Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Дело Михаила Бекетова получило новое развитие

astolbunov пишет
Новый виток в деле Бекетова
Новый виток заключается в подаче кассационного представления Химкинской городской прокуратурой, где оправдательный приговор просят отменить и направить на рассмотрение в ином составе суда. Документ сей можно прочесть ниже. Мои возражения на него после...









В судебную коллегию по уголовным делам
Московского областного суда
От представителя Бекетова М.В.
адвоката Столбунова Андрея Борисовича,
рег. № 50/4193 в реестре
адвокатов Московской области,
МКА «Закон и Человек»,
127006, г. Москва, ул.Долгоруковская д.38, стр.2
Тел.(495)933-8718,
Возражения на Кассационное представление
Химкинской городской прокуратуры
на оправдательный приговор от 10.12.2010 г. в отношении Бекетова М.В.
Приговором судьи Химкинского городского суда Московской области Зепаловой Н.И. от 10.12.2010 года отменен обвинительный приговор мирового судьи 263 судебного участка Химкинского судебного района Халатова А.Р. от 10.11.2010 года в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, Бекетов М.В. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.129 УПК РФ.
На указанный приговор 20.12.2010 года поступило кассационное представление Химкинской городской прокуратуры, согласно которому государственное обвинение просит оправдательный приговор в отношении Бекетова М.В. от 10.12.2010 года отменить и направить дело на новое апелляционное рассмотрение в Химкинский городской суд в ином составе.
С указанным кассационным представлением ни Бекетов М.В., ни его защита согласиться не может и категорически возражает против его удовлетворения судом кассационной инстанции, по следующим основаниям.
По всем существующим нормам права, незаконно само возбуждение уголовного дела по ч.2 ст.129 УК РФ в отношении Бекетова М.В., при указных в фабуле обвинения обстоятельствах. Химкинская городская прокуратура допустила незаконные действия правоохранительных органов в отношении Бекетова М.В., а теперь пытается, вероятно, отстоять «честь мундира», причем весьма неуклюже.
В соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации, клевета - есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Обязателен признак «заведомости» — т. е. осознание преступником несоответствия таких сведений действительности, что сообщаемые факты и события не имели место в реальности, а значит, с субъективной стороны преступление всегда совершается с прямым умыслом.
Субъективная сторона преступления — это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию.
«При прямом умысле лицо сознаёт общественную опасность своих действий или бездействия, предвидит реальную возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент) и желает их наступления (волевой момент). Лицом должна осознаваться общественная опасность деяния, то есть, его объективная способность нанести вред принятым в данном обществе ценностям. Лицо должно иметь представление о характере преступных последствий, которые могут наступить в результате его деяния, они должны быть отражены в его сознании в идеальной форме либо как единственное закономерное следствие его действий, либо как одно из возможных следствий». По крайней мере, так утверждают, целый ряд уважаемых авторов многочисленных учебников по уголовному праву.

Суд апелляционной инстанции совершенно справедливо указал, что « в соответствии со ст.129 УК РФ клевета может иметь место только при наличии прямого умысла, т.е. когда виновное лицо сознает, что распространяет заведомо ложные сведения о другом человеке, порочащие его честь и достоинство и подрывающие репутацию, и желает этого. Таких данных, подтверждающих у Бекетова М.В. наличие прямого умысла на совершение клеветы при даче им пояснений по факту возгорания его машины, в материалах дела не имеется…».
Все доводы прокуратуры, содержащиеся в представлении, уже в который раз касаются самого факта высказывания Бекетовым М.В. фразы «Я считаю, что это политический террор. Где заказчиком выступил господин Стрельченко». Все доказательства, на которые ссылается прокуратура, касаются показаний свидетелей обвинения и подтверждают сам факт наличия интервью, с указанной фразой, но никоим образом не указывают на заведомую ложность высказывания для Бекетова М.В.. Во всем остальном, показания свидетелей несут их субъективное мнение, не более того, и не могут являться доказательством заведомой ложности высказывания Бекетова М.В.
Прокуратура строит свою позицию на предположениях, в частности указывая – «Бекетов М.В., являясь журналистом, не мог не понимать, что подобное заявление в адрес Стрельченко В.В., являющегося главой г.о. Химки повредит деловой репутации последнего». При отсутствии доказательств заведомой ложности высказывания Бекетова, обвинение делает предположение, что он «мог понимать», а мог и «не понимать», что абсолютно недопустимо с правовой точки зрения. Более того государственное обвинение считает, что у муниципального служащего Стрельченко В.В. может быть деловая репутация. Между тем, в соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред. В соответствии с той же статьей потерпевшим, в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации, может быть только юридическое лицо.
Прокуратура указывает, что Бекетов М.В. назвал Стрельченко В.В. организатором преступления и добавляет, что «в соответствии с действующим законодательством никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе, чем вступившим в законную силу решением суда». И тут же государственное обвинение цитирует обвинительный приговор мирового судьи Халатова А.Р.: «Пренебрегая этими основополагающими принципами, Бекетов М.В. прямо обвинил Стрельченко В.В. в заказе поджога его автомобиля, т.е. в совершении уголовно-наказуемого деяния. Публичный характер этого заявления свидетельствует о цели Бекетова М.В. оклеветать Стрельченко В.В., занимающего ответственную должность в органах местного самоуправления».
Прокуратура указывает, что «Бекетов М.В. был допрошен в качестве потерпевшего (по делу о поджоге автомобиля - прим. авт.) уже после возбуждения в отношении него уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.129 УК РФ, следовательно, данный факт не может свидетельствовать о добросовестном заблуждении последнего». Логика данного утверждения, мягко говоря, не выдерживает никакой критики. По логике прокуратуры, если в отношении потерпевшего возбудить уголовное дело по клевете, он перестанет добросовестно заблуждаться, и на допросе в качестве потерпевшего должен срочно «исправиться»? Это что-то новое в современном российском правосудии. Вероятно, таким незамысловатым способом прокуратура будет вскоре бороться с потерпевшими, и, следовательно, со статистикой роста уровня преступности.
Однако, в данной цитате из кассационного представления удивляет другое. Бекетова М.В. признали потерпевшим в деле о поджоге его машины 15 июня 2007 года, и в этот же день допросили в качестве потерпевшего. Именно в этом протоколе допроса он повторил свои подозрения в отношении возможных участников совершенного в отношении него преступления, высказанные в том самом интервью телеканалу «Рен-ТВ». Уголовное дело в отношении Бекетова М.В. по ч.2 ст.129 УК РФ было возбуждено 17 сентября 2007 года, т.е. спустя…3 месяца после его допроса в качестве потерпевшего. Все документы, подтверждающие данные факты находятся в материалах дела. Какие же материалы изучала государственный обвинитель И.С. Сухомлинова, при составлении кассационного представления?
Из кассационного представления следуют неутешительные выводы:
- прокуратура в очередной раз игнорирует доводы защиты и специалиста-лингвиста о том, что высказывание Бекетова М.В. есть мнение, а не утверждение;
- по логике прокуратуры никто из людей, потерпевших от совершенного в отношении него преступления, не может высказать свою версию о причастности кого-либо к данному преступлению, а любое такое предположение потерпевшего может считаться клеветой;
- по логике прокуратуры, публичное выступление критического характера, даже выраженное в виде мнения, автоматически означает наличие цели оклеветать кого-либо, а, следовательно, подлежит уголовному преследованию.
Эти, и другие, указанные в кассационном представлении Химкинской городской прокуратуры, выводы, полностью противоречат российскому законодательству, отечественной и международной судебной практике.
В соответствии с вышеизложенным, руководствуясь п.19 ч.4 ст.47 УПК РФ, прошу суд принять и учесть настоящие возражения на кассационное прдставление Химкинской городской прокуратуры от 20.12.2010 года на оправдательный приговор от 10.12.2010 г. в отношении Бекетова М.В.
Прошу суд, в соответствии со ст.378 УПК РФ, оставить оправдательный приговор Химкинского городского суда Московской области от 10.12.2010 года в отношении Бекетова М.В. без изменения, а кассационное представление Химкинской городской прокуратуры без удовлетворения.

Адвокат Столбунов А.Б.


отпечатано постоксероксомОригинал поста
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment