркину и даже не наследникам покойного. А партнеру Вюнша Ивану Оболенцеву, с которым у убитого доли в уставном капитале были равны и который стал фактически единоличным владельцем компании "Оптифуд". Нотариус, оформлявший передачу доли, впоследствии тоже был убит.

Что касается пыток, то, по утверждению Маркина, их к нему применяли в московских следственных изоляторах перед первым судебным разбирательством.

Кроме того, Маркин утверждает, что испанские власти ставили решение вопроса об экстрадиции в зависимость от его согласия служить осведомителем местной полиции. Якобы, Маркин должен был донести на своих бывших сокамерников по испанской тюрьме – граждан России, ставших в Испании "фигурантами" "громких" уголовных дел. Кстати, один из них – широко известный человек – впоследствии был полностью оправдан.

Прокурор Щеглова в своем вступительном слове перед присяжными изложила фабулу уголовного дела. По версии обвинения, Маркин требовал от Вюнша и Оболенцева сделать его их партнером по бизнесу. Когда же Вюнш отказался – прибегнул к услугам киллеров, которые взорвали автомобиль бизнесмена. В результате этого преступления вместе с Вюншем погибли водитель и охранник. Прокурор обратила внимание присяжных не только на характер телесных повреждений, полученных убитыми от взрыва, но и на то, что жертв могло бы быть еще больше. За первой машиной следовал один автомобиль сопровождения.

Однако при этом гособвинитель опустила деталь – убийство не принесло никакой выгоды Маркину.

Второй эпизод – организация убийства Проснякова в 2004 году – в изложении прокурора выглядел еще более туманно. Обвинение утверждает, что Маркин организовал это убийство по найму некоего "неустановленного лица". Какие при этом данное "лицо" преследовало цели и какие преференции получило – история умалчивает.

Кстати, фигура самого судьи Мособлсуда Андрея Вьюнова небезызвестна. Наиболее "громкий" процесс, который он вел – это уголовное дело Юлии Приведенной и других активистов общественного объединения "ФАКЭЛ-ПОРТОС", закончившееся обвинительным приговором. До того, как стать судьей, Андрей Вьюнов работал прокурором.

Но то, что суд присяжных в России сегодня – уязвимый институт, разумеется, не означает, что от него нужно отказаться.

Необходимы системные преобразования. В частности, отбор присяжных должен происходить беспристрастно и максимально прозрачно. Одним из средств достижения этой прозрачности могло бы стать участие процессуальных сторон в составлении предварительного списка присяжных заседателей.

Вера Васильева, Civitas.ru

Tags: aleksandr_markin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments