Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

Процесс по второму «делу ЮКОСа» выходит на финишную прямую — в Хамовническом суде завершилась стадия судебного следствия. За плечами — 280 дней разбирательства, в ходе которого так и не был дан ясный ответ на вопрос: а в чем же, собственно, обвиняются Михаил Ходорковский и Платон Лебедев?

Ни подсудимые, ни многочисленные посетители зала суда, ни даже председательствующий Виктор Данилкин так и не получили от прокуроров объяснений, как и когда были «похищены» 350 млн. тонн нефти, и почему «факт хищения» остался незамечен ЮКОСом, постоянно увеличивавшим свою прибыль, и государством, которое никогда прежде не сомневалось в его высокой доходности. Не сомневалось настолько, что не смогло спокойно смотреть на успехи холдинга, в начале двухтысячных годов фактически ставшего лицом российской нефтяной отрасли на мировой арене, и инициировало кампанию по его разграблению.

Оставим в стороне политическую подоплеку конфликта власти и Михаила Ходорковского, который, будучи на свободе, позволял себе открыто выказывать ненедовольство положением вещей в России, по многим вопросам вставая в оппозицию к руководству страны, чем и вызвал его гнев. Отметим лишь, что государство в лице «Роснефти» не стало бы захватывать ЮКОС, зная, что вся добытая им за многие годы нефть украдена владельцами и менеджментом компании. К чему ему проблемные, ничего не стоящие активы?

И все же прокуроры упорно пытаются убедить нас в обратном. При этом, настаивая на факте хищения нефти, они, по сути, опровергают приговор Мещанского суда, по которому Михаил Ходорковский и Платон Лебедев ныне отбывают свой тюремный срок. Если его перефразировать, то в 2005 году суд признал наличие у ЮКОСа огромных прибылей, позволяющих ему наращивать производство, платить сотрудникам достойную зарплату, постоянно совершенствовать техническую базу, но объяснил их появление махинациями с налогами, которые шли не государству, а на развитие компании. Холдинг обязали выплатить начисленную задним числом налоговую недоимку, бывшее руководство наказали за якобы совершенное уклонение о налогов.

Однако спустя несколько лет уже в стенах Хамовнического суда вдруг выяснилось, что на момент вынесения Мещанским судом этого решения никакой нефти у ЮКОСа уже давно и в помине не было — вся она была разворована, доходы с ее продажи легализованы и куда-то там спрятаны. Но, позвольте, тогда на каком основании с компании взыскивались миллиарды долларов налогов, приведшие к ее банкротству? И почему Михаил Ходорковский и Платон Лебедев до сих пор находятся в тюрьме? Ведь если уж идти до конца, руководствуясь логикой прокуроров во втором процессе, то обвинения по первому делу с них должны быть сняты.

Найти выход из этого противоречия Лахтин, Шохин и компания так и не смогли, делая вид, что его нет вовсе. Выход предложил Михаил Ходорковский. Предлагаю читателям ознакомиться с почти полной цитатой его заявления, обращенной к прокурорам и судье — вам многое станет ясно и понятно:

«В отчетности прибыль ЮКОСа с 1998 по 2003 год — 15,8 млрд. долларов. Но ведь если я похитил всю нефть, то ЮКОС вообще не мог получить никакой прибыли… И после этого говорят о хищении нефти. Ну, надо какой-то логики придерживаться! Заканчивается судебное следствие, а мы до сих пор не понимаем, о чем они говорят! Да, нас проверяли. В 2002 году по поручению президента Путина глава службы налоговой полиции Коротков имел со мной беседу об исполнении ЮКОСом налоговых обязательств. И Коротков, и Кудрин, и Букаев знали обо всех налогах и всех операциях с нефтью ЮКОСа. В итоге 19 февраля 2003 года Путин публично заявил: «У ЮКОСа были вопросы с налоговыми органами, но вы их решили». Что мы с этими органами, по словам Путина, решили, если вся нефть похищена мной?!! Как они это все собираются объяснять? Это просто попытка подставить суд.

Поэтому хочу сделать суду и обвинению предложение. Оно не соответствует УПК. Но наш процесс вообще слабо соотносится с УПК. Предложение «по понятиям», как говорят теперь не только в местах лишения свободы, но и в Правительстве РФ.

Итак. Обвинение утверждает, что нефть у добывающих «дочек» ЮКОСа похищена. Похититель я. Законный собственник нефти в период совершения преступления — «дочки». В то же время существует 61 судебное решение, где установлено: нефть у «дочек» куплена. Куплена ЮКОСом. Он собственник. Законный. Именно это обстоятельство, установленное судами, послужило основанием для этих инстанций начислить с нас в бюджет более 30 млрд. долларов налогов. Кроме этих 60 решений существует аналогичная позиция РФ в Страсбурге и в Гааге: ЮКОС, как собственник нефти, должен был налоги заплатить, именно в связи с этим его и обанкротили…

Предлагаю обвинению принести прокурорские представления на отмену всех судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам, где ЮКОС определен законным покупателем продукции у добывающих «дочек». Принесите представление! Вы тогда демонстрируете, что ваша позиция не жульническая, а последовательная, а я отказываюсь от участия в прениях и прошу о том же своих адвокатов».

Стоит ли говорить, что реакции на выступление Ходорковского ни от прокуроров, ни от судьи не последовало. Само собой, никаких представлений на отмену судебных решений обвинение не представило. Однако отмолчаться ему вряд ли удастся. Вопросы о противоречиях — не важно, касаются ли они закона, судебных решений или логики и здравого смысла, — будут обязательно подняты в рамках судебных прений, которые начнутся 14 октября.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Источник:
http://www.korpunkt.com/

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments