Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

«Каждый закон имеет предел и сферу своего действия. Но беззаконие пределов не знает», — уверен член команды защиты Михаила Ходорковского Юрий Шмидт. Думаю, под этими словами готовы подписаться многие граждане — особенно те, кто судит о России не по рафинированным телерепортажам, изо дня в день рассказывающим о благополучии страны и мудрости ее руководства, а на основе жизненного опыта и информации из пока еще свободных интернет-СМИ. Их можно понять: хотя бы единожды лицом к лицу столкнувшись с государством, попав в жернова созданной им политической, экономической и судебной системы, способной перемолоть буквально любого, люди перестают верить в закон, признавая всеохватывающую власть беззакония.

Сам Михаил Борисович, на себе испытав, что такое произвол судей, представителей прокуратуры и правоохранительных органов в целом, на мой взгляд, все же не теряет надежды, что рано или поздно в нашей стране восторжествует закон. Более того своим личным примером, примером «дела ЮКОСа» Ходорковский настойчиво припризывает народ добиваться соблюдения прав, изложенных в Конституции и других нормативных актах. Их ведь пока еще никто не отменял — значит, возможность борьбы с беззаконием сохраняется.

Не устаю поражаться неиссякаемым оптимизмом и силой Михаила Борисовича и Платона Леонидовича. Сколько они уже натерпелись от судов столицы — Басманного, Мещанского и теперь Хамовнического. Однако же до сих пор не опустили руки, продолжая защищаться от необоснованных, абсурдных обвинений, требуя от потерявших совесть судей все-таки быть настоящими судьями, а не безвольными куклами в руках совсем обнаглевших прокуроров.

Непосредственно на их судьбе это, к сожалению, пока никак не отражается. Вместе с тем, Ходорковский не раз подчеркивал, что предпринимая те или иные шаги, он руководствуется интересами всего общества. Ведь в «деле ЮКОСа» отражаются все пороки, от которых страдает сегодня Россия. Поэтому хотя бы то, что, наблюдая за процессом, люди узнают правду о своей стране — само по себе имеет огромное значение.</p>

Правда эта страшная. К примеру, совершенно ужасающими выглядят показания бывшего замдиректора дирекции внешнего долга ЮКОСа Владимир Переверзина, осужденного на 8,5 лет лишения свободы по обвинениям, схожим с предъявленными Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Специально этапированный из мест заключения для выступления в Хамовническом суде, Переверзин не только развенчал доводы прокуроров, но и сообщил о давлении, которое оказывали на него представители следствия, добиваясь оговора бывших руководителей. «Во время следствия на меня оказывалось давление сотрудниками прокуратуры. Мне предлагали оговорить Ходорковского с Лебедевым. Взамен на условный срок. Потому что невиновность моя была очевидна для прокуратуры. Они, прекрасно зная, что сажают невиновного человека, предлагали мне сказать, что я знаю Ходорковского и получал от него всякого рода незаконные указания…», — рассказал свидетель.

Договорить свидетелю, само собой, не дали — слишком опасными оказались его слова, слишком много они раскрыли того, о чем россиянам, по мнению прокуроров и их кураторов во власти, знать не следует.

По той же самой причине сторона обвинения старается создать максимум проблем Платону Лебедеву, который, наконец, начал давать показания. Неудивительно, ведь без упоминания щепетильных деталей и громких имен, причастных к расправе над ЮКОСом, выступление подсудимого, естественно, не обходится. Более того, огласке придается информация о весьма сомнительной и откровенно незаконной деятельности замешанных в «деле ЮКОСа» высокопоставленных и рядовых чинов прокуратуры.

Подробнее о содержании показаний Платона Леонидовича я расскажу в следующих письмах. Сейчас отмечу лишь одно — слова Лебедева являются очередным безоговорочным подтверждением давно известного всем факта, что и он сам, и Ходорковский стали жертвами политической расправы, одной из целей которой являлось разграбление принадлежащей им компании.
С правдой, которую раскрывает «дело ЮКОСа», разум отказывается мириться. Я, например, до сих пор нахожусь под впечатлением от заседания коллегии судей Московского городского суда, состоявшегося на прошлой неделе, которая рассматривала жалобу подсудимых на продление им срока содержания под стражей судьей Виктором Данилкиным. Никогда бы не подумала, что Мосгорсуд в открытую заявит о своем нежелании подчиняться высшей судебной инстанции России — Верховному суду.

А ведь именно это и произошло. Признав решение председателя Хамовнического суда о продление ареста Ходорковскому и Лебедеву законным, судебная тройка вновь заявила о том, что 108-я статья УПК, запрещающая содержать под стражей предпринимателей, на подсудимых не распространяется. И это несмотря на то, что еще 10 июня Пленум ВС РФ, чьи постановления являются обязательными для выполнения всеми судами страны, настоятельно потребовал от служителей Фемиды трактовать понятие предпринимательской деятельности в соответствии с Гражданским кодексом, а не с собственными домыслами.

Перед вынесением этого решения Михаил Ходорковский сказал судьям Мосгорсуда: «Я хочу точно понимать и иметь публичное доказательство следующего: до какого уровня демонстративного игнорирования закона и здравого смысла готовы дойти московские суды?»

Ответ на этот вопрос и дал сам Мосгорсуд, показав, что для него нет в этом смысле преград. Незаконное постановление об очередном продлении ареста с легкой руки кассационной коллегии Мосгорсуда вступило в «законную» силу, но еще есть возможность искать справедливость — думаю, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев ею воспользуются. Не только ради себя самих, но и ради всех нас.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Источник:
http://www.korpunkt.com/

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments