Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Курорт, промзона, зона. Мой репортаж из Соль-Илецка

Затерянный в оренбургских степях Соль-Илецк – парадоксальный город, в нем промзона соседствует с курортом, а он – с просто "зоной". ФКУ ИК-6, или "Черный дельфин" – крупнейшая в России колония для пожизненно осужденных.

От Казанского вокзала Москвы до Оренбурга – немногим больше 1,5 тысяч километров, фирменный скорый поезд "Оренбуржье" преодолевает их за одни сутки и два с небольшим часа.

Уже в Московской области, почти сразу после элитных дач, начинается типичный российский пейзаж с деревенскими домами-развалюхами и протяженными незаселенными пространствами.

После лежащей на пути Сызрани, в прошлом – одного из нефтедобывающих форпостов "ЮКОСа", где опальная НК построила современный физкультурно-оздоровительный комплекс "Надежда", – вышки с газовыми факелами. Теперь они принадлежат "Роснефти", о чем свидетельствуют надписи на ангарах. Но кое-где на трассе до сих пор попадаются вагоны для перевозки нефти с названием несуществующей компании.

Эта железная дорога была проложена в 1877 году, и одним из первых ее пассажиров стал граф Лев Николаевич Толстой. Путешествие в комфортабельном вагоне с конечным пунктом у ворот одного из самых строгих пенитенциарных заведений России неизбежно вызывает когнитивный диссонанс.

Впрочем, как и само нахождение посреди утопающего в начале мая в яблонево-сиреневом цвету города-курорта, ежегодно принимающего сотни тысяч праздных людей, колонии для осужденных к пожизненному лишению свободы.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

От железнодорожного вокзала Оренбурга – еще около 70 километров на автомобиле. Через Оренбург протекает Урал, по которому проходит граница между Европой и Азией, обозначенная монументом. Почти весь Оренбург расположен в Европе, а дорога на Соль-Илецк уходит в Азию.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

В 1754 году была построена крепость "Илецкая защита". В 1865 году появилось название "безуездный город Илецк". В 1926 году он стал поселком городского типа, а в 1945 году – городом Соль-Илецком. Сейчас в Соль-Илецке проживает 27 тысяч человек, он расположен в полутора десятках километрах от границы между Россией и Казахстаном. На местном железнодорожном вокзале – пограничные патрули.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

В городе сохранились старинные дома. В одном из них, номер 3 по улице Пугачевской, по преданиям, останавливался Емельян Пугачев. Историки сейчас изучают эту версию. По словам нынешних хозяев этого здания, они находили здесь исторические монеты.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Курорт

Главная достопримечательность Соль-Илецка – "солёнка", как говорят в городе: семь соленых и грязевых озер. На часть из них, по утверждениям здешних жителей, распространила свои владения супруга экс-мэра Москвы Юрия Лужкова Елена Батурина. Впрочем, документального подтверждения тому никто не видел.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Свои озера по лечебным свойствам местные с гордостью сравнивают с Мертвым морем в Израиле. Как свидетельствует опыт, которым с вами в Соль-Илецке охотно поделятся, купание и грязевые ванны в них способствуют излечению целого вороха разнообразных болезней. Но в отличие от Израиля с его ставшими всемирно известными брендами, здесь богатство, лежащее в буквальном смысле под ногами, в косметической промышленности не используют.

Три озера – Развал, Дунино и Тузлучное – находятся на высоте 120 метров над уровнем моря, имеют общую площадь 53 гектара.

Концентрация соли в озере Развал сопоставима с этим показателем в Мертвом море, а по данным некоторых источников даже превосходит его. Плотность воды превышает плотность человеческого тела, и пытающихся нырнуть выталкивает на поверхность. Из-за своей солености озеро не замерзает даже в сильные морозы и необитаемо. Площадь Развала около 7 гектаров, максимальная ширина – 300 метров, глубина достигает порядка 20 метров. Это озеро – с вечной мерзлотой на дне, температура воды на четырехметровой глубине – ниже нуля градусов Цельсия. Озеро Развал привлекло внимание режиссера Александра Прошкина, снявшего здесь в 2003 году приключенческий художественный фильм "Трио".

Озера Дунино и Тузлучное – среднесоленые, грязевые. Также на территории ООО "Соль-Илецк-курорт" – Малое городское, Большое городское, Теплое и Новое озера.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Летом здесь яблоку негде упасть, но в первых числах мая безлюдно. Однако покой, на поверку, относительный. При всех прелестях соль-илецких озер уши и нервы туристов поджидает нелегкое испытание – непрерывно кричащая из динамиков, которые установлены буквально на каждом шагу, популярная музыка весьма дискуссионного качества.

Промзона

Первая часть названия города говорит о главной природной ценности этих мест – соли (вторая часть названия указывает на реку, находящуюся поблизости, – Илек, левый приток Урала).

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Еще в начале XVI века в России узнали о горе Тустеби (в переводе с казахского "соляная гора"), изобилующей залежами этого минерала. Геологи полагают, что данное месторождение образовалось в пермский период палеозойской эры. В то время территория Оренбургской области была дном теплого пермского моря. В его заливах шел интенсивный процесс оседания огромных масс соли.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

В 1744 году, когда царским указом была учреждена Оренбургская губерния, ее первый губернатор Иван Иванович Неплюев направил на разведку Илецкого месторождения военную команду. И вскоре в Оренбурге открылось соляное правление, а в степных крепостях – соляные магазины.

Позднее, в XVIII веке, Михаил Васильевич Ломоносов, по результатам химического анализа, признал здешнюю соль лучшей в мире по качеству.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Сейчас пищевая промышленность представлена в Соль-Илецке соледобывающим предприятием ОАО "Илецксоль" – одним из крупнейших в России поставщиков каменной пищевой поваренной соли высшего сорта. Мощность добычи рудника составляет 560 тысяч тонн в год. Добытая здесь соль используется как России, так и в странах ближнего и дальнего зарубежья. Но в местных магазинах соль-илецкой соли не найти, а жители нелицеприятно высказываются в адрес "грабителей-перекупщиков".

Помимо пищевой, "Илецксоль" производит техническую соль для котельных и дорог.

"Зона"

Режим, принятый в заведении, должен стремиться сводить до минимума разницу между жизнью в тюрьме и на свободе, которая уменьшает в заключенных чувство ответственности и сознание собственного достоинства

Международные стандарты прав человека, относящиеся к обращению с осужденными, приговоренными к длительному или пожизненному заключению

В местном краеведческом музее вам расскажут, что крепость в Соль-Илецке появилась еще в XVIII веке, незадолго до восстания Емельяна Пугачева. Источники повествуют, что ее строительство начал сотник-казак, которому под охрану передали четырех каторжан. Они и начали возведение крепости, одновременно работая на соляных шахтах. Позже, во время пугачевского бунта, сподвижник Емельяна Пугачева Хлопуша освободил каторжан, а крепость сровнял с землей.

Но сама идея строительства узилища для преступников, осужденных за тяжкие грехи, осталась. После подавления пугачевского восстания в этих краях возникла потребность в остроге для ссыльных разбойников. Императрица Екатерина II ознакомилась с планом местности и подписала указ о возведении крепости.

Каторжане трудились на соляных копях. Соляные глыбы ломали кирками и "барсами" (бревнами с окованными концами). Перетаскивали соль кадками, носилками, перевозили в тачках.

Впоследствии были в Соль-Илецке и пересыльная тюрьма, и больница для заключенных-туберкулезников, и последнее пристанище осужденных-смертников.

Как сообщается в исторической справке на сайте Управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) по Оренбургской области, в основном облик колонии сформировался к 1912 году, когда по указу императора Николая II были построены два трехэтажных тюремных строения.

Современное розовое двухэтажное здание штаба колонии, обнесенное невысокой оградкой, с двумя скульптурами черных дельфинов у центрального входа находится в прямой видимости от курортной зоны.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Оно расположено на улице Советской. Это название есть на карте едва ли каждого населенного пункта на просторах бывшего СССР. И если принять его за своего рода метафору, то улица Советская в Соль-Илецке – метафора самая емкая, выражающая всю противоречивость нашей жизни. Здесь туристы в пляжных костюмах лениво рассматривают изготовленные заключенными чучела животных, картины, поделки из дерева и другие сувениры, торговля которыми ведется у самых входных ворот в зазаборный мир. Печать ужаса, спрятанного по ту сторону колючей проволоки, кажется, застыла даже на улыбающихся мордах игрушек.

А на противоположной по отношению к забору стороне неширокой улички – магазины и жилые дома. Но местные привыкли к этому соседству и не обращают на него внимания, тем более что колония – градообразующее предприятие. Здесь едва ли не каждый, или его родственник, или знакомый либо работает, либо работал "Черном дельфине".

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

С другой стороны территории колонии жилые дома примыкают к забору почти вплотную, расстояние между ними не более трех метров. Мимо носятся мальчишки на велосипедах, мамы катают коляски с малышами.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

По соседству – прокуратура и суд. В здании последнего, как гласит памятная табличка, с января 1942 года по февраль 1943 года, находясь в эвакуации, "отправлял правосудие" Верховный суд РСФСР.

Официальное наименование заведения в настоящее время – ФКУ ИК-6 УФСИН России по Оренбургской области. Сейчас в колонии содержится 708 осужденных к пожизненному лишению свободы.

Кроме того, на участке колонии-поселения находятся 60 осужденных, на условиях строгого режима – 108 осужденных.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Количество персонала – около 900 человек.

В 2003 году было начато строительство режимного корпуса на 160 мест, который был принят в эксплуатацию в декабре 2006 года. Сейчас это одно из самых высоких зданий в Соль-Илецке, заметное отовсюду, в том числе с пляжа.

Свое неофициальное наименование, "Черный дельфин", учреждение получило из-за скульптур дельфинов черного цвета, установленных в фонтанах на территории колонии. Их придумал и изготовил один из заключенных. Название прижилось и вошло в историю.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Как утверждает УФСИН по Оренбургу, условия содержания осужденных в колонии "соответствуют требованиям международных стандартов".

В коридорах на дверях каждой из камер указано, кто там сидит и в совершении каких преступлений признан виновным.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

В камерах – решетки, которые отделяют заключенных от входной двери и от окна. Зэки открывают окно сами специальной палкой. Металлические кровати, скамейки, на которых в течение дня сидят осужденные. Сидеть и тем более лежать на кровати днем запрещено. Есть раковина, унитаз.

Из мебели, кроме кроватей и скамеек, – стол, полочки. На них – пластмассовые кружки и деревянные ложки. Все металлические предметы в колонии запрещены по соображениям безопасности.

Заключенные могут пользоваться библиотекой, иметь при себе определенное количество книг и другую печатную продукцию.

В каждой камере есть радиоточка. Автору этих строк удалось побеседовать с бывшим осужденным Е., отбывавшим наказание на участке строгого режима и работавшим в то время в радиорубке, откуда ведется трансляция на всю колонию.

"Когда я там был, то кроме радио" Маяк", там ничего не было. Включал часовые новости, затем музыку, в основном из 80-х. Трансляции строго по времени. Кто работал, на них отдельная линия была и постоянно музыка. Кстати, шансон под строгим запретом. Также были аудиопрограммы радио "Радонеж". Много программ разных конфессий", – рассказал он.

Осужденные обязаны спать головой к двери, не накрывая лица и при довольно ярком освещении.

Перемещаются осужденные внутри здания колонии – например, на прогулку верх по лестнице – нагнувшись вперед, опустив лицо вниз, с застегнутыми наручниками на спине руками и с завязанными глазами.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Точно так же доставляют в "Черный дельфин" вновь прибывших арестантов. Считается, что благодаря этим мерам, заключенные не смогут сориентироваться на местности и совершить побег. Последний групповой побег из колонии случился почти полвека назад – летом 1967 года через подкоп под стеной.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

При выводе на прогулку одного осужденного сопровождают как минимум двое охранников. Прогулка – полтора часа в каменном дворике у крыши.

Свидания с родственниками – тоже через решетку и с руками в наручниках.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Уголовно-исполнительный кодекс предусматривает строгие, обычные и облегченные условия отбывания наказания.

Изначально пожизненник попадает в строгие условия. Это в год – два четырехчасовых свидания, одна посылка или передача и одна бандероль.

Перевод в обычные условия возможен спустя десять лет и при отсутствии взысканий. Главное отличие обычных условий от строгих – разрешаются длительные свидания с родными продолжительностью до трех суток.

На облегченные условия осужденный может рассчитывать еще через десять лет. А еще через пять лет – ходатайствовать об условно-досрочном освобождении (УДО). Оно возможно только если за последние три года не было нарушений режима. В случае отказа следующее прошение разрешается подавать через три года.

Перспективу УДО для пожизненников Е. оценивает крайне скептически:

"Представьте себе, что с человеком за четвертак произойдет в каменном мешке с постоянным моральным прессингом. Он выйдет в другой мир, где он чужой. Я отсидел пять лет – с домом, родными, друзьями была постоянная связь. Свидания, письма, телефон. Находился всегда в курсе всего происходящего. Тем не менее после освобождения у меня возникла невероятная трудность с поиском работы. Обратился на биржу. Толка нет. Прихожу к работодателю, пишу в анкете про судимость – и arrivederci.

Почему происходит рецидив? Вот от этой безысходности человек начинает пичкать себя алкогольными артефактами. Итог: денег нет, прямая дорога к совершению преступления".

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Пожизненники обязаны носить форменную одежду – темно-синюю или черную робу с тремя белыми полосками на рукаве и штанах. На спине у каждого написано: "ПЛС", что значит – "пожизненное лишение свободы".

Некоторые заключенные работают. Так, на добыче соли они были заняты вплоть до Великой Отечественной войны.

Основное сейчас швейное производство было развернуто с 1965 года. Учреждение специализируется на выпуске обуви – форменной, рабочей и тапочек. Выпущенная колонией обувь распространяется под маркой "Оренбург", а на подошве изображен логотип в виде маленького дельфина. Кроме нее и сувенирных изделий, колония занимается изготовлением муки, хлебобулочных и макаронных изделий. Имеется сельскохозяйственный цех по разведению крупного рогатого скота, свиней, кроликов и кур.

Фото  Веры Васильевой, HRO.org

Во дворе штаба колонии – идиллические чистота, красота и порядок. Асфальтированные дорожки, все покрашено, побелено, разбиты клумбы, высажены деревца.

О внутренней же атмосфере можно судить, в частности, по исследованиям доктора психологических наук Валерии Сергеевны Мухиной.

"Принудительная жизнь в замкнутом пространстве, в состоянии постоянного наказания и бесперспективности – невыносимая для человека ситуация. Человек, лишенный будущего, теряет смысл своего существования", – пишет она в своей работе "Пожизненно заключенные: мотивация к жизни".

"Жизнь заключенных в камерах предопределена однообразием условий. Изо дня в день, многие годы они слышат одни и те же команды, видят одни и те же серые стены и один и тот же "пейзаж" за решеткой. Они могут обонять ограниченное число запахов, их вкусовая чувствительность притуплена арестантской пищей. На малых квадратных метрах, где существуют двое или трое осужденных, они постоянно ощущают одно и то же: стереотипное существование в жестко заданных условиях и друг друга... Но если произошло переселение заключенных – это обретает переживание катастрофы... Человек как индивидуальное существо никогда не может побыть один. Скученность и постоянное присутствие других порождает состояние тревоги, приводит к вспышкам крайней раздражительности, которую обязательно следует подавлять, совершая постоянные колоссальные усилия над собой".

На однообразие и предельную регламентированность как на тяжелейшее обстоятельство указал и Е.:

"Можно сказать, что осужденный будет делать через 5 –10 лет в этот день и час".

Валерия Мухина приводит мнение сотрудников колоний:

"Из общего числа пожизненно заключенных, лишь процентов пять-семь тех, которые стремятся удержать свое чувство личности. Способность здраво рассуждать и контролировать себя как социального человека сохраняют лишь немногие".

В действительности условия отбывания пожизненного заключения у нас, по меркам Европы, очень жесткие.

Как отмечает кандидат юридических наук, доцент, член Совета по пенологическому сотрудничеству Совета Европы, член Комитета против пыток Совета Европы Наталия Хуторская, там это понятие означает совсем не то, что человек непременно останется за решеткой до конца своей жизни. А то, что статус заключенного за ним сохраняется пожизненно.

В зависимости от особенностей личности, жизни до и после преступления и других факторов каждому индивидуально разрабатывается программа отбывания наказания. По прошествии определенного числа лет (например, в Германии "пожизненное" тюремное заключение – это 15 лет) заключенный получает (либо не получает) право покидать пенитенциарное учреждение на некоторое время или вовсе жить на воле.

При этом европейцы считают важным участие заключенного в жизни общества. Их уголовно-исполнительная система (УИС) строится на уважении к личности.

В России же в рамках концепции реформирования УИС рассматриваются вопросы о запрете для пожизненников на получение книг и прессы, пользование телевизором и тому подобное.

Данный подход кое-где уже находит практическое применение, причем касается даже не пожизненных осужденных, а детей. О прецеденте в начале марта 2013 года сообщила директор Центра изучения элит Института социологии РАН, создатель общественного движения "Отличницы" Ольга Крыштановская.

По ее словам, "Отличницы" собрали более двух тысяч книг для Рязанской женской колонии для несовершеннолетних. При этом они уже имели за своими плечами успешный опыт такого сотрудничества с ФСИН в прошлом году в рамках аналогичной акции, которую назвали "Читай свободно!" На просьбу приносить книги откликнулись сотни людей из социальных сетей, разных городов России. Но ФСИН после двухмесячных проволочек отказала "Отличницам" в благотворительности.

В другом известном автору этих строк случае заключенным запретили любую литературу, включая газеты. Даже УК, УИК и УПК положили на склад, откуда владельцы их смогут забрать только после освобождения.

Фактически – это запрет на социализацию.

В отличие от Европы, у нас УИС, похоже, не учитывает, что однажды, пусть даже через 25 лет, заключенный может выйти на свободу и поселиться по соседству. А ведь в том, чтобы этот сосед был полноценным человеком, заинтересовано общество.

Москва – Соль-Илецк – Москва, 1 – 7 мая 2013 года

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/16498

См. также: Еще несколько фотографий Соль-Илецка

См. также: Соль-Илецк. "Hotel" при "Черном дельфине"

Tags: pichugin, sol-ilezk
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments