Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

Памяти Елены Боннэр. О жизни типичной, трагичной и прекрасной

18 октября 2011 года на Востряковском кладбище Москвы была предана земле урна с прахом Елены Георгиевны Боннэр, скончавшейся 18 июня. Согласно своему завещанию, она была похоронена вместе с мужем Андреем Дмитриевичем Сахаровым, матерью и братом. На церемонии присутствовали только близкие. На следующий день, 19 октября, в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова состоялся вечер памяти Елены Георгиевны.

Выступали знавшие Елену Боннэр в разные периоды ее долгой жизни люди. Рассказывали о жизни, о деятельности и о личности Елены Боннэр. Складывали, как мозаику, из ярких и непохожих друг на друга фрагментов-воспоминаний портрет этого многогранного человека. Боль утраты еще не притупилась временем, и многие с трудом сдерживали слезы.

Вел вечер заместитель председателя общественной комиссии по сохранению наследия академика Сахарова Леонид Литинский.

Историк, литературовед, культуролог и общественный деятель Леонид Баткин выступил с предложением установить памятник Елене Боннэр. "Эта ни на кого не похожая женщина вошла в историю, благодаря Андрею Сахарову и собственному дарованию", - сказал он.

Одни говорили о Елене Боннэр, как об общественном деятеле и соратнике академика Сахарова. Так, хранитель Сахаровского архива Бэла Коваль призналась, что ярчайшими днями ее жизни стали день знакомства с Еленой Георгиевной и день, когда Елена Боннэр пригласила ее на работу в архив.

Другие выступавшие добавляли все новые штрихи к портрету личности.

"Главная ее черта - это страсть, неуемная, захватывающая, очень привлекательная, но и очень опасная, так как из страсти рождается не только подвижничество, но и фанатизм. Елена Георгиевна не избегала этой опасности, но от фанатизма ее спасали другие черты ее характера", - в частности, сказал Сергей Ковалев, председатель Фонда Андрея Сахарова. И добавил:

"Так я вижу ее, так запомнил и очень горжусь нашей дружбой".

Вспоминали не только великое, но и мелочи - не менее дорогие и характеризующие личность.

Например - тарелку супа, которой Елена Боннэр накормила Сергея Ковалева накануне его ареста. Тогда все уже знали, что произойдет всего через несколько часов. Событие нельзя было предотвратить, но вот так просто и немудрено можно было поддержать завтрашнего зека.

Другая история, рассказанная Марти Хейфецем, - навсегда оставшаяся в его памяти встреча с Еленой Георгиевной (тогда, конечно, еще просто Люсей) у военного эшелона. А потом - ее стремление оградить его от опасности, грозившей всем, кто соприкасался с диссидентами. Стремление настолько сильное, что Елена  Боннэр прервала взаимоотношения со своим товарищем военных лет, когда он, после многолетнего перерыва, позвонил ей по телефону, чтобы увидеться.

Впоследствии, уже в постсоветские годы, они стали переписываться по электронной почте. Последнее письмо Елены Георгиевны заканчивалось словами: "Будь. Люся".

"И вот я "будь", а она нет", - с горечью сказал Марти Хейфец.


Композитор Владимир Дашкевич не стал произносить речей, а исполнил несколько своих музыкальных композиций, которые Елена Боннэр особенно любила. Зал щедро отблагодарил музыканта аплодисментами.

"Это было весело, остроумно, вкусно, интересно, живо", - так охарактеризовал Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности, свою дружбу с Еленой Боннэр.

Кардиолог Михаил Орлов говорил о последних днях жизни правозащитницы. Едва очнувшись после тяжелейшей операции, на которую с трудом решились врачи, Елена Боннэр прочитала новости и заявила о своем намерении писать книгу.

К сожалению, этим планам не суждено было сбыться.

После выступления Михаила Орлова Леонид Литинский объявил минуту молчания.

Историк и журналист, ответственный редактор Радио Свобода Владимир Тольц тоже поделился воспоминаниями о завершающем периоде жизни Елены Боннэр, об их встрече за год до ее кончины. Тогда свои разговоры с правозащитницей журналист записал на аудиопленку, а теперь подарил ее архиву Андрея Сахарова.

Зал был переполнен людьми, но это были далеко не все, кто хотел бы присутствовать. Так, не имея возможности приехать в Россию, свое видеообращение памяти Елены Боннэр прислал бывший советский диссидент Натан Щаранский.

Но если сведения о том, что Елена Боннэр говорила и делала, хранят многие и многие люди и документы, то запечатлеть взгляд, жест, эмоцию - несравненно более трудная и при этом не менее важная необходимость.

Об этом размышляла дочь Елены Георгиевны Татьяна Ивановна Янкелевич. Она бережно хранит, выписывая на листке бумаге, воспоминания о том, что любила Елена Боннэр:

"Возиться с цветами,
слушать и читать стихи,
беременных женщин,
держать на руках младенцев,
Москву,
смотреть на звезды,
жареную картошку".

Татьяна Янкелевич призналась, что не хочет заканчивать вечер на траурной ноте, а потому процитировала слова своей матери: "Моя жизнь была типична, трагична и прекрасна"...

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/12129.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments