Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Из архива sovest.org: Хроника

Пикеты у Мещанского суда и другие акции в поддержку юкосовцев 12.11.2004 – 29.11.2004. Источник: http://www.sovest.org/news.html

Пикетирование Мещанского суда Москвы 12 ноября 2004 г.

12 ноября 2004 г. возле Мещанского районного суда г. Москвы активисты группы "Совесть" провели очередной еженедельный пикет в поддержку Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и других обвиняемых по "делу ЮКОСа".

На решетки окон дома 22 по ул. Каланчевская, что напротив здания суда, мы привязали желто-зеленые ленточки – в знак протеста против произвола, чинимого властями в "деле ЮКОСа", а на стену приклеили портреты обвиняемых и плакаты, среди которых появилось два новых.

Суд над "ЮКОСом" – это суд над правосудием!

Пока огонь небес,
что в сердце, не потух,
В цепях и кандалах
свободен будет дух.

Первый из них выражал наше отношение к происходящему в зале судебных заседаний, имеющему мало общего с беспристрастным и справедливым правосудием. Второй же подчеркивал, что даже став заключенными, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев остались куда более свободными, нежели многие люди, занимающие государственные посты и начальственные кабинеты.

Один из друзей группы, пришедший вместе с нами поддержать подсудимых, взял в руки Конституцию Российской Федерации, перевязанную желтой и зеленой лентами. Тем самым он хотел напомнить судьям, прокурору и общественности о том, что при рассмотрении "дела ЮКОСа" (как, впрочем, и любого другого) и вынесении приговора недопустимо нарушать законы.

К пикету не раз подходили прохожие и высказывали различные мнения о ситуации вокруг опальной нефтяной компании. Среди них оказались и сотрудники ЮКОСа – молодой человек и девушка, – специально подъехавшие к д. 22 на автомобиле, чтобы поговорить с участниками акции. Со всеми желающими мы охотно делились своими брошюрами "Дело ЮКОСа: хроника, правонарушения, мнения".

Примерно час спустя после начала пикета поблизости от нас остановилась милицейская машина. Вышедшие из нее двое работников Красносельского РОВД продемонстрировали высочайшую культуру общения и весьма уважительное отношение к нам. Поздоровавшись со всеми, они представились нашей активистке, которая фигурировала в поданном в Префектуру ЦАО уведомлении как организатор мероприятия, отдали ей честь и поинтересовались, сколько еще времени продолжится акция. Не избалованные подобным обращением со стороны представителей службы охраны Мещанского суда, мы были приятно удивлены.

К концу второго часа пребывания на улице почти все мы сильно замерзли и, чтобы согреться, начали подпрыгивать на месте. А потом даже прошлись пару раз по кругу, держа руки за спиной, подобно арестантам. Столь оригинальная форма пикетирования сразу привлекла довольно многочисленных зрителей из здания Мещанского суда и удостоилась приветственных взмахов рук из окон судебных помещений.

Группа "Совесть" благодарит всех сторонников Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, принявших участие в нашей акции, руководителей Префектуры ЦАО г. Москвы, выдавших разрешение на ее проведение, а также сотрудников Красносельского РОВД, охранявших нас во время пикета.

* * *

Пикетирование Мещанского суда Москвы 19 ноября 2004 г.

19 ноября 2004 г., в день очередного заседания по "делу ЮКОСа", группа "Совесть" вновь вышла на пикет напротив здания Мещанского районного суда г. Москвы. Тем самым мы стремились поддержать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева и выражали протест против постоянных нарушений прав обвиняемых, допускаемых в ходе судебного процесса.

Когда мы пришли на традиционное место проведения наших акций, то неожиданно для себя обнаружили, что прилегающая непосредственно к дому №22 половина тротуара огорожена растянутой на металлических колышках красно-белой лентой – обычно таким образом городские власти пытаются уберечь прохожих от сосулек. С крыши и правда свисал небольшой снежный нанос, однако нам показалось несколько странным, что такие меры предосторожности приняты на Каланчевской улице только в отношении одного-единственного здания. Тем не менее мы все равно приклеили к его стене портреты МБХ и ПЛЛ, плакаты, а на решетки окон привязали ленточки "ЮКОСовских" цветов (желтого и зеленого). В руках у нас тоже были портреты и плакаты, в том числе новые:

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их надо резать или стричь.
(А. Пушкин)

Басманно-Мещанское правосудие: "Судим не по праву, а по нраву!"

И даже в каменной темнице
Орел с неволей не смирится.

Третий лозунг особенно понравился журналистке радиостанции "Эхо Москвы" (потом его озвучили в эфире). Она стала брать у нас интервью, в то время как представитель информационного агентства Associated Press снимал нас на фото- и видеокамеру.

Однако очень скоро мирное течение пикета было внезапно нарушено появившимся неизвестно откуда дворником – во всяком случае именно так нам представился настроенный крайне агрессивно мужчина. Он потребовал немедленно убрать "эту дрянь" – так он назвал ленточки на окнах и агитационные материалы на стене. Демонстрация официального разрешения на пикет Префектуры ЦАО на "блюстителя чистоты" действия не возымела, и он быстро перешел от энергичных слов к не менее энергичному делу, сорвав один из плакатов. Но наше дружное негодование и, в особенности, просьба назвать свою фамилию либо показать удостоверение (в присутствии работников СМИ) заставили "дворника" спешно ретироваться.

На этот небольшой инцидент безучастно взирали стражи порядка, охраняющие Мещанский суд.

Довольные, что "поле боя" осталось за нами, мы продолжили акцию, общаясь с журналистами и немногочисленными прохожими. Яркие ленточки и плакаты, особо эффектно смотрящиеся на фоне чистого белого снега, привлекали внимание и пассажиров проезжающих мимо трамваев и троллейбусов, которые то и дело оглядывались на нас.

* * *

21 ноября 2004 г. в Петербурге представители местного отделения "Совести", молодежного "Яблока", организаций "Народно-трудовой союз", "Демократический союз", "Мемориал", "Гражданское действие", блокадников Ленинграда, ветеранов Чернобыля и др. провели пикет "В защиту Михаила Ходорковского и других жертв судебного произвола".

Предлагаем вашему вниманию рассказ о мероприятии одной из участниц петербургского крыла нашей группы, который она нам любезно прислала. Текст сохранен в оригинальной редакции, с авторской интерпретацией событий.

Марина Драченко

Первый блин – вьюгой

Для наших московских коллег устраивать пикеты – что орешки щелкать. А наш первенький задался не сразу. Всё началось со строгого выговора, полученного мной от Дили за то, что не организовали пикет в годовщину содержания под стражей Михаила Ходорковского.

– Где ж устраивать? – удивилась я, – В Москву, что ли, поедем?

– А если их в Сибирь сошлют, мы что, в Сибирь будем ездить пикеты устраивать?

Я пришла в восторг от Дилиной разумности и поклялась, что как только – так сразу. К сожалению, повод для пикета не заставил себя долго ждать – нашему главному подопечному рутинно отвесили очередной басманный срок – с14 ноября до 14 февраля. 14 ноября пришлось на воскресенье, и мы выбрали этот день для своего дебюта – пикета "В защиту Михаила Ходорковского и других жертв судебного произвола".

Начали с того, что пригласили к участию питерское молодежное "Яблоко". Дружественный лидер Павел Другов посмотрел на нас с отеческим сочувствием и сказал: "Заявите лучше от "Яблока". Мы стали объяснять, что, если, не дай Бог, наших подопечных всё же засудят, то нам придется долго напоминать о них петербуржцам, поэтому мы хотим освоить всю технологию самостоятельно. "Ну, что ж, осваивайте, – вздохнул Паша и в его взгляде появилась откровенная жалость, – А мы, конечно, поддержим".

Поддерживать пришлось со всех сторон. Выяснилось, что в Питере заявлять о пикете за 3 дня не принято – только за 10–15 дней. У нас оставались сутки. Задействовав "яблочную" оргтехнику вместе с секретарем, маршрутные такси, отгулы на работе и собственный могучий интеллект, все-таки успели. Беспечно упомянув в названии места проведения пикета слова "Невский проспект", мы угодили вместо районного ведомства в губернаторское. Галантный господин из Смольного вызвал нас на беседу строго по закону, через 3 дня, и вручил нам встречное предложение: провести пикет в тихом укромном месте, надежно укрытом от глаз петербуржцев. Иначе, как нам объяснили, наш пикет будет мешать движению пешеходов по Невскому проспекту. Ответить надо было в письменном виде, в течение 3-х дней. Два дня мы вели дискуссии и консультировались с более опытной дем. общественностью. В конце концов избрали вариант – отказ в согласовании считаем немотивированным, но обязуемся принять во внимание проблему, указанную администрацией. Пикет на 14.11 отменим в связи с отсутствием согласования и неприемлемости предложенного места пикетирования. Одновременно с этим двусмысленным ответом Смольному, подали новую заявку на 21.11, на 13.00, в администрацию центрального района СПб, назвав то же самое место по-другому. Маневр дал определенный эффект – заявку приняли. Но ответа мы ждали 9 дней. Все это время мы изучали закон 54ФЗ, подвергали чиновников администрации набегам и телефонным атакам, стращали их факсами, которые по нашему наущению отсылались из офиса "Яблока", и привлекали к боевым действиям матерых правозащитников из "Гражданского контроля". Если учесть, что часы работы администрации по большей части совпадали с нашими рабочими графиками, то к концу осады я почувствовала, что начинаю слегка недолюбливать наших нефтяных сидельцев, и, пройдя парочку согласований пикетов, смогу, пожалуй, претендовать на скромную должность в ген. прокуратуре.

Наконец, за 3 дня до пикета, мы выбили свою зловредную бумагу, но к этому времени иссякло терпение нашего служебного начальства, и нам пришлось уделить время своим профессиональным обязанностям, а также заняться оповещением участников пикета и СМИ. Накануне пикета дело дошло до изготовления плакатов. Процесс пошел в моей просторной однокомнатной квартире. Это было приятное занятие, сопровождавшееся творческим самовыражением и полным разгулом демократии. Я, наконец, реализовала свои маниакальные идеи, создав два агитшедевра:

М. Ходорковский – Мистер Человеческое Достоинство

Дело ЮКОСа: рэкет вместо правосудия

Меня особо радовало, что я называю происходящее своим именем. Поэтому буквы в слове "рэкет" у меня оказались ярко-красного цвета, в черном ободке и немыслимых размеров. Пока я эстетствовала, Диля произвела на свет целый выводок не столь изысканных по форме, но отменных по содержанию плакатов:

Горе от ума

Путин! Суд пройдет – позор останется

Басманный суд – под Суд

и т.д. Вершиной Дилиного самовыражения стал плакат-схема "Самодержавие". В центре плаката разместился лист из журнала "Коммерсант-Власть" с шестью фотографиями Путина в весьма живых позах. На остальном пространстве плаката Диля дотошно перечислила все прегрешения гаранта – уничтожение правосудия, дело ЮКОСа, пренебрежение конституцией, удушение независимых СМИ и т.д. Чтобы никто не сомневался в ответе на вечный русский вопрос "Кто виноват?", автор плаката использовала изрядное количество жирных черных стрелочек. Плакаты, осененные творческой рукой мастера, из комнаты перемещались на кухню, где подмастерье Марк доводил их до окончательного совершенства. А разгар наших трудов по радио передали штормовое предупреждение. Нам сообщили, что ко времени нашего пикета температура воздуха в северной столице понизится до 10 градусов мороза, порывы ветра достигнут 20 метров в секунду, а также будет подан обильный снегопад в виде метели. Мы приняли это к сведению и до позднего вечера бинтовали наши плакаты прозрачным скотчем.

Наконец день и час нашего дебюта настал. Вопреки обыкновению, метеопрогноз сбылся. Ветер с ног сшибал, поземка крутилась воронками, снег валил вовсю. По Пушкину: "Беда, барин! Буран!" Мы с Дилей прибыли к месту пикета за 15 минут почти одновременно, но некоторое время не узнавали друг друга из-за снегопада. Наконец воссоединились, укрылись в подворотне и стали держать совет. Признаюсь, что мы обе малодушно усомнились в мужестве участников пикета и прикидывали, стоит ли выставляться на обозрение землякам вдвоем. Диля считала, что надо повесить на себя по 4 плаката и пикетировать. Я настаивала, что две снежных бабы, укутанные в плакаты и постеры, могут нанести ущерб имиджу подшефных сидельцев.

В 13.05 мы были посрамлены – явился первый представитель "Яблока", а следом и наш Миша. Мы стали разворачивать плакаты, они улетали, мужики их ловили – словом, снежное шоу! Выручила абстрактная бетонная скульптура, водруженная каким-то эстетом у первых домов Малой Конюшенной. В скульптуре оказалось несколько сквозных отверстий, в которые мы затолкали плакаты и откуда их произвольно выдергивали резво прибывающие пикетчики. К 13.15 мы дружно выстроились в шеренгу с укрощенными плакатами. Пикет был заявлен до 20 человек, явилось человек 17–18 (более точно сказать не могу – кто-то запаздывал, а кто-то, окоченев, удалялся по-английски). Кроме нас и молодежного "Яблока", пришли представители "Гражданского действия", блокадников, ветеран Чернобыля, а также представитель молодежного правозащитного движения Андрей Юров. Появились журналисты, местное НТВ и т.д. Обремененная плакатами Диля бодро давала интервью.

Надо сказать, что так долго томившая нас ожиданием администрация Центрального района не прислала ни назначенного уполномоченного, ни милиции, так что мы были предоставлены сами себе. Зато я могла успокоить злополучным согласованием журналиста, который упорно допытывался, не боюсь ли я, что нас разгонят. Потом этот журналист побродил по Невскому и поинтересовался у прохожих, что они о нас думают. Петербуржцы откровенно признались, что если бы им "так заплатили" (интересно, как?), то они бы тоже стояли.

Душой пикета стал лидер яблочников Паша Другов. Он прихватил с собой маленький мегафончик культового желтого цвета и отрывался вовсю. "Свободу Ходорковскому!", – вопил Паша, перекрывая вой ветра, – "Сегодня сидит он, а завтра мы! И вы тоже! Наступает 37-ой год, нас всех посадят в тюрьму!". Ошалевшие прохожие сперва шарахались, а потом все же останавливались и таращились на припорошенных снежком пикетчиков. Погода не располагала к длительным политическим диспутам, но чтению наших плакатов петербуржцы уделили должное внимание. Одна злобная бабуся, пробегая рысцой по Невскому, все же предала нас анафеме, как некогда церковное начальство боярина Льва Толстого. Где-то к 13.30 Паша притомился и побежал за угол в пышечную, прихватив с собой парочку посиневших единомышленников. Минут через 10 они вернулись и Павел с новыми силами взялся за агитацию. Он громогласно выразил свое недоверие президенту Путину и даже предложил откомандировать его в президенты Луны, из чего мы сделали вывод, что пышки могут оказывать возбуждающее действие. В 13.50 я сильно пожалела, что не надела на ноги сапоги модели "Прощай, молодость". Я даже робко предложила завершить пикет пораньше в связи с тяжелыми погодными условиями, но была посрамлена Дилей и удостоилась титула ренегата.

В 14 часов мы расстались с яблочниками, заверив друг друга во взаимной симпатии и дальнейшем сотрудничестве, и отправились своей "ходоркологической" компанией согреваться чаем в Гостиный Двор (ей-богу, именно чаем!). Так что наш первый пикет прошел вьюгой. Но не комом, за что мы искренне благодарим питерский молодежный союз "Яблоко", организации "Гражданское действие " и "Гражданский контроль".

* * *

Пикетирование Мещанского суда Москвы 29 ноября 2004 г.

29 ноября 2004 г. с 11 ч до 12 ч 30 мин независимая общественная группа "Совесть" провела пикет напротив здания Мещанского районного суда г. Москвы. Нашей целью было поддержать П.Л. Лебедева, у которого на это число приходится день рождения (уже второй в тюрьме). Мы требовали освобождения Платона Леонидовича, как известно, серьезно больного, из-под стражи и предоставления ему возможности получить квалифицированную медицинскую помощь. Группа "Совесть" также выражала поддержку М.Б. Ходорковскому и другим обвиняемым по "делу ЮКОСа" и призывала суд к беспристрастности и справедливости.

...Большой поздравительный транспарант:

С днем рождения, Платон Леонидович!

который мы первым делом закрепили на фасаде д. 22 по ул. Каланчевская, мгновенно привлек внимание нескольких мерзнувших неподалеку журналистов. Его гамма – зеленый фон, желтые буквы – разумеется, была выбрана со скрытым смыслом – это "корпоративные" цвета ЮКОСа. Всем представителям СМИ мы раздали пресс-релиз об акции. Фото- и телеоператоры добросовестно запечатлели процедуру расклеивания на стене портретов подсудимых и плакатов, среди которых было три новых:

Отпустите Лебедева к врачам! Не позорьте российскую юстицию!

Прокуратура:
"От нас достанется и честному, как вору.
В суть дела некогда вдаваться прокурору!"

Такой процесс – и смех, и слёзы...
Неправый суд – стране угроза.

Сотрудница телеканала REN-TV взяла у нас подробное интервью.

Несмотря на холодную погоду (а может, взбодренные морозцем?) прохожие проявляли живейший интерес к пикету: читали лозунги и периодически вступали в полемику с нами. Всем желающим мы вручали брошюры "Дело ЮКОСа: хроника, правонарушения, мнения" и карманные календари с портретами МБХ и ПЛЛ, изданные на средства группы. Большинство людей было настроено доброжелательно либо нейтрально, хотя избежать ставших уже привычными подозрений в "продажности" нам не удалось. Кроме того, одна высокомерная дама бросила на ходу в нашу сторону: "Сумасшедшие!" Впрочем, все эти маленькие происшествия ничуть не убавили наш боевой дух.

Спустя некоторое время поблизости от нас остановилась автомашина, из которой вышел Борис Моисеевич Ходорковский (отец Михаила Борисовича). Поприветствов участников пикета и тоже приняв в подарок два календарика "Совести" (что нам было очень приятно), он отправился в зал заседаний суда.

По окончании пикета у нас возникла идея поздравить Платона Леонидовича с днем рождения лично. А заодно проверить на собственном опыте, насколько процесс по "делу ЮКОСа" открыт для общественности – ведь так не перестают утверждать власти.

Работник правоохранительных органов, сидевший за столом при входе в здании Мещанского суда, переписал наши паспортные данные и отправил нас к своему шефу, хорошо нам знакомому по опыту прошлых пикетов. От этого начальника мы узнали, что войти в зал можно только во время перерыва в судебном заседании, а когда он будет – никому не известно.

Увы, в перерыв (наступивший, кстати, довольно скоро) в желанное помещение нас тоже не допустили – на сей раз под предлогом, что следует дождаться, пока главные участники разбирательства займут свои места. Зато нам удалось помахать руками Платону Лебедеву, которого провели через коридор, – он держался с твердостью и достоинством. Затем двери зала опять захлопнулись и судебные слушания возобновились. А нам не оставалось ничего иного, как только с прискорбием констатировать, что официальные сведения об открытости процесса сильно расходятся с истинным положением вещей.

Впрочем, таких расхождений "деле" хоть отбавляй.

* * *

7 декабря 2004 г. независимая общественная группа "Совесть" приняла участие в Круглом столе правозащитников и пресс-конференции, посвященным Всемирному Дню прав человека 10 декабря.

Главная тема Круглого стола: катастрофа с правами человека в России и действия правозащитников. Обсуждались, в частности, и многочисленные процессуальные нарушения в деле Ходорковского-Лебедева-Крайнова, а также негативные для политического и экономического благополучия России последствия атаки на ЮКОС.

Тема пресс-конференции: демонстрация 10 декабря в Москве "Марш свободных людей", на которую "Совесть" намерена прийти со своими лозунгами.

Tags: sovest.org
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments