Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Вечер памяти Варлама Шаламова в "Мемориале"

Варлам Шаламов18 января 2012 года в Москве, в офисе Международного общества "Мемориал" прошел вечер памяти Варлама Шаламова. Во встрече приняли участие исследователи биографии и творчества писателя, а также знавшие его люди. Мероприятие было приурочено к 30-летию со дня смерти прозаика и поэта, автора "Колымских рассказов".

Вечер памяти открылся показом документального фильма "Острова. Варлам Шаламов", по окончании которого состоялась дискуссия. Выступили режиссер картины Светлана Быченко, историк кино Александр Дерябин, редактор сайта "Шаламов.ру" Сергей Соловьев, Никита Петров - заместитель Председателя Научно-информационного и просветительского центра "Мемориал".

Одновременно с кинопоказом в зале проходила выставка фотографий "Остров Колыма", составленная из архивных снимков НКВД. Кадры, снятые в сталинских застенках самими работниками ГУЛАГа, - словно иллюстрации к литературным произведениям Шаламова.




 Светлана Быченко. Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Александр Дерябин. Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Сергей Соловьев. Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Никита Петров. Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Александр Сиротинский. Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Фото Веры Васильевой, HRO.org

 Фото Веры Васильевой, HRO.org

В фильме Светланы Быченко два героя. Это Варлам Шаламов и Ирина Сиротинская - российский архивист и литературовед, близкий друг писателя, хранитель и публикатор его творческого наследия.

"Делая фильм-портрет, очень важно найти человека, который нес бы в себе отражение того, кого уже нет в живых, о ком ты снимаешь. Ирина Павловна несла такое отражение Варлама Тихоновича", - сказала режиссер.

В картине звучит много песен на стихи Шаламова. Как пояснила Светлана Быченко, "это была целенаправленная акция, потому что Шаламов мечтал, чтобы его стихи пелись".

Так же преднамеренно Светлана Быченко в своей работе отошла от общепринятых стандартов жанра биографии. Ее фильм рассказывает не обо всем жизненном пути писателя, от рождения до смерти, а только о его жизни после возвращения из лагерей. И это очень важно, считает Сергей Соловьев.

"Есть такая иллюзия зрения, что Шаламов - это только Колыма. Но жизнь человека не закончилась после этого. 30 лет, которые Шаламов прожил после Колымы - очень важный период", - подчеркнул он.

Эта послелагерная жизнь была в каком-то смысле не менее тяжелой, чем колымская, хотя и по-другому. Как отметил Никита Петров, "если в ГУЛАГе убивали физически, то потом, после освобождения, Варлама Шаламова 30 лет убивали нравственно. Он на самом деле умирал вторично, и много-много раз".

Как было сказано на вечере, Шаламов считал, что, вопреки бытующему мнению, тюрьма не дает никакого полезного для жизни опыта, а лишь разрушает ее. История и современность вновь и вновь продолжают подтверждать его правоту.

Рассказать правду о том, что происходило на Колыме, Варлам Шаламов считал своим долгом перед мертвыми товарищами по лагерю. При этом творчество Шаламова гораздо глубже, чем просто фиксация фактов, свидетельство очевидца. Такой точки зрения придерживается Сергей Соловьев.

"Шаламов - это не бытописатель. Хотя очень распространенное его восприятие таково, оно не имеет ничего общего с действительностью. В этом его принципиальное отличие как писателя от Александра Исаевича Солженицына. Эти рассказы прокричаны сквозь слезы, но это - важнейшая литературная работа", - сказал редактор "Шаламов.ру".

Однако рассказы и стихи Варлама Шаламова в СССР при его жизни так никогда и не были опубликованы.

Власть лишь, по выражению Никиты Петрова, "милостиво разрешила ему жить". Отказывала в работе. Платила мизерную пенсию. Выделила комнату в коммуналке площадью восемь квадратных метров.

Впрочем, вряд ли стоит винить во всем только советскую власть. Убивала не только она, убивало и общество. Даже самиздат не оправдал надежд Варлама Шаламова.

Последние три года своей жизни тяжелобольной Шаламов провел в Доме инвалидов и престарелых Литфонда. Тем не менее и там он продолжал писать стихи. 15 января 1982 года писателя после поверхностного обследования медицинской комиссией перевели в интернат для психохроников. Вокруг Шаламова оказались по сути такие же застенки, как и те, которые окружали его 17 лет на Колыме. Там писатель прожил всего три дня и скончался 17 января 1982 года.

И все таки Светлана Быченко убеждена, что Варлам Шаламов - победитель. Ведь, несмотря ни на что, он не согнулся, выполнил свой долг перед теми, кто был замучен, кто погиб в ГУЛАГе. По этой причине режиссер называет героя своей картины викингом.

Важнейшую помощь писателю оказала Ирина Сиротинская.

Александр Дерябин назвал ее "подвижником, который поставил перед собой цель сохранить, сберечь для истории" творческое наследие Варлама Шаламова. Она твердо верила в то, что "когда-нибудь настанет время, и это все напечатают и прочитают… Ничего героического в профессии архивиста нет, но тем не менее это уникальное явление"… И по этой причине тоже "Острова. Варлам Шаламов" - это "фильм о человеческом долге", - выразил мнение Александр Дерябин.

"Мама очень долго была знакома с Варламом Тихоновичем. Он нашел человека, который в трудную минуту, когда вокруг безразличие, поддержал его в том, что он делает нужное дело, и надо продолжать его", - сказал сын Ирины Сиротинской Александр, который тоже присутствовал на вечере.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/12984.

UPD. Лев Левинсон (lev_levinson) поправляет участников дискуссии: "Стихи печатались. В 1958 году была подборка в "Знамени", в 1961 - сборник "Огниво", затем было еще несколько прижизненных сборников". Лев Семенович, большое спасибо за это важное уточнение!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments