Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Директор Ачинского НПЗ: нефть "ЮКОСом" не похищалась

В Хамовническом районном суде Москвы после полунедельного перерыва 28 июня возобновился судебный процесс по второму уголовному делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Допрашивали Александра Санникова - бывшего директора Ачинского нефтеперерабатывающего завода, управляющей компанией которого было ЗАО "ЮКОС-РМ". Несмотря на усилия прокурора Лахтина, свидетель не смог подтвердить факта хищения 350 миллионов тонн нефти, совершенного, по версии следствия, подсудимыми.

День в суде начался с приятного: сторонники Михаила Ходорковского поздравили его с днем рождения, который пришелся на минувшую пятницу, объявленную на процессе выходной. На лестнице у зала заседаний яблоку было негде упасть, посетители держали в руках воздушные шарики с портретом Михаила Борисовича, некоторые надели майки с надписями "Свободу МБХ!" и "Ходорковский, Go home!"

Когда на ступеньках появились спускающиеся с четвертого этажа Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в окружении конвойных, собравшаяся публика закричала: "С днем рождения!" и зааплодировала.

Зал судебных заседаний утопал в цветах, принесенных сочувствующими экс-главе "ЮКОСа". Вазы стояли на столах адвокатов, на полу перед ними, у окна.

Заседание началось с ходатайства адвоката Михаила Ходорковского Бориса Грузда о приобщении к делу и исследовании дополнительных доказательств.

"По версии следствия, на протяжении продолжительного времени в компании "ЮКОС" действовала организованная группа, которая "противоправно, безвозмездно изымала и завладевала" вверенной им нефтью… Между тем работники группы компаний "ЮКОС" действовали в пределах своих полномочий, руководствуясь не указаниями руководителей и членов организованной группы, а обязательными для всех сотрудников локальными нормативными актами, приказами и распоряжениями руководства коммерческой организации. Все типовые процессы были детально регламентированы и закреплены во внутрикорпоративных нормативных актах, устанавливающих внутренние правила длительного действия, обязательные для всех работников", - в частности, говорилось в ходатайстве.

На этом основании адвокаты попросили суд приобщить к делу и исследовать два стандарта компании: "Основные положения по организации переработки нефти и газа" и "Положение о взаимодействии по организации производства", утвержденные распоряжением ЗАО "ЮКОС-РМ". Как пояснил Борис Грузд, свидетель, ознакомившись с этими нормативными актами, мог бы подтвердить либо опровергнуть утверждения защиты.

Прокуроры традиционно выступили против ходатайства своих процессуальных оппонентов. Они заявили, что эти документы "не относятся к предмету доказывания", так как Михаила Ходорковского и Платона Лебедева обвиняют в хищении нефти, а не нефтепродуктов. К тому же, стандарты не являются "официальными документами" - в виду отсутствия на них подписи ответственного лица и печати организации.

Председательствующий Виктор Данилкин в очередной раз согласился с обвинителями и в удовлетворении ходатайства Борису Грузду отказал.

Тогда защита ходатайствовала о приобщении и исследовании приказа Минтопэнерго РФ от 17.11.1998 № 371 "Об утверждении Инструкции по планированию, учету и калькулированию себестоимости продукции на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях" и самой "Инструкции по планированию, учету и калькулированию себестоимости продукции на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях".

Предвидя возражения прокуроров, Борис Грузд особо подчеркнул, что в компании "ЮКОС" с 1998 года действовала система электронного документооборота и "именно поэтому в материалах дела имеется много документов никем не подписанных, которые были распечатаны с электронных носителей".

"Заявление подобных ходатайств вовсе не вызвано желанием стороны защиты затянуть рассмотрение дела, потому что наши подзащитные ежедневно возвращаются в СИЗО, а сторона обвинения возвращается домой, к семьям, к горячему борщу. Обвинение в затягивании процесса является предосудительным и незаконным и может быть лишь подтверждено предоставлением записи разговоров между стороной защиты или между стороной защиты и подсудимыми. Если таких доказательств сторона обвинения не предоставляет, я прошу уважаемый суд, чтобы вы останавливали и требовали предоставить соответствующие доказательства. В противном случае, я предлагаю рассматривать такие аргументы как оскорбление участников процесса", - также сказал Борис Грузд.

Прокурор Вячеслав Смирнов будто не услышал доводов Бориса Грузда, потому как повторил фразу о том, "защита предоставляет не заверенные никем документы", которые "не могут считаться документами" и "не относятся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу".

Зато прокурора Дмитрия Шохина упоминание о борще, очевидно, задело за живое. Обычно хранящий на судебных заседаниях молчание он поднялся с места и разразился эмоциональной речью, в которой назвал выступление Бориса Грузда "дешевой провокацией" и "попыткой увести судебное разбирательство от предмета доказывания к различного рода дрязгам".

Вдобавок Дмитрия Шохина почему-то очень возмутило напоминание Борисом Груздом его (Шохина) фразы о том, что государственные обвинители ни на йоту не отступят от обвинительного заключения.

"Если же адвокат Грузд действительно искренне считает, что моя позиция заключалась в некоем постулате, исходя из которого, государственные обвинители не откажутся ни от одного слова, изложенного в обвинительном заключении, то это свидетельствует как минимум о непрофессионализме адвоката", - заявил прокурор.

Многие из присутствующих засмеялись, так как завсегдатаи процесса хорошо помнят столь не понравившееся теперь прокурору его собственное утверждение.

В итоге это ходатайство защиты постигла такая же участь, что и предыдущее.

"У меня возражения на ваши действия. В заведомо ложном обвинении на многих листах содержится обвинение нас в реализации похищенных нефтепродуктов", - заявил Платон Лебедев.

Адвокаты при этом с помощью ноутбука и мультимедиа-проектора отобразили на стене зала лист 143 обвинительного заключения. Слово "нефтепродукты" в нем было выделено желтым маркером.

Между тем Александр Санников, отвечая на вопросы стороны защиты, подтвердил, что нефть, передававшаяся на Ачинский НПЗ через систему "Транснефть", всегда доходила до завода. Никаких хищений ни "Транснефть", ни завод никогда не выявляли. Ничего не слышал свидетель и о хищении всей добытой нефти у "дочерних" нефтедобывающих предприятий "ЮКОСа".

Сырье в адрес НПЗ отгружалось и перерабатывалось согласно договорам с "Фаргойлом" и другими партнерами завода. И ни одной тонны нефти, как отметил Александр Санников, без договора на нем переработано не было.

Александр Санников также сообщил, что Ачинский НПЗ работал с прибылью, которую вместе с внутрикорпоративными займами тратил на проекты развития и модернизацию производства.

О существовании в "ЮКОСе" некой организованной преступной группы Александру Санникову, по его признанию, ничего не известно.

Вопросы о нефтепродуктах, которые задавала свидетелю сторона защиты, вызывали резкий протест у Валерия Лахтина.

"Ходорковский и Лебедев обвиняются в хищении нефти. Не нефтепродуктов!" - то и дело восклицал он. При этом слово "нефтепродукты", отмеченное Платоном Лебедевым, по-прежнему отображалось на стене. Но это зримое противоречие по всей видимости ничуть не смущало гособвинителя.

К допросу Александра Санникова Валерий Лахтин приступил с присущей ему энергичностью. Повышенный интерес у прокурора вызвал договор об оказании услуг по переработке нефти между Ачинским НПЗ (в лице Александра Санникова) и "Фаргойлом" (в лице генерального директора Антонио Вальдерс-Гарсиа). Напомню, что по версии прокуратуры, с помощью этой фирмы Михаил Ходорковский и Платон Лебедев похищали нефть.

Свидетель рассказал, что этот договор прорабатывался различными службами Ачинского НПЗ, в том числе юридической, а затем там же, на заводе, поступил на подпись к гендиректору.

"А когда вы выезжали в Саранск, где вы и подписали этот договор, вы где встречались с Вальдес-Гарсиа?" - допрашивал о своем Валерий Лахтин.

"Я не выезжал в Саранск для подписания договора. Я подписывал договор на заводе", - вынужденно повторил свидетель.

"Указано, что данный договор составлен и, я полагаю, подписан в городе Саранске…" - проявлял бдительность гособвинитель.

"Свидетель уже ответил, следующий вопрос!" - вмешался судья Данилкин.

"А с Антонио Вальдес-Гарсиа вы где встречались?" - упорствовал прокурор. Александр Санников ответил, что не встречался с руководителем "Фаргойла".

"Почему вы, не зная, кем является Вальдес-Гарсиа, не удостоверившись в его полномочиях и доверившись своим подчиненным, были уверены, что "Фаргойл" поставит нефть на переработку? Вы интересовались, что это за компания "Фаргойл"? Обладала ли она таким объемом нефти? Существовала ли вообще такая компания?" - уличал Валерий Лахтин.

Александр Санников еще раз терпеливо объяснил, что все необходимые проверки Ачинским НПЗ проводились и что занимались этим соответствующие службы, а сам он "не юрист по образованию" и не может "проверить, кто такой Вальдес-Гарсиа".

"А почему вы не заключили договор о переработке нефти непосредственно с добывающими компаниями? Например, с "Томскнефтью". Это ведущая компания в стране, поставки нефти от нее были бы гарантированы"…

К этому времени смеялся уже почти весь зал, включая судью. Серьезные выражения на лицах сохраняли только гособвинители, правда, уши, лоб и щеки прокурора Смирнова сильно покраснели.

"Он [Валерий Лахтин] показания дает?" - поинтересовался Платон Лебедев.

Под вечер адвокаты заявили еще три ходатайства. Первое из них касалось исследования путем оглашения в судебном заседании протокола адвокатского опроса Юджина Майкла Хантера.

"Майкл Хантер, это тот человек, с которым мы на протяжении ряда лет отчаянно сражались, потому что имели противоположные бизнес интересы. Он и сейчас, я думаю, про меня много чего критического скажет, но, насколько я понимаю, обвинение, которое на него, к слову, ссылается в материалах дела, даже его поразило", - в частности, пояснил Михаил Ходорковский.

Во втором и третьем ходатайствах защита попросила суд о вызове и допросе экспертов обвинения, правильность выводов которых вызывает у нее сомнения.

Предполагается, что по этим ходатайствам суд примет решение 29 июня.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/8607.

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments