Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев дали показания Таганскому суду

Председательствующая на процессе по делу о выставке "Запретное искусство-2006" Светлана Александрова 28 мая 2010 года начала заседание со слов: "Суд предоставляет подсудимым право дать показания".

Первым на трибуну вышел Андрей Ерофеев. В своем свободном рассказе он подробно объяснил, какой проблеме была посвящена экспозиция.

"Скрытая самоцензура как результат начальнического страха, порожденного профессиональной некомпетентностью, - так можно сформулировать кураторскую проблему, которую мне представилось важным осветить арт-сообществу на Второй Биеннале в качестве новой опасности, неожиданно возникшей в нашей общей работе", - сообщил, в частности, искусствовед.

Между тем уголовный процесс, по мнению подсудимого, вызвали три обстоятельства: "недоброжелательство и неразборчивость части традиционно настроенных граждан по отношению к современной культуре, спланированная акция ультраправых националистических карликовых группировок" и "пособничество работников следствия и прокуратуры мракобесным акциям в сфере культуры".

После того, как Андрей Ерофеев закончил свою речь, адвокат Дмитрий Курепин попросил его прокомментировать работы художников, имеющиеся в деле. Как следовало из слов искусствоведа, ничего разжигающего ненависть к христианству в целом и к православию в частности (а именно так сформулировано обвинение) в них нет.

Например, в картине Александра Косолапова "Реклама Макдоналдса", по оценке Андрея Ерофеева, "обнажается маркетинговый прием манипулирования сознанием зрителя". Две работы Александра Савко из серии "Путешествие Микки Мауса по истории искусства" "описывают эклектику современного сознания", а фотоколлажи Вагрича Бахчаняна "Без названия" и "Известия" критикуют советскую идеологию, "которая представлялась новой формой религии". Что касается "Чеченской Мэрилин" группы "Синие носы", то подсудимый назвал данную работу "одним из лучших произведений 2000-х годов". "Терроризм и агрессию может нейтрализовать толерантность светской культуры", - так он описал ее смысл.

"Я считаю, что здесь нет ничего реально оскорбительного", - резюмировал Андрей Ерофеев. По его мнению, "подсудные" работы "были неверно поняты". Также неправильно интерпретировали некоторые свидетели обвинения тот факт, что экспонаты на выставке были закрыты фальшстенами. Эти люди утверждали, будто подобный прием Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров использовали, чтобы уподобить зрителя любителям подглядывать в замочную скважину. Однако искусствовед сказал, фальшстены демонстрировали, "что производит цензура". Она, как выразился подсудимый, "производит пустоту".

По ходатайству адвокатов Дмитрия Курепина, Анны Ставицкой и Ксении Костромной к делу приобщили распечатку с сайта "Народной защиты" - одного из инициаторов судебного процесса. В этом материале превратно толкуется смысл работ, содержатся призывы стать свидетелями обвинения и инструкции, как это сделать. Предлагается прийти по указанному адресу к следователю Евгению Коробкову, ознакомиться у него в кабинете с фотографиями "орудий преступления" (картин) и написать по готовому шаблону заявление против выставки. Кроме того, в тексте имеются ксенофобские высказывания.

Судья Светлана Александрова согласилась удовлетворить ходатайство только после того, как присутствующий в зале сопредседатель "Народной защиты" Владимир Сергеев подтвердил, что данные материалы действительно взяты с сайта его организации. Напомню, что ранее Сергеев выступил на процессе в качестве одного из свидетелей обвинения.

Затем председательствующая лично допросила Андрея Ерофеева.

"Почему вы не обратились в Третьяковскую галерею?" - хотела понять она.

"Как я мог им предлагать то, что они сами сняли?" - удивлялся Андрей Ерофеев.

"Вы знали, что раньше в Таганском суде слушалось дело о выставке "Осторожно, религия!"?" - выясняла наличие в действиях подсудимого умысла Светлана Александрова.

"Да, но то искусство, что было [представлено] на той выставке, не повторяется [на этой]", - говорил искусствовед.

"Вы не думали закрыть выставку [после того, как начались угрозы со стороны праворадикальных сил]?" - обращала внимание на "неосмотрительность" устроителей показа судья.

"Мы это[т вариант] рассматривали, но решили провести обсуждение", - сообщал куратор.

Судья также интересовалась о временем проведения выставки и ее подготовки, распределением ролей Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова и другими вопросами.

Уже вечером начался допрос Юрия Самодурова.

"Проводя выставку, я выполнял гражданский долг и профессиональные обязанности директора Музея и действовал в полном согласии со своими правовыми, профессиональными, гражданскими и общественно-политическими убеждениями", - заявил он в своей речи.

"Вы преследовали цель оскорбить кого-либо?" - уточнила у своего подзащитного Анна Ставицкая.

"Никогда в жизни", - сказал экс-директор Сахаровского центра.

Тоже отрицательно Юрий Самодуров ответил на вопрос адвоката о намерении усугубить влияние картин на зрителя с помощью фальшстен.

"Это блестящая идея Андрея Ерофеева. Блестящий показ самой проблемы выставки", - добавил он.

Как и Андрей Ерофеев, Юрий Самодуров по просьбе защиты пояснил, каков, с его точки зрения, смысл картин, репродукции которых были включены в материалы дела.

Так, "Икона-икра" Александра Косолапова, по мнению подсудимого, иллюстрирует "подмену в современном мире духовных ценностей материальными". Серия работ группы "ПГ" под общим названием "Слава России" несет в себе ироничный смысл. "Как можно гордиться страной, в которой старухи собирают бутылки? Это боль за Россию", - объяснял Юрий Самодуров. В свою очередь фотоколлаж Вячеслава Мизина "Интимные места" он назвал "доведением до логического абсурда культа тела".

Отвечать на вопросы прокурора Александра Никифорова Юрий Самодуров, как и на прошлом судебном заседании, отказался, сославшись при этом на статью 51 Конституции РФ, предоставляющую право не свидетельствовать против себя. "Я считаю обвинение необъективным, сфабрикованным и в части сбора информации, и в части ее анализа", - пояснил он.

Однако на вопросы судьи Юрий Самодуров ответил.

В частности, он рассказал о своих обязанностях по выставке - составлении выставочного плана, организации работы по изготовлению и монтажу фальшстен, выпуске пресс-релиза, и т. п.

"У вас не было страха?" [с учетом истории с выставкой "Осторожно, религия!"] - спросила Светлана Александрова.

"Мой профессиональный и гражданский долг этот страх преодолеть", - обозначил свою позицию подсудимый.

Бывший директор Сахаровского центра также рассказал о том жестком давлении, которому подвергались устроители выставки со стороны праворадикальных организаций. Поступали угрозы сжечь музей, а в окне своего рабочего кабинета Юрий Самодуров однажды обнаружил пулевые отверстия. Накал страстей был столь высок, что в последний день проведения выставку пришлось закрыть не в 19 часов, как планировалось, а в 17.

Из общественной дискуссии, состоявшейся в день закрытия экспозиции, Юрий Самодуров сделал вывод, что "никакими быстрыми, административными мерами решить проблему непонимания современного искусства невозможно".

Следующее судебное заседание по делу о выставке "Запретное искусство-2006" состоится 31 мая. Начало в 14 часов.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/8338.

Tags: zapretnoe_iskusstvo
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments