Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

ЕСПЧ коммуницировал жалобу пострадавших от бесланского теракта

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобу на действия властей во время штурма школы N1 в Беслане в сентябре 2004 года. Как рассказали на пресс-конференции 20 ноября 2012 года адвокаты Центра международной защиты прав человека Михаила Трепашкина, потерпевшие обвиняют российское правительство в нарушении нескольких статей Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод.

В пресс-конференции, проходившей в Независимом пресс-центре в Москве, приняли участие Михаил Трепашкин и Сергей Князькин, которые, наряду с другими адвокатами, представляют интересы жителей Беслана, пострадавших в ходе теракта.

В ЕСПЧ обратились 447 жителей североосетинского города – те, кто сам побывал в заложниках, и те, кто потерял близких. Всего с 2007 года в Страсбург поступило семь жалоб, которые Суд объединил в одно производство и будет рассматривать под названием "Тагаева и другие против России".

Процедура коммуникации жалобы означает, что Суд направил представителям Российской Федерации и заявителям вопросы по делу. Стороны должны на них ответить.

Прежде всего заявители обвиняют российские власти в нарушении своего основополагающего права – на жизнь, закрепленного в статье 2 Европейской конвенции. Как считают пострадавшие, государство не выполнило свои обязательства о защите людей, чья жизнь находилась в опасности.

В частности, Сергей Князькин и Михаил Трепашкин утверждают, что правоохранители знали о возможном теракте в школе, но не предотвратили его. По данным адвокатов, 31 августа 2004 года МВД распространило по своим подразделениям телеграмму с требованием "принять экстренные меры по антитеррористической защите учебных заведений в День знаний, обеспечить усиленную охрану школ". Но эти меры не были исполнены. Жители Беслана писали в своих жалобах в ЕСПЧ, что даже сотрудники РОВД "Правобережный", находившегося прямо напротив школы, были заняты на охране главы республики Северная Осетия, а детей оставили без защиты.

Пострадавшие считают, что работа оперативного штаба, руководившего контртеррористической операцией, и стратегия переговоров с террористами были плохо организованы. Штурм школы был слишком рискованным – спецназ обстреливал здание из танков и огнеметов. Возникший вследствие этого пожар начали тушить только спустя два с половиной часа после возгорания, что привело к гибели заложников.

Большинство заложников спасли, но 334 человека, среди них 186 детей, были убиты.

Указывают бесланцы и на нарушение в отношении них Россией статьи 3 Европейской конвенции, запрещающей пытки. По их мнению, жестокое обращение террористов с заложниками, помимо прочих причин, было вызвано и действиями оперативного штаба. Якобы, занижение властями в официальных сообщениях числа захваченных в школе людей вызывало раздражение террористов, которые имели возможность смотреть в школе телевизор. Это ухудшало их обращение с заложниками. Террористы казнили 16 заложников, еще 16 было ранено. Остальные провели два дня без сна, еды и питья.

Также жители североосетинского города жалуются на нарушение своих прав на справедливое правосудие (статья 6) и на эффективное средство правовой защиты (статья 13). Несколько уголовных дел, в рамках которых заявители пытались добиться расследования действий оперативного штаба и первых лиц республики, закончились ничем. Никакие официальные лица не были признаны ответственными за гибель людей.

Кроме того, в жалобе указывается на нарушение права на уважение частной и семейной жизни (статья 8).

Михаил Трепашкин и Сергей Князькин сообщили, что будут требовать в Страсбурге проведения устных публичных слушаний, что предусмотрено регламентом Суда.

В свою очередь, представители правительства РФ подготовили возражения на 16 страницах. В них, частности, утверждается, что некоторые жалобы были поданы с нарушением сроков, а потому должны быть признаны неприемлемыми. Кроме того, Россия просит провести слушания не в Малой палате ЕСПЧ, а сразу в Большой.

Сергей Князькин считает, что государство таким образом затягивает рассмотрение дела по существу. Москва не заинтересована в том, чтобы в Страсбурге начался громкий процесс. Адвокат отмечает, что ходатайствовать о рассмотрении дела в Большой палате можно только после того, когда по нему уже вынесено решение по существу.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/15130

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments