Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

На одном из недавних заседаний суда по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева прозвучал вопрос, которым внимательно следящая за процессом публика задается с момента его начала. Примечательно, что на этот раз он был сформулирован не подсудимыми и их адвокатами — в самом деле, сколько уже можно повторять прописные истины, спрашивать об одном и том же, зная, что в любом случае наткнешься на стену непонимания или откровенное хамство со стороны оппонентов, — а, что удивительно, председательствующим судьей. Его, похоже, начинает беспокоить, что в процессе, от исхода которого, безусловно, зависит будущее страны, ему отведена роль безвольной куклы, должной подтвердить заранее кем-то вынесенный приговор…

Беспокойство Виктора Данилкина прорвалось наружу неожиданно в ходе допроса очередного свидетеля защиты. В Хамовническом суде выступал бывший президент «Томскнефти» Леонид Филимонов, который, по сложившейся уже традиции, в своих показаниях решительно опроверг предъявленные Ходорковскому и Лебедеву обвинения — прежде всего, в том, что в 1999 году они похитили всю добытую «Томскнефтью» ВНК нефть в объеме 30 миллионов тонн. Свидетель заявил, что не только похитить, но и добыть такой объем нефти с технологической и финансовой точек зрения было невозможно. «Даже если бы мы перевернули ось земную… это было невозможно», — подчеркнул Филимонов.

Кроме того, он подтвердил, что добытое его компанией, да и всем ЮКОСом сырье поступало в трубопроводную систему «Транснефти», а оттуда — на нефтеперерабатывающие заводы и другим получателям, при этом на узлах учета фиксировался каждый кубический сантиметр нефти.

Ответы уважаемого специалиста, проработавшего в нефтяной отрасли почти полвека, в том числе в ранге министра советского правительства, категорически не устроили прокуроров. Валерий Лахтин назвал их неправильными, принявшись выбивать из Филимонова, «правильные», с точки зрения обвинения, показания. Он, правда, не нашел ничего лучше, как попытаться навязать свидетелю свою позицию — то есть, называя вещи своими именами, надавить на него.

«А он [Михаил Ходорковский] больше внимания уделял производственными вопросами или вопросами реализации нефти? Он, который практически нисколько не работал в этой сфере… Практически случайный человек был в этой отрасли!», — то ли вопрошал, то ли утверждал прокурор.

Казалось бы, очередное, мягко говоря, неосторожное заявление Лахтина. Сколько их уже было — все не перечесть. Прежде на них реагировала только защита, в то время как судья предпочитал отмалчиваться, всячески демонстрируя свою отстраненность от происходящего. Но на этот раз Виктор Данилкин буквально взорвался. Мало того, что он объявил замечание вконец обнаглевшему прокурору — чем, надо сказать, изрядно удивил не только его, но и зрителей, привыкших к совсем другому, так сказать, «мягкому» судье. Но и задал тот самый сакраментальный вопрос, который волнует меня, других правозащитников, экономистов, политологов, юристов и простых россиян: «Сколько можно издеваться над судом?».

За внешней строгостью, уверенностью председательствующего, отважившегося дать отпор Лахтину со товарищи, которые уже давно чувствуют себя полноправными хозяевами процесса, а судью используют лишь для того, чтобы творимое ими беззаконие хотя бы по форме было похоже на правосудие, на самом деле, скрывается беспомощное отчаяние, крик души. Возможно, Данилкин, наконец, пришел к осознанию того, что отвечать перед обществом за незаконное решение по полностью сфальсифицированному «делу ЮКОСа» придется прежде всего ему. А не тем, кто реально его придумал, инициировал и настойчиво, невзирая на закон, Конституцию и здравый смысл воплощает в жизнь.

Мирясь с ролью куклы, полностью подконтрольной воле политиков, силовых структур и вышестоящих судебных инстанций, председатель Хамовнического суда противопоставляет себя россиянам, надеющимся жить в свободной, демократической стране. Он разбивает их мечты о нормальном судопроизводстве, которое перестанет быть придатком исполнительной власти, орудием расправы с инакомыслием, инструментом отъема частной собственности, а начнет служить исключительно интересам народа.

Сомневаюсь, что Виктор Данилкин всерьез задумывается о тех страшных для страны последствиях, к которым приведет обвинительный приговор по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Напротив, я почти уверена, что его беспокойство, вылившееся в протест против действий прокуроров, обусловлено нежеланием стать единственным «козлом отпущения».

И в этой твердолобости, неспособности видеть дальше своего носа, на мой взгляд, главная ошибка судьи.

Сегодня Данилкин носит судейскую мантию, находясь под защитой государства и пользуясь всеми благами, которые ему предоставляет власть. Но жизнь в России переменчива: сегодня ты чиновник, а завтра уже рядовой член далеко не самого справедливого общества. Где гарантия, что будущий отставной федеральный судья Виктор Данилкин на своей шкуре не познает всеохватывающего беззакония, которое обязательно наступит, если он все-таки посадит Ходорковского и Лебедева в тюрьму.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Источник:
http://www.korpunkt.com/

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments