Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Мособлскоросудие

См. также: Дело Александра Маркина

Оригинал взят у novayagazeta в Мособлскоросудие

В среду, 2 мая, в Мособлсуде состоялось заседание по делу бывшего гендиректора ЧОП "Витязь-спорт" Александра Маркина (подробности этого криминального сюжета опубликованы в блоге "Новой газеты" 27 апреля). Решался "технический" вопрос – о мере пресечения подсудимому. И едва ли он заслуживал бы внимания широкого читателя, если бы не одно "но".

Просторный зал заседаний был почти пуст, поэтому несколько журналистов и представителей общественности сразу привлекли внимание подсудимого. Жестами он настойчиво пытался дать понять публике, насколько благодарен за этот визит.

Срок ареста, ранее назначенного Маркину судом по прошению гособвинения и при непротивлении государственного защитника, истекает 22 мая. Вступившие в дело адвокаты по найму – Дмитрий Динзе и Руслан Арзуманян – ходатайствовали об изменении меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей: подписку о невыезде или домашний арест.

У каждой стороны – своя правда. Прокуратура указывает на тяжесть имевшего место преступления – в результате взрыва автомашины совладельца компании "Оптифуд" Михаила Вюнша погиб он сам, водитель и охранник. Отъезд оправданного присяжными в первом судебном процессе Маркина к себе домой в Испанию обвинение рассматривает как попытку "скрыться от правосудия".

В свою очередь, сам Маркин утверждает, что не участвовал в кассационном разбирательстве в Верховном суде РФ (в результате которого был отменен оправдательный приговор) потому, что не был о нем должным образом проинформирован.

"Я не собираюсь скрываться", – заявил Маркин суду в среду, добавив к этому, что в Москве у него живет взрослый сын и есть, где остановиться.

Адвокаты привели и медицинские противопоказания против ареста – в 1995 году при исполнении служебных обязанностей их подзащитный был тяжело ранен. Пуля застряла в легком, в результате чего часть этого органа врачи вынуждены были удалить. После этого Маркин с женой и двумя дочерьми перебрался на постоянное место жительства в Испанию, поскольку в московском климате, не говоря уже о СИЗО, у него развивается хронический кашель.

Закон говорит о том, что при продлении ареста фигуранту дела тяжесть предъявленного обвинения не может приниматься в качестве исключительного основания. Он требует изучения более широкого круга доказательств, исследования судом фактических и правовых оснований.

Однако же судебная практика, как известно, показывает другое – продление ареста обычно становится автоматической процедурой. Все это мы видели в том числе и на примере второго судебного процесса Ходорковского-Лебедева. На юридических интернет-форумах злые языки пишут, что проекты такого рода постановлений прокуроры приносят судьям на флешках.

Не будучи очевидцем, я далека от того, чтобы утверждать, что именно так и произошло в случае с Маркиным. Но, по моим оценкам, у судьи Регины Богачевой даже на операцию "copy-paste" времени было недостаточно. Удалившись в совещательную комнату, судья провела там едва ли более минуты. За это время наверняка несложно найти нужный документ в стопке бумаг. Но невозможно проанализировать доводы обвинения и защиты, на основании этого анализа принять решение и написать постановление.

Срок ареста Маркину был продлен до 22 августа 2012 года (следующее судебное заседание назначили на 4 июня). Интересно, что на оглашение постановления у судьи ушло больше времени, нежели на его написание. Пожалуй, никогда в моем более чем семилетнем опыте освещения судебных процессов процедура продления срока содержания под стражей не была столь стремительной.

  Вера Васильева
специально для «Новой»
  

Tags: aleksandr_markin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments