Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Как бороться с заказными уголовными делами?

Вера Васильева, HRO.org: В Москве, в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова, состоялась общественная дискуссия "Заказные уголовные дела: как призвать к ответу исполнителей". О том, насколько в сегодняшней России актуальна эта тема, красноречиво свидетельствовало число собравшихся. В зале не хватило стульев, и часть посетителей слушала докладчиков стоя.

В качестве экспертов выступили бизнесмен Алексей Козлов, глава организации Transparency International в России Елена Панфилова, руководитель исследовательских программ фонда "Общественный вердикт" Асмик Новикова и правозащитник Владимир Осечкин. Роль модератора круглого стола взял на себя директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский.

В центре обсуждения были механизмы фальсификации уголовных дел, способы давления пенитенциарной системы на обвиняемых и осужденных, а также российское правосудие как часть коррумпированной системы.

Первым слово взял Алексей Козлов. Его в 2009 году Пресненский районный суд Москвы признал виновным в мошенничестве и в "отмывании" денежных средств, приговорив к восьми годам колонии. Позднее срок наказания был сокращен до пяти лет. Осужденный своей вины не признал и неоднократно заявлял о том, что его уголовное дело сфабриковано в интересах бывшего члена Совета Федерации Владимира Слуцкера. Находясь за решеткой, Алексей Козлов вел интернет-дневник, получивший широкую известность как "Бутырка-блог".

 

Алексей Козлов. Фото Веры Васильевой, HRO.org
Алексей Козлов. Фото Веры Васильевой, HRO.org

20 сентября этого года Верховный Суд РФ отменил приговор Алексею Козлову, направив его дело на новое рассмотрение, а самого бизнесмена освободил из-под стражи под подписку о невыезде.

Это стало возможным, благодаря самоотверженной борьбе, которую вели Алексей Козлов и - особенно - его жена, известная журналистка Ольга Романова, доказывая незаконность вынесенного приговора. Ольга Романова фактически вела независимое расследование, предавая гласности каждый шаг этого процесса.

Как подчеркнули организаторы круглого стола, это беспрецедентный случай в работе современной российской судебной системы. Он важен не только тем, что мы наблюдали человеческий подвиг, но и тем, что справедливость оказалась возможной.

Но останавливаться на достигнутом нельзя, потому что дело Алексея Козлова - лишь небольшая часть нынешней судебной практики, которая анализировалась экспертами в Сахаровском центре.

Алексей Козлов обрисовал схему заказных уголовных дел. Если в "лихие 90-е" в ситуации, когда коммерческие интересы не могли быть решены в процессе арбитражного судопроизводства, конкурентов устраняли физически, теперь для этой же цели используют уголовное преследование.

Фальсифицируют доказательную базу, арестовывают заинтересованного человека, чтобы лишить его возможности полноценно защищаться, а затем утверждают обвинительное заключение и передают дело в суд. И в таком случае "что бы вы ни говорили, приговор будет обвинительным", - констатировал Алексей Козлов.

По его оценке, эта схема - общая для всех заказных уголовных дел. В качестве еще одного примера Алексей Козлов привел историю бывшего управляющего дочерней компании "ЮКОСа" ОАО "Томскнефть" ВНК Сергея Шимкевича. С ним бизнесмен познакомился в местах лишения свободы.

Сергей Шимкевич был осужден в общей сложности на 13 лет колонии за экономические преступления. Уголовное дело бывшего юкосовца, по словам Алексея Козлова, фабриковали по той же схеме, что и его собственное.

Важный элемент в таких уголовных делах, отмеченный Алексеем Козловым, - психологическое и физическое давление на заключенного с целью добиться самооговора.

Так, в камере, где сидел бизнесмен, летом, в жару, подолгу не выносили мусор, а в декабрьские морозы окна оставались без стекол. Между тем к заключенному приезжали следователи и угрожали, что создадут еще более нечеловеческие условия, если он не начнет давать нужные показания.

"Это еще не все. Люди, которые продолжают бороться, опасны для заказчика", - добавил Алексей Козлов.

У тех, кто отказался "сотрудничать со следствием" и оговорить себя, обычно нет шансов получить условно-досрочное освобождение (УДО). Такие осужденные, даже при идеальном поведении в колонии, "вдруг" получают взыскания.

Как пример Алексей Козлов напомнил отказ в УДО Платону Лебедеву. Как известно, 27 июля Вельский районный суд Архангельской области отказал в УДО бывшему главе МФО "МЕНАТЕП", сославшись, в частности, на то, что он не только не признал себя виновным и не раскаялся в содеянном, но и потерял тапочки, штаны и другие предметы, выданные ему в месте отбывания наказания.

Алексей Козлов высказал убеждение, что единственный способ борьбы с таким произволом - это максимальная публичность и объединение усилий.

Елена Панфилова в своем докладе акцентировала внимание на мотивах заказных дел и на истоках подобной вопиющей практики, а также попыталась ответить на извечный вопрос "Что делать?"

Главными мотивами глава Transparency International-Россия считает алчность, политику и личные счеты, причем очень часто заказчик и исполнитель - это одно и то же лицо. Правоохранительным органам вместо того, чтобы устанавливать и привлекать к ответственности настоящих нарушителей закона, гораздо проще фабриковать уголовные дела для "галочки", для повышения статистических показателей раскрываемости преступлений.

Первопричину этого Елена Панфилова усматривает в "ментальном перерождении" силовых структур, сотрудники которых полагают в порядке вещей практику "кормления" за счет граждан - будь то миллиардер или рядовой владелец дачного участка.

Выход же из тупика, по мнению Елены Панфиловой, как и Алексея Козлова, заключается в публичности. В частности - в отслеживании коррупционных активов.

В свою очередь Асмик Новикова поделилась со слушателями успешным опытом фонда "Общественный вердикт" в области противодействия пыткам. Она тоже, вслед за предыдущими ораторами, назвала публичность сильным оружием, помогающим привлечь к ответственности сотрудников "органов", применяющих в своей работе противоправные методы.

Владимир Осечкин, Елена Панфилова, Алексей Козлов, Асмик Новикова. Фото Веры Васильевой, HRO.org
Владимир Осечкин, Елена Панфилова, Алексей Козлов, Асмик Новикова. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Выступивший с последним в этот вечер докладом Владимир Осечкин рассказал о своем печальном опыте "общения" с правоохранительной и судебной системами. Еще будучи студентом-юристом, он попал в милицию по подозрению в убийстве. Практически сразу это подозрение с Осечкина было снято, но до этого его успели лишить двух зубов, в буквальном смысле выбивая признание. Единственная компенсация, которую получил пострадавший за эту травму - извинение следователя.

"Но это меня не научило, в какой стране я живу", - с горечью заметил Владимир Осечкин.

Он занялся бизнесом, став владельцем автомобильного салона. В 2006 году Владимиру Осечкину предложили "поделиться", а когда тот отказался, возбудили уголовное дело по двум экономическим статьям и поместили под стражу.

Без следствия и суда обвиняемый провел за решеткой три года, потом, по приговору, получил семь лет колонии и несколько месяцев назад вышел на свободу по УДО. С тех пор Владимир Осечкин посвятил себя защите прав заключенных.

По мнению правозащитника, современному правосудию присущи следующие признаки: "посадка бизнеса" как главный метод конкурентной борьбы, вмешательство "органов" в гражданско-правовые споры, трафаретность приговоров, незаконные методы дознания на этапе предварительного расследования и легализация судами преступлений, совершенных на предварительном следствии.



* * *



"Юридически - куда хочешь идти можно, но фактически - сдвинуться никакой возможности..."

(Владимир Маяковский)


Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/11917.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments