Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

Связь времен

21 мая 2013 года, в день рождения Андрея Сахарова, которому исполнилось бы 92 года, в Сахаровском центре состоялась дискуссия на тему "Диссиденты в СССР и правозащитники в сегодняшней России: связь времен".

Она была посвящена не личности академика, общественного деятеля, диссидента и правозащитника, но жизни сахаровской проблематики во времени. Тому, как дело жизни Андрея Дмитриевича и его единомышленников продолжается в наши дни.

В мероприятии приняли участие Сергей Лукашевский – историк, директор Сахаровского центра, Валентин Гефтер – директор Института прав человека, член Общественной комиссии по сохранению наследия академика Сахарова, журналист и правозащитник Зоя Светова, а также Константин Барабанов – член Координационного совета Молодежного правозащитного движения.

"Мы пригласили людей, которые сохраняют живую память о диссидентском движении сахаровских времен, и молодых людей, которые сейчас актуально заняты в правозащитной деятельности. Мы хотим сравнить то, в каких условиях действовали правозащитники тогда и сейчас, как они формулировали свои задачи, как они чувствовали себя во взаимоотношениях с обществом и с властью", – пояснила Наталья Самовер, координатор выставочной и экспозиционной деятельности Сахаровского центра и модератор дискуссии.

Однако началась встреча с другого события.

"Сегодняшний день для нас, Сахаровского центра, вдвойне радостный, потому что мы имеем честь представить приращение наших фондов – прекрасную скульптуру, бронзовый бюст Андрея Дмитриевича, изготовленный в Соединенных Штатах Америки в 1989 году. Он прибыл к нам из-за океана от наследников Елены Георгиевны Боннэр. Автор этого бюста – замечательный человек, которого можно было бы с одинаковым успехом назвать и советским, и американским скульптором, Петр Ефимович Шапиро", – рассказала Наталья Самовер.

Петр Шапиро родился в 1933 году от родителей, которые впоследствии были репрессированы. Его отец, инженер-химик, встретил мать-американку, которая приехала в СССР, движимая романтическими представлениями о социализме. В 1937 году они оказались в сталинских застенках. Но одаренный мальчик смог не только выжить с клеймом сына "врагов народа", но и получить образование.

Он начал выставлять свои работы еще в начале 50-х годов. Все творчество Петра Шапиро было посвящено в основном портретной скульптуре. Он оставил целую галерею портретов наших современников. В 1994 году перебрался в США. Последние годы своей жизни, до кончины в 2004 году, Петр Шапиро работал в Вашингтоне.

"Тот бюст, который вы видите, представляет собой авторский вариант самой лучшей работы Петра Шапиро – памятника Андрею Сахарову в Вашингтоне, установленного напротив Русского дома. Елена Георгиевна Боннэр говорила, что этот образ ей кажется немного однозначным, потому что она знала своего мужа чуть-чуть другим. Человеком веселым, любящим шутить. В быту он, конечно, не всегда был так сосредоточен и погружен в столь тяжелую и ответственную думу, как это изображено здесь. Но Елена Георгиевна привыкла к этому образу, она принимала этот портрет. Она полагала, что он достоин памяти Андрея Дмитриевича", – добавила Наталья Самовер.

Собственно дискуссию по заявленной теме открыл Сергей Лукашевский:

"Мне хотелось бы начать разговор о преемственности с маленького рассказа о том, как мы готовили сегодняшнее мероприятие. Мы хотели пригласить Александра Подрабинека – диссидента, политзаключенного, автора книги "Карательная психиатрия". Он ответил: я с удовольствием к вам пришел бы. Но я должен быть в Перми, потому что я участвую в судебном заседании по вопросу об условно-досрочном освобождении Марии Алехиной.

Для меня преемственность очевидна. Многие традиции, которые были заложены первыми правозащитными ассоциациями 60-х – 70-х годов XX века, до сих пор играют довольно важную роль. Это, в частности, опора на текст, на слова. Очень долгое время правозащитное движение видело своей задачей сбор и распространение информации. Придание гласности преследованию инакомыслящих, беззакониям коммунистического режима".

Но одновременно, отметил директор Сахаровского центра, ситуация в правозащитном движении за последние 20 лет радикально изменилась. Это связано, в первую очередь, с тем, что произошла профессионализация правозащиты:

"Если раньше правозащитное движение состояло из некоторого количества и людей, которые занимались сбором и распространением информации, то теперь в нем огромное количество юристов. Появилось в правозащитном движении и большое количество журналистов. То есть, я говорю о людях, которые могут использовать свою профессию для того, чтобы заниматься защитой прав человека".

Как напомнил Сергей Лукашевский, современное правозащитное движение пыталось встроиться в концепцию трех секторов: государственный, коммерческий и некоммерческий. Данная концепция подразумевает, что все эти секторы взаимодействуют ради общественного блага.

По мнению директора Сахаровского центра, правозащитное движение, все более и более профессионализируясь, к началу 2000-х годов было уже вполне способно абсолютно на равных разговаривать с представителями государства.

Однако в политическом устройстве России произошли известные изменения, в результате которых начался откат назад, к советскому прошлому.

Атака на НКО, закон об "иностранных агентах", прокурорские проверки, как считает Сергей Лукашевский, возвращают правозащитников в ситуацию, в большой степени подобную советской, когда диссиденты боролись против беззакония и произвола на свой страх и риск.

У выступавшего вторым Валентина Гефтера оказалось не столь мрачное видение текущего положения вещей.

"Мне кажется, что мы сейчас ввиду остроты нынешнего момента не замечаем принципиальной разницы ситуаций, которая проявилась за последние 20 лет и которая, с моей точки зрения, гораздо долговременнее и серьезнее, чем сиюминутные совпадения", – заявил он.

"Диссидентство выросло изнутри системы, это "еретики". А с моей точки зрения, правозащита находится в дистанцированном положении, или желательно, чтобы она была дистанцирована от той системы, в которой она живет. Она не протестует внутри, а оценивает ситуацию с точки зрения верховенства права, с точки зрения ценностей более глубоких и высоких", – пояснил Валентин Гефтер свою позицию.

"Диссиденты исходили из моральных норм. Конечно, я не хочу сказать, что они при этом не прибегали к правовым процедурам. Но все-таки это было, с моей точки зрения, не осевое. Основным был протест", – добавил директор Института прав человека.

Валентин Гефтер также акцентировал внимание на различиях в условиях работы советских диссидентов и нынешних правозащитников: наличие в современной России "и тех секторов, о которых говорил Сергей Лукашевский, и СМИ, и политических партий, и различных форм гражданского активизма, которые отчасти взяли на себя функции диссидентского движения".

"Мы стали работать внутри системы. И я считаю, что нынешняя реакция во многом связана именно с тем, что правозащитное сообщество укоренилось изнутри системы, стало заметным бельмом на глазу, центром концентрации основных претензий к исполнительной и законодательной власти.

Мы стали силой, явлением в жизни нашей страны. Я очень надеюсь, что это продолжится, независимо от того, как будет колебаться "линия партии". Я уверен, что она далеко от того, что произошло за эти годы, уже не убежит", – резюмировал правозащитник.

Но, похоже, с такой оптимистичной точкой зрения Валентин Гефтер остался в одиночестве. Говоривший после него Константин Барабанов выразил мнение, что "сейчас по сравнению с ситуацией пяти- и десятилетней давности правозащитное движение стоит перед угрозой своей депрофессионализации". Оплачиваемые специалисты вынуждены из него выходить из-за невозможности получать финансовую поддержку, и это будет происходить дальше. Из-за атаки государства на НКО наблюдается кризис идеологии трех секторов. Константин Барабанов видит важнейшей задачей сохранение того опыта, тех методик, которые накоплены за прошедшие годы профессиональными правозащитниками.

"Здесь происходит подмена понятий. Мы говорим "правозащитники" и "диссиденты" и ставим между этими понятиями знак равенства. Мне кажется, это совершенно неправильно. Диссиденты никогда не были профессиональными правозащитниками.

Конечно, сегодняшние правозащитники – преемники диссидентов. И самое интересное, что история подвела нас к тому, что сегодня профессиональные правозащитники оказались диссидентами. Власть сделала их диссидентами, потому поставила вне закона. И сегодня они могут оказаться в тюрьме, так же как оказывались в тюрьме инакомыслящие", – в свою очередь, сказала Зоя Светова.

Особое внимание она уделила вопросу о возможности или невозможности сотрудничества правозащитников с властью:

"В советское время это было невозможно. В ельцинский период правозащитники начали сотрудничать с властью, и это было нормально, потому что власть была более-менее нормальной. Мне кажется, когда правозащитники допускали для себя такую возможность при нынешнем президенте, они думали, что чего-то добьются, и в какой-то момент просчитались. Власть их перехитрила.

Наступили очень тяжелые времена. Ко всем, кто участвует в правозащитном движении, могут прийти, их могут арестовать, взять под домашний арест или под подписку о невыезде. Правозащитные организации могут закрыть. И нам совершенно невозможно надеяться на Запад, сейчас это абсолютно не работает".

Но несмотря на всю тяжесть текущей ситуации, Зоя Светова увидела в ней и положительные моменты:

"В отличие от советских времен, когда инакомыслящие были маленькой группой людей, в России есть очень большое гражданское общество. Это, конечно, очень большая поддержка надежда на то, что власти не удастся все задушить и уничтожить".

После основных выступлений докладчики ответили на вопросы собравшихся.

Мероприятия, приуроченные ко дню рождения академика Сахарова, в Сахаровском центре продолжатся. 25 мая с 13 до 18 часов будет проходить "Фестиваль Свободы". Прежде этот праздник назывался "Сахаровской маевкой", соединявшей в себе концерт и митинг. Но постепенно маевка выросла в большой фестиваль. В этом формате он будет проводиться уже во второй раз.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/16609

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments