Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Маргарита Чарыкова и другие в "Матросской Тишине"

Оригинал взят у may_antiwar в Маргарита Чарыкова и другие в "Матросской Тишине"

Ну да, действительно в больнице "Матросской Тишины" содержится Маргарита Чарыкова, у которой (я не стала бы писать подробно, но Интернет и СМИ уже пестрят деталями), – с рождения отсутствуют прямая кишка и сфинктер. Такая врожденная патология. Ей сделано несколько операций, другой отдел кишечника вытянут ниже, – и на воле она спасалась от болей диетой из всего протертого, определенными гигиеническими процедурами и какими-то таблетками, которые однажды у нее изъяли оперативные сотрудники и в их составе обнаружили амфетамин. Маргариту обвинили в подготовке к сбыту наркотических средств и поместили под стражу. Под стражей пища не очень протертая (по словам Маргариты – нечищенная картошка и рис с куриными костями), а необходимые гигиенические процедуры никто в СИЗО проводить не будет. Итог – обострение заболевания, невозможность, я извиняюсь снова за конкретику, нормально сходить в туалет, жалобы на отравление организма, сильные боли, тошноту, рвоту, вздутие живота. Пытается расслабить кишечник касторкой, но от нее Маргариту снова рвет.

Держится двадцатичетырехлетняя Маргарита бодро, однако ближе к концу беседы, не выдержав, начинает плакать. Однако у врачей и руководства СИЗО другое мнение насчет ее здоровья, они считают, что состояние больной улучшилось, оно удовлетворительное, она уже практически вылечилась и в ближайшие дни будет отправлена в шестой изолятор, из которого ее перевели в больницу. Кстати, уверяют наши сопровождающие, облегчить боль амфетамином невозможно. Хоть потом добавляют: впрочем, просто можно о боли на какое-то время забыть. Да, проблема есть, но она – врожденная. Под постановление, освобождающее из-под стражи, это заболевание не подпадает. Но это – редкая аномалия. Может, поэтому и не подпадает. Но тут тюремные врачи ничего поделать как бы не могут: нет бумажки – нет и освобождения.

А может, и могли бы.

Говорить об этой проблеме, звонить во все колокола, по своей инициативе назначить обследование... Но не нужно им это. Говорить и звонить будут правозащитники, а их, правозащитников, за это в очередной раз обвинят в предвзятости. Ситуация, может, и не катастрофическая, но тяжелая. И не правозащитники, мне кажется, а врачи должны бы в честь клятвы Гиппократа ставить вопрос о том, что перечни заболеваний, освобождающие от содержания в СИЗО и отбывания наказания, неполны и обрекают многих узников на страдания, а то и смерть за решеткой. Я об этом уже писала, но напомню вновь: по этим перечням освободить можно только умирающих, когда шансов на излечение уже нет. Это – глобальная проблема, и решать ее хорошо бы сообща. Но у тюремных медиков все "не настолько больны", пока не умрут. Это неправильно, конечно.

Вот Козлов Николай Николаевич с тяжелейшими нарушениями кровообращения. Мы были у него две недели назад и сейчас. Доктор в прошлый наш приход обещал подумать над необходимостью медицинского обследования Козлова. Результат никакой. Через день после нашего прошлого посещения Козлов написал заявление – ответа нет. А врачи всё упирают на то, что Козлов не подпадает под постановление. Когда он попадет-то? Когда, не приведи Всевышний, скончается? Ну, зачем тяжело больного человека, у которого срок-то три года за мошенничество, гноить в СИЗО? Ну, кому лучше оттого, что он там страдает? Теперь у него, помимо тяжелейших заболеваний, еще и жуткий кашель. Сокамерник говорит: его наизнанку выворачивает. Плюс гемарроидальное кровотечение. Человек просто в СИЗО разваливается на части. Как, чье мне надо обратить на это внимание? Каждый отвечает за свой участок работы. Все, вроде, правы. Всё упирается в постановления. Ну, так, может, надо уже в постановлениях что-то подправить?

В остальном всё по-прежнему. Заходим поболтать к Даниилу Константинову. Болтаем за жизнь, за политику, за литературу, про Бориса Стомахина. Заходим к Сергею Кривову. Он бодр, на здоровье не жалуется. Всем благодарности и приветы. Пробегаем карцеры. Куча тех, кто отказывался раздеваться при обыске. Одни – мусульмане, другие – принципиальные. Ну, не хочется им снимать штаны, ради этого можно и в карцере посидеть. Спрашиваем офицеров – можно ли сделать обыск менее унизительным? Рентген, сканирование, собачка? Всё это пока в мечтах, идеального решения проблемы не предвидится.

А, и еще в завершение о лекарствах, которые получает Маргарита.

Читал мне их доктор-травматолог, а я, вообще, в лекарствах не разбираюсь, поэтому, возможно, названия перевру, но, может быть, они важны. Альмагель, который должен как бы обволакивать больные ткани желудка и кишенчника. Олмеропразол, он нормализует секрецию. Фортранс – слабительное. И баралгин.

Нужно ли держать Маргариту под стражей? Она говорит, что как раз сейчас подошла ее очередь в израильской клинике на операцию. Но девушка в СИЗО и будет оставаться под стражей, пока иного не решат следствие и суд. Кому лучше оттого, что под стражей молодая женщина, инвалид, которая пыталась жить нормальной жизнью (а это очень тяжело для стомированного больного) и уже многократно раскаялась в том, что принимала не те таблетки? Я не знаю.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments