Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Валентин Данилов: нуждается ли в изменениях система УДО?

Валентин ДаниловВ начале марта 2011 года директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Александрович Реймер прислал в редакцию "Новой газеты" письмо. Он предложил всем заинтересованным открыть дискуссию на предмет некоторых аспектов реформы системы исполнения наказания, в том числе такого института, как условно-досрочное освобождение, УДО. На это предложение откликнулся ученый Валентин Данилов, несправедливо осужденный по обвинению в шпионаже.

Валентин Данилов отвечает на вопросы: нуждается ли в изменениях система УДО? Стоит ли исключить из цепочки принятия решения об УДО суды? Какие условия должны соблюдаться заключенным, чтобы он мог выйти по УДО?

Весьма озадачен инициативой главы Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по публичному обсуждению вопроса об УДО. Дело в том, что вопрос УДО из ведения исправительной системы выведен. Согласно закону (ст. 79 УК РФ), УДО предоставляется судом - если им будет признано, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании наказания. Как и в ст. 78 УК РФ, законодатель явно перемудрил при формулировке требований к УДО.

Опять, если установлены жесткие сроки в долях от назначенного срока, которые (эти доли), очевидно, никак не зависят от характеристик личности заключенного, то бессмысленно оценивать нуждаемость. Поясню, почему.

Предположим, лицо все осознало, перевоспиталось (получило специальность и все время упорно работало, поддерживало социальные связи или завело их, если их не было) уже через 1/2 срока. Так зачем его держать до 2/3?

Я продолжаю настаивать, что ФСИН занимается исполнением наказаний. Вопрос исправления заключенных, простите, должен делаться за отдельные деньги и другими организациями - разумеется, в сотрудничестве с ФСИН. Задача ФСИН - изоляция осужденных от общества, и чтобы они друг друга не поубивали в этих местах изоляции. Все. На большее ФСИН средств не выделяется в том объеме, что требуется для исправления. Это знает лучше всех и сама ФСИН.

В идеале при достаточном финансировании, да еще при активном участии общественности на входе в организации ФСИН (исправительные колонии, колонии-поселения) будут поступать асоциальные личности, а на выходе - социализированные ударники капиталистического труда.

Так то ж в идеале. А пока средств еле-еле хватает только на изоляцию, да самая малость на среднее образование и азы рабочих профессий (ПТУ).

Из всего сказанного следует, что ФСИН, разделяя ответственность за противоправное поведение граждан с другими правоохранительными структурами, правильнее обсуждать вопросы именно исправления, а не решать - исправился заключенный или не исправился. Это только зеленые помидоры, полежав в теплом, темном месте, могут созреть до розово-красной спелости, да и то не все.

Поэтому, если кого-то заинтересует мое мнение и ответы на вопросы, которые согласно "Новой газете" поставил Александр Александрович Реймер, могу ответить следующее.

Нуждается ли в изменениях система УДО?

Нет, не нуждается. Единственно, что требуется - это сделать все доли перевода из исправительных колоний в колонии-поселения и из колоний-поселений на УДО одинаковыми, вне зависимости от тяжести статьи УК РФ, по которой осуждено лицо. Тяжесть преступления уже учтена в размере срока наказания, увеличение доли - это перебор. Одно из предложений: отбытие 1/2 срока - перевод в колонию-поселение, отбытие 2/3 срока - УДО для всех статей УК РФ.

Стоит ли исключать из цепочки принятия решения об УДО суды?

Нет, не стоит. Стоит только поставить судебные решения по УДО под общественный контроль, как это и предусматривается широким внедрением Интернета в освещение работы судов. Я по-прежнему считаю, что размещение в Интернете на сайтах судов аудиозаписи судебных заседаний существенно улучшит качество работы судов.

Известно, что отдельных случаях суды выносят несправедливые решения по УДО, да что там говорить, не просто несправедливые, а скандально несправедливые. Это даже вынуждало "потерпевших" от такого правосудия апеллировать к гаранту Конституции РФ - президенту Дмитрию Медведеву, как было в случаях с УДО Светланы Бахминой и Айгуль Махмудовой. Но это не значит, что суды не справляются с таким "сложным" вопросом, как УДО, и требуется вывести его решение из их юрисдикции.

Совершенно напротив. Верховный Суд РФ должен продолжить свою разъяснительную толковательную работу по судебной практике по УДО. На самом деле, суд по УДО очень формальная вещь. В суде должно быть установлено:

а) отбыл ли заключенный положенную по закону часть срока, чтобы возникло право на УДО;

б) есть ли у заключенного на свободе место работы и место жительства, чтобы обеспечить свое существование, не нарушая закон;

в) есть ли проблемы у заключенного с потерпевшим, если он прибудет туда, где проживает потерпевший; если такая проблема есть, то судебным решением должно быть установлено другое место, куда при УДО должен прибыть заключенный;

г) требуется ли оказание заключенному социальной помощи при УДО, и если да, то разрешить вопрос о ее оказании через структуры социальной адаптации бывших осужденных.

Не перестаю удивляться, когда при разрешении вопроса об УДО в суде обсуждают вопросы о нарушении осужденным режима содержания за время отбывания наказания. Для тех кто не знает, приведу перечень наиболее "популярных" нарушений этого режима.

Нарушение распорядка дня (опоздал со вставанием по подъему в 5:30 или 6:30 - в зависимости от колонии).

Нарушение формы одежды (надел спортивный костюм раньше или позже свободного времени, вышел не в той обуви в локальный сектор из спального помещения).

Курение в неположенном месте.

И тому подобное.

Легко видеть, что эти "нарушения" не являются общественно опасными и никак не могут служить основанием для отказа в УДО.

Эти нарушения напрямую влияют на режимы отбывания наказания. Их всего три: общий, облегченный и строгий. Режимы существенно отличаются по условиям содержания. Вот и все.

Нарушение режима содержания влияют на режим содержания. С какой стати эти нарушения начинают учитываться при разрешении вопроса об УДО - уму непостижимо. Если заключенный с расстегнутым воротником (или еще там с чем-то расстегнутым) прошелся по жилзоне на обед или в клуб, что его нельзя условно-досрочно освободить? Мол, он и на свободе начнет ходить с не застегнутым воротом рубашки или куртки.

Когда в новом УК РФ (от 1996 г.) увеличивали сроки наказания практически по всем статьям, законодатель одновременно ввел жесткие сроки по УДО, убрав их из ведения администрации исправительного учреждения. Предполагалось, что по старым срокам заключенный при УДО будет освобождаться по окончании всего срока, а эта добавка - есть время под надзором.

Наверное, можно было не менять сроки, а просто принять одну норму, что по окончании срока еще какую-то определенную долю от него или, допустим, конкретный период бывший заключенный будет под надзором. Но с точки зрения права, скорее всего, все было сделано верно. Но УДО - совершенно формальная процедура. Подошел срок - и до свидания, понесенного наказания в виде лишения свободы достаточно.

Как вариант, УДО можно сделать вообще "автоматическим". Подошел срок, администрация исправительного учреждения выписывает справку об УДО, так же, как и при окончании всего срока ранее, и лицо должно прибыть к месту, указанному в справке, для постановки на учет под надзор. Это в логике законодателя, когда он увеличивал сроки и вводил УДО по определенным долям от срока наказания. Однако интересы потерпевшего здесь учтены не будут.

Конечно, мнение исправительного учреждения судом учитывается при УДО, но только в том смысле, какой закладывается в вопросе.

От исправительного учреждения нужно не мнение, а фактические сведения о характеристике работы заключенного, если он работал, о получении им рабочей или иной специальности, получении образования, участии или неучастии в мероприятиях (спортивных, культурных и т.п.). Не мнение нужно, а факты, подтверждающие способность заключенного вести самостоятельный образ жизни после освобождения.

Какие условия должны соблюдаться заключенным, чтобы он мог выйти по УДО?

Условие одно-единственное - не совершать во время заключения нового уголовного преступления, которое увеличит срок наказания и тем самым отодвинет срок для УДО согласно старому приговору.

Все-таки основной вопрос, который стоит перед ФСИН, - как привлечь к работе по исправлению заключенных дополнительные ресурсы общественности. Наблюдатели от Общественной Палаты уже есть, но это наблюдатели, а нужны со-трудники, со-делатели, со-исправители.

Заключенные - это полноценные члены общества РФ, лишенные свободы, и это далеко не самая худшая его часть. Иллюзий о достоинствах контингента питать не следует, но и в другую крайность тоже впадать не нужно. Очень много фактов говорят о том, что тюремный опыт не ставит крест на всей остальной жизни арестанта. А уж как работает в России пословица "от тюрьмы и от сумы…", не мне вам говорить.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/10781.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments