Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

"Я уверен, что Алексей Пичугин будет на свободе"

Новая газетаВ "Новой газете", в разделе "Только на сайте", бывшего начальника отдела службы безопасности "ЮКОСа" с днем рождения поздравляет бывший сокамерник. И рассказывает о нем то, чего еще никто не знает...

25 июля день рождения у Алексея Пичугина, бывшего начальника отдела службы безопасности компании "ЮКОС". Занимаясь как журналист его делом на протяжении уже четырех с лишним лет, накануне этой даты я традиционно получаю много писем от читателей с просьбами передать Алексею Пичугину поздравления. Одно из них оказалось необычным.

"Я хочу поздравить с днем рождения Алексея Владимировича, – писал автор. – Я вместе с ним несколько месяцев содержался в ИЗ-99/1, московском следственном изоляторе "Матросская тишина". Уверен, что Алексей Владимирович будет на свободе, потому что он невиновен".

Между нами завязалась переписка по электронной почте, и мой адресат согласился на интервью.

И вот я беседую с Александром Маркиным, генеральным директором одного из частных охранных предприятий.

Расскажите, пожалуйста, о себе и о том, как вы познакомились с Алексеем Пичугиным.

У меня с Алексеем Владимировичем практически все одинаково. Мы с ним одного, 1962, года рождения. Как он, я работал в службе безопасности банка и разных фирм. Количество эпизодов и статьи на нас "повесели" одинаковые. Свидетели как у Алексея Владимировича, так и у меня были из "зоны" и также по несколько раз меняли свои показания. Даже статья в Интернете есть, в которой нас вместе упоминают. Единственная разница в том, что у Алексея Владимировича в деле замешана большая политика, а у меня – поменьше.

Мне "светило" пожизненное заключение. Для того, чтобы я с этим смирился, меня в ИЗ-99/1 "кидали" в камеры, в которых сидели люди, уже получившие "пыжика" – пожизненное заключение.

19 октября 2007 года в камеру №304, где я содержался уже месяц, зашел Алексей Владимирович [в тот период Алексей Пичугин ожидал рассмотрения Верховным Судом РФ своей кассационной жалобы на пожизненный приговор, вынесенный 6 августа 2007 г. федеральным судьей Мосгорсуда Петром Штундером. – Прим. В. В.]. К моему удивлению, не наигранно улыбчивый и уверенный в себе. Мы в камере уже знали, какой приговор у Алексея Владимировича. Скажу честно – я подумал, что его перевели в нашу камеру для косвенного воздействия на мою психику. В этой камере мы находились вместе четыре месяца и 14 дней. Несмотря на обязательное недоверие – извините, тюрьма – мы подружились, большую роль сыграла любовь к спорту.

К спорту?

Спорт – великая сила! Алексей Владимирович занимался восточными единоборствами и китайской гимнастикой. Рано утром, когда все еще спали, он делал растяжки и упражнения на концентрацию внимания и энергии. Других, более подвижных, упражнений не позволяли выполнять размеры и обстановка камеры.

А в основном мы тренировались на прогулочном дворике с 8 часов утра, всего 40 минут. Все еще зевали, а у Алексея Владимировича это была уже вторая тренировка. Он большую часть времени бегал, несмотря на маленькие размеры дворика. Затем выполнял упражнения из восточных единоборств. Я на полутора квадратных метрах занимался боксом, делал бой с тенью – это специальное боксерское упражнение. Двое остальных курили и смотрели на нас, как на сумасшедших.

В ИЗ-99/1 есть маленький спортзал. В нем две штанги, два станка, чтобы жать от груди, несколько гантелей и две шведских лестницы. Алексей Владимирович ходил на прогулку тренироваться в любую погоду. Когда было очень холодно, вертухаи (охранники) ныли и просили его вместо прогулки сходить в спортзал.

Будучи на свободе, Алексей Владимирович, как он мне рассказывал, занимался по системе Чака Нориса, которую считает самой эффективной в поединке.

Другие виды спорта нас интересовали меньше.

Как проходил ваш день?

Часов в камере не было, поэтому время я могу указать только приблизительно. Около 7 часов утра открывалась дверная форточка-"кормушка", через нее дежурный по камере принимал на каждого по одной столовой ложке сахара, брусок хозяйственного мыла, нарезанного на четыре части, и по полбуханки черного хлеба – спецвыпечки для заключенных. Через некоторое время приходил ДПНСИ – дежурный помощник начальника следственного изолятора. Дежурный по камере должен был доложить ему, что в камере все нормально.

Про пищеблок лучше промолчу. Ели мы то, что передавали родные – в месяц разрешены две передачи по пять килограммов. И еще можно было купить продукты в ларьке.

Затем прогулка. А после нее начинались хождения по мукам. Вызывали на допросы и прочие следственные действия.

По камере дежурили все по очереди. Раз в неделю все вместе делали генеральную уборку.

Алексей Владимирович получал очень много писем от самых разных людей – и известных ему, и не известных. В основном это были письма поддержки. По его лицу было видно, насколько дорого ему содержание этих писем. В течение дня Алексей Владимирович писал несколько ответов. Иногда он откладывал письмо и шел молиться, затем, после молитвы, дописывал.

Еще в нашей камере был телевизор. Алексей Владимирович с большим удовольствием смотрел сериалы "Моя прекрасная няня", "Солдаты", "Уокер, техасский рейнджер". Когда в сериале "Моя прекрасная няня" были смешные моменты, он смеялся радостно, как ребенок. А читал Алексей Владимирович в основном религиозную литературу.

Бытует мнение, будто фигуранты дела "ЮКОСа" содержатся в привилегированных условиях. Это так?

Нет, это не так. Все камеры в ИЗ-99/1 примерно одинаковые, независимо от того, представитель "ЮКОСа" там сидит, Мавроди или любой другой человек. Различаются они только тем, что в одних сделан ремонт, а в других – нет.

Камера №304 размером примерно шесть метров на три с половиной, потолки высокие, поскольку здание старой постройки. Перед выходом из камеры слева санузел – если его так можно назвать. Справа холодильник и выше телевизор.

Из Испании меня сразу отправили в эту камеру, и на свободу я вышел тоже из нее. За десять месяцев моего пребывания в СИЗО во многих камерах сделали ремонт. В этой – нет. Почему – догадаться несложно: она напичкана прослушкой.

Единственная "привилегия" этой камеры в том, что в ней содержались обвиняемые по самым "громким" преступлениям в современной истории России. Не исключено, что те, кто продолжают расправу над "ЮКОСом", через некоторое время тоже окажутся в этой камере.

Ни мобильный телефон, ни спиртное в ИЗ-99/1 пронести невозможно. Поэтому этот изолятор называют "подводной лодкой".

Рассказывал ли вам Алексей Пичугин о своем уголовном деле?

Да. Он мне рассказывал, что дело против него сфабриковали. От него добивались согласия давать нужные для следствия показания на Невзлина и Ходорковского. Один раз, в 2003 году, ему сделали уколы и допрашивали в бессознательном состоянии. После этих уколов его самочувствие резко ухудшилось, он едва выжил. Долго Алексей Владимирович о своем деле говорить не мог, ему становилось не по себе. Он сказал, что на подлость никогда не пойдет.

Насколько я поняла, вы считаете Алексея Пичугина невиновным. Почему? Ведь есть вступивший в силу приговор суда.

Да, я считаю Алексея Пичугина невиновным! Приговор вступил в силу по сфабрикованному делу, состязательности на суде не было, доводы защиты игнорировались. Свидетели обвинения на предварительном следствии и в суде давали противоречивые показания. Доказательств вины – ни прямых, ни косвенных – нет. И самое главное: ни те, кто фабриковал это дело, ни судья Штундер, не убедили общество в том, что Пичугин виновен.

Я уверен, что дело Пичугина будет пересмотрено и он будет освобожден. Дай Бог ему сил держаться.

В начале нашего разговора вы высказали мнение, что в деле Алексея Пичугина замешана большая политика. Что вы имели в виду?

Дело "ЮКОСа" политическое – так считают в России и за рубежом. Если бы оно было просто уголовным, разве стали бы об этом говорить во всем мире? Путин, утверждая, что, якобы, помимо всего там еще и кровь была, тем самым давал обществу установку, как думать. А получилось, что он оправдывается.

Кровь, про которую говорил Путин, повесили на Пичугина, чтобы еще больше очернить "ЮКОС". Сейчас все те, кто участвовал в этой расправе, понимают, что они проиграли. И зубы они сломали об Алексея Владимировича Пичугина.

Какое у вас сложилось впечатление об Алексее Пичугине как о человеке?

В камере невозможно врать или притворяться. Так же невозможно скрывать свои человеческие качества. Все видно как на ладони. У меня об Алексее Владимировиче сложились самые добрые впечатления. Я очень уважаю его за мужество, смелость, стойкость, честность и неподкупность.

Как вы думаете, в чем источник стойкости Алексея Пичугина? На что или на кого он надеется?

Алексею Владимировичу так держаться помогает Господь Бог, он много молится. А раз он замечен Господом Богом, он будет свободен.

Чем закончилось ваше общение?

5 марта 2008 года я возвращался после суда в камеру. Проходя по коридору, я увидел в одной из пустых камер свернутый матрас Алексея Владимировича, мне стало грустно... Нас в камере осталось трое. Мы все долго молчали, на душе было тяжело. Но затем я увидел яркую картину, как мы с Алексеем Владимировичем встретились в Москве, возле гостиницы "Балчуг", и мы оба не старые. И мне стало немного легче.

Что произошло с вами потом?

На следующий день, 6 марта 2008 года, меня освободила коллегия присяжных заседателей.

В ноябре того же года я ездил в Испанию, в Сантьяго-де-Компостела, и просил у тумбы с мощами апостола Иакова в Сантьягском соборе об освобождении Алексея Владимировича. После этого, в декабре, я ездил в Бари, к мощам Николая Чудотворца, который считается покровителем этого итальянского города. Просил о том же.

И я почувствовал уверенность, что Алексей Владимирович будет свободен.

Беседовала

Вера Васильева,

журналист,

автор книг об А. Пичугине и Л. Невзлине

Оригинал на сайте "Новой газеты": http://www.novayagazeta.ru/data/2010/079/23.html.

Tags: aleksandr_markin, pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments