Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

В Москве вспомнили бывших и нынешних политзаключенных

29 и 30 октября 2011 года в Москве состоялись мероприятия, приуроченные ко Дню памяти жертв политических репрессий.

В субботу, 29 октября, у Соловецкого камня на Лубянской площади с 10-ти до 22 часов продлилась акция "Возвращение имен", организованная обществом "Мемориал". Она проходила уже в пятый раз.

"Тоталитарное государство не просто убивало людей - оно стремилось вычеркнуть их имена из истории, уничтожить всякую память о них. Возвращение имен, возвращение памяти об оболганных и убитых - это отрицание диктатуры, это наш долг и шаг к нашей свободе, к освобождению от груза прошлого, это наш способ борьбы за человеческое достоинство", - говорится в пресс-релизе "Мемориала".

Сменяя друг друга, люди читали у Соловецкого камня имена расстрелянных во времена Большого террора. В 1937-1938 годах только в Москве были безвинно уничтожены более 30 тысяч человек.

К небольшой трибуне выстроилась очередь. У всех в руках - по зажженной свече и листку с отпечатанными на принтере именами расстрелянных.

Имя и фамилия, возраст, профессия, дата расстрела.

Люди друг за другом подходили к микрофону, называли погибших. Некоторые добавляли к этому: "Светлая память" или "Нет прощения палачам". Или просто: "Мой отец". Кто-то цитировал стихи. Кто-то не мог сдержать слез.

Затем каждый ставил на камень свечу. Многие возлагали цветы. Уступали место следующему.

Уходить никто не торопился. Стояли в стороне, тихонько переговариваясь.

Несмотря на пасмурный день и холодный ветер, очередь не иссякала. Кроме правозащитников, за то время, которое корреспондент HRO.org провела у Соловецкого камня, помянуть жертв сталинских репрессий пришли актер Владимир Федоров, политик Григорий Явлинский.

Представители современной властной элиты и сотрудники из известного здания напротив замечены не были.

Новшество этого года - прямая трансляция с Лубянской площади в Интернете. Для этого у Соловецкого камня были установлены осветительные приборы и видеокамера.

Вдоль аллеи выставили щиты с портретами репрессированных москвичей. В палатке раздавали буклеты, книги, компакт-диски, рассказывающие о событиях 1930-х годов.

Внесли разнообразие в обстановку и блюстители порядка. В этом году они впервые обнесли Соловецкий камень металлическими заграждениями. Для подходящих к трибуне оставили лишь небольшой проход. Полицейские дежурили и по всему периметру сквера. Некоторые расположились в припаркованном поблизости автобусе.

На следующий день - в воскресенье, 30 октября - говорили уже о современных политзаключенных. Для России XXI века их наличие стало объективной реальностью.

Митинг был организован Правозащитным центром  "Мемориал", движениями "За права человека", "Солидарность", Союзом солидарности с политзаключенными и Московской Хельсинской группой.

Уже ставшее традиционным для протестных акций место - "пятачок" рядом с памятником Александру Грибоедову - оказалось недоступным для общественных активистов. Городские власти начали реконструкцию этого монумента вслед за памятником Владимиру Маяковскому на Триумфальной площади, где раньше собирались участники "Стратегии-31".

В результате митингующие собрались в середине Чистопрудного бульвара.

Открывший митинг глава движения "За права человека" Лев Пономарев напомнил о том, кто такие современные политзаключенные - ученые, несправедливо обвиненные ФСБ в шпионаже, совладельцы и сотрудники компании "ЮКОС", нацболы, журналисты.

Хотя в российском уголовном кодексе нет политических статей, это не мешает фабриковать дела против неугодных правящей элите, констатировал правозащитник. Нынешнюю структуру власти он охарактеризовал как "репрессивный путинско-медведевский режим".

Член бюро федерального политсовета "Солидарности" и координатор Союза солидарности с политзаключенными Сергей Давидис отнес к категории политзеков и гражданских активистов, которые систематически подвергаются административным задержаниям и арестам.

Говоря об уголовных преследованиях, Сергей Давидис отметил, что одной из самых "популярных" у правоохранителей становится 282-я статья ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"), которая трактуется ими весьма вольно.

В качестве горячего примера избирательного и неправомерного применения закона Сергей Давидис привел дело о беспорядках на Манежной площади, по которому недавно был вынесен обвинительный приговор.

"Из пяти тысяч человек наказали пять, из них трое - из "Другой России", - отметил он.

Лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин провел параллель между сталинским террором и современными политическими репрессиями. По мнению политика, различие между ними - в масштабе, а общее - "в отсутствии права как такового".

Однако, считает политик, меньший масштаб не означает, что мы должны придавать происходящему меньшее значение. "Даже если один человек подвергается политическому преследованию, значит, у нас нет правового государства", - подчеркнул Сергей Митрохин.

Ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых Эрнст Черный и, вслед за ним, преподаватель вуза Александр Алтунин напомнили о судьбах ученых-"шпионов". По сфабрикованному обвинению в шпионаже сидят Игорь Решетин, Иван Петьков, Валентин Данилов. В Санкт-Петербурге развивается дело двух профессоров "Военмеха" Святослава Бобышева и Евгения Афанасьева.

Александр Алтунин сообщил, что Валентин Данилов - бывший директор Теплоцентра Красноярского технического университета - отбыл 2/3 своего 12-летнего срока заключения. С этого момента он получил право обращаться в суд с просьбой об условно-досрочном освобождении (УДО).

Однако общепринятая в нашей стране практика такова, что УДО получают только те, кто признал свою вину, хотя это условие и не приведено напрямую в российском законодательстве. По этой причине Валентин Данилов собирается пока просить суд о смягчении режима отбывания наказания.

И в этом Валентину Данилову уже было фактически отказано. Накануне рассмотрения ходатайства ученого в суде его внезапно перевели из КТБ-1 (тюремной больницы), где он находился, в колонию ИК-17 Красноярского края.

Теперь место отбывания наказания Валентина Данилова не относится к подсудности Железнодорожного суда, куда обращалась его защита.

Но Валентин Данилов не теряет надежды. Он намерен продолжить борьбу и использовать любую законную, даже самую ничтожную возможность для победы.

Подготовка к судебному разбирательству и участие в нем требуют времени и финансовых ресурсов. Деньги нужны на оплату услуг двух адвокатов, на поездки в Красноярск на поддержку семьи Валентина Данилова. Да и его самого, поскольку здоровьем пожилой ученый после восьми лет заключения похвастаться не может.

Правозащитная организация Фонд защиты гласности, президентом которого является Алексей Симонов, открыл специальный счет, куда можно переводить денежные средства.

Активист движения "Солидарность" и Союза Солидарности с политзаключенными Михаил Кригер обратил внимание на еще одну острую тему - кампанию по борьбе с "педофилией". По мнению Михаила Кригера, мишенями для столь тяжких обвинений все чаще становятся не реальные преступники, а невинные люди. Кому-то нужно устранить конкурента, кому-то - получить деньги или имущество. Кому-то - поставить "галочку", отрапортовав об "успешном" раскрытии дела, приобрести новую звездочку на погоны или другой бонус.

В качестве конкретного примера Михаил Кригер привел дело сотрудника Минтранса Владимира Макарова, недавно осужденного на 13 лет лишения свободы по обвинению в надругательстве над собственной дочкой на основании весьма сомнительных доказательств.

По словам Михаила Кригера, обвинение в насилии над малолетними рискует стать таким же инструментом для борьбы с оппозицией, как, например, наркотики, которые, как считают активисты "Другой России", подбросили их соратнице Таисии Осиповой. О том, что Таисию Осипову сейчас судят в Смоленске, напомнил ее муж Сергей Фомченков.

Митингующие почтили минутой молчания память погибших. Анатолия Марченко - советского диссидента, 4 августа 1986 года объявившего голодовку с требованием освободить всех политзаключенных в СССР и в результате умершего. Однако именно это событие в конечном счете привело к освобождению советских политзеков.

Скончавшегося в СИЗО "Матросская тишина" уже в наши дни юриста фонда Hertmitage Capital Сергея Магнитского. Он пытался разоблачить преступную схему, по которой отнимался бизнес у российских предпринимателей, а сами они оказывались в тюрьме по сфабрикованным обвинениям.

Вице-президента "ЮКОСа" Василия Алексаняна, отказавшегося лжесвидетельствовать против Михаила Ходорковского. Не получив из-за пребывания за решеткой - вопреки неоднократным указаниям Европейского суда - своевременной квалифицированной медицинской помощи, он умер у себя дома 3 октября.

Митингующие живо реагировали на речи с трибуны. Скандировали: "Свободу политзаключенным!", "Россия без Путина" и другие лозунги.

"Дело юкосовца Алексея Пичугина: вместо следователей - "фабриканты" со звездочками, вместо судей - прокуроры в мантиях", "Государственному террору - нет" - гласили плакаты. На многих из них были просто приведены имена и статьи, по которым несправедливо осудили людей.

Впрочем, с трибуны не только обличали. Так, художник-карикатурист Адольф Скотаренко - бывший иллюстратор журнала "Крокодил" и автор одного из плакатов нынешнего митинга - заявил: "Нам самим надо делать жизнь прекрасной и улыбаться".

Елена Санникова - сама побывавшая за решеткой по политическим мотивам во времена СССР и знающая цену внутренней свободе не понаслышке - призвала всех писать письма поддержки политзаключенным. Последовать этому призыву можно было прямо на митинге - организаторы раздавали желающим открытки и адреса.

В ходе митинга также собирались подписи за создание музея в "Расстрельном доме" и денежные пожертвования в помощь современных политзеков.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/12215.

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments