Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

  • Mood:

А Васька слушает, да ест

В минувшую пятницу информационные агентства сообщали:

"Счета общественной организации "Открытая Россия", где находятся средства, предназначенные для финансирования образовательно-просветительских, социальных и правозащитных программ в 48 регионах России, заморожены в рамках уголовного дела Ходорковского-Лебедева по постановлению Басманного суда".

"Михаил Ходорковский получил 7 суток штрафного изолятора за употребление пищи вне специально отведенного для этого места".

Подвергать правовому анализу произошедшие события – занятие по большому счету бессмысленное. Словосочетание "Басманный суд" уже давно поменяло статус имени собственного на нарицательное и закрепилось в языках мира как характеристика действа, вершению закона противоположного.

Что до "преступного" чаепития, то напомню: Ходорковский был вынужден отказываться от ужина ради встречи с адвокатами, провести которую в дневное время администрация колонии запрещала – вопреки постановлению Верховного суда. И максимум, что должно бы причитаться заключенному за вынужденный проступок – устное замечание.

Но в нашей действительности, все сильнее напоминающей произведения Кафки, проступка для наказания не требовалось вовсе. Очевидно, мы вернулись к недавнему прошлому, когда попадали в карцер по разнарядке, требующей за некий период времени наказать определенное число заключенных.

Правда, данная конкретная разнарядка распространялась только на человека по фамилии Ходорковский. Эту фамилию решение свыше велит записать в историю России черным цветом (и неважно, какую пользу для тысяч рядовых наших сограждан приносит деятельность его фонда). А еще лучше – вычеркнуть навсегда. Помешать строптивому узнику готовиться к жалобе в Европейский суд по правам человека, лишить его права на условно-досрочное освобождение, заставить прекратить сопротивляться, не напоминать о себе.

Первая естественная реакция на происходящее у людей неравнодушных, еще не погрузившихся окончательно в летаргический сон: "Что я могу сделать?" Действительно, что? Выйти на улицу с плакатом? Отправить очередное письмо и. о. начальника колонии, директору ФСИН, генпрокурору Устинову, президенту Путину?

Возможно. Хотя если не лукавить, то нельзя не признать, что практической, действенной, немедленной помощи заключенному Ходорковскому это не принесет. Характерная черта нашей реальности – полное разрушение связи государство–общество. Общественность может до хрипоты выражать свое мнение по какому угодно вопросу (правда, не претендуя на центральное телевидение). Адвокаты – сколько угодно ссылаться на стройные юридические нормы. Но все будет так, а не иначе. Поведение власти лучше всего, пожалуй, характеризует поговорка: "А Васька слушает, да ест". Причем характерно оно не только для ситуации с Ходорковским.

А о том, что аппетит приходит во время еды, наверное, никому напоминать не нужно?

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments