Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

В Таганском суде обсудили карикатуры на зло и покушение на Конституцию

14 мая 2010 года в Таганском районном суде Москвы продолжился процесс по делу о выставке "Запретное искусство-2006", организованной в Музее и центре имени Андрея Сахарова в марте 2007 года Юрием Самодуровым и Андреем Ерофеевым. В качестве свидетелей защиты выступили политики Гарри Каспаров и Владимир Рыжков, а также православный священник Яков Кротов.

Напомню, что экс-директор Сахаровского центра и бывший заведующий отделом новейших течений Третьяковской галереи обвиняются по пункту "б" части 2 статьи 282 УК РФ ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признаку религиозной принадлежности и с использованием служебного положения").

В этот раз обычно многочисленная религиозная общественность оказалась в меньшинстве: среди посетителей зала суда превалировали журналисты, правозащитники, художники и просто сочувствующие подсудимым граждане. Зато православная публика "брала реванш" повышенной активностью. Еще перед началом заседания одна из пожилых женщин в платочке окатила специально принесенной холодной водой нескольких сторонников Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева. Это действие, по всей видимости, означало изгнание "нечистой" силы с помощью "святой" воды. В дальнейшем весь судебный процесс прошел под аккомпанемент верующих, недовольно комментировавших показания свидетелей и читавших молитвы.

Гарри Каспаров, выступивший первым, сообщил, что выставку не посещал. Но когда в связи с ней было возбуждено уголовное дело, стал следить, как разворачиваются события, знакомиться с работами и читать многочисленные отзывы, которые были как "за", так и "против" выставки. Сам факт возбуждения уголовного дела политик назвал "недопустимым" и "покушением на Конституцию".

Давая оценку собственно "подсудным" работам, Гарри Каспаров заявил: "Можно долго и много жаловаться на зеркало, но оно отражает, увы, реальность. Не надо путать причину и следствие. Я бы боролся с причиной, а не со следствием".

По мнению свидетеля, художники и организаторы выставки не ставили целью оскорбить верующих. Авторы работ выражали протест против негативных явлений в нашем обществе - коррупции, дедовщины в армии, и так далее. "Они ничего не придумывают, они лишь смотрят по сторонам", - заметил Гарри Каспаров.

На вопрос Юрия Самодурова о том, уместно ли было проводить выставку в помещении Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова, Гарри Каспаров ответил утвердительно. "Андрей Сахаров ставил возможность высказывать свое мнение превыше всего", - подчеркнул политик.

Владимир Рыжков тоже не усмотрел в выставке ничего оскорбительного. "Меня гораздо больше оскорбляет, когда чиновники в своих супердорогих джипах подъезжают к своим резиденциям, отделанным золотом и лепниной, - признался свидетель. - Чиновники стоят со свечами в храмах, а что они в рабочее время делают?" - добавил он.

Работы художников, использующие религиозные символы, Владимир Рыжков назвал направленными не против христианства, а в его защиту.

По словам политика, ни художники, ни кураторы экспозиции не имели злого умысла. Напротив, представленные на выставке работы, как и современное искусство в целом, ставят целью "будить совесть, будить гражданскую активность". Закрывать же глаза на "те безобразия, которые творятся", - это, как выразился Владимир Рыжков, "ханжество".

"Меня пугает, что если в отношении организаторов этой обычной выставки будет принято решение о наказании, то в России будет создан прецедент возврата к средневековью", - сказал Владимир Рыжков.

После обеденного перерыва в зал заседаний пригласили православного священника Якова Кротова. Однако прежде чем он начал давать показания, с места поднялся один из адвокатов подсудимых Дмитрий Курепин. Он обратил внимание суда на то, что среди публики находится молодой человек, записавший домашний адрес Якова Кротова, который тот назвал для протокола. "Я опасаюсь за жизнь свидетеля", - заявил адвокат и попросил председательствующую Светлану Александрову принять меры для выяснения личности этого посетителя.

Однако на защиту неизвестного встал прокурор Александр Никифоров, по мнению которого, никаких оснований для такой проверки не было.

"Я москвовед и занимаюсь историей города Москвы. Хочу проверить, существует ли такой дом" [номер которого назвал Яков Кротов], - высказался посетитель.

"Не надо за мою жизнь опасаться. Я священник, и мой дом открыт для всех", - вмешался в происходящее Яков Кротов.

"Да, я хотел бы прийти к батюшке на духовную беседу", - резко изменил тактику "москвовед". На этом судья поставила в дискуссии точку.

Яков Кротов рассказал, что приходил в выставочный зал. Но тогда экспонаты смотреть не стал, поскольку подозревал, что его чувства могут быть оскорблены. Впрочем, впоследствии свидетель, как он сообщил, изучил репродукции выставлявшихся картин и поменял точку зрения на них. Кроме того, Яков Кротов присутствовал на обоих общественных дискуссиях о выставке, организованных устроителями в Сахаровском центре. Причем на вторую дискуссию священник пришел, чтобы защитить выставку от погромщиков, появления которых опасался.

По мнению священнослужителя, ни одна из ставших предметом рассмотрения в суде работ не преследует цели разжечь ненависть к православию или оскорбить религиозные чувства верующих. Подробно анализируя каждую картину, он отметил, что изображения Христа на них, по сути, таковыми не являются, поскольку не соответствуют церковным канонам.

Главное же, считает Яков Кротов, в том, что "общество должно оскорбляться не карикатурой на зло, оно должно оскорбляться злом".

Так, о картине Александра Косолапова "Реклама "Макдоналдса" (включающей изображения логотипа "Макдоналдса" и лица человека, похожего на Иисуса Христа) священник сказал, что художник "издевался над теми людьми, которые из булки делают высшую ценность". "Икона-икра" (работа того же автора с изображением черной икры, обрамленной окладом от иконы) также не оскорбляет чувств Якова Кротова как православного священника, "потому что она высмеивает потребительское общество". К тому же, "сам по себе оклад не является святыней".

Положительную оценку Яков Кротов дал и серии работ группы ПГ "Слава России!" На них показаны милиционер с пачкой долларов, акт сексуального насилия высокопоставленного военного над солдатом и другие неприглядные сцены из нашей жизни. "Меня как православного священника такие работы скорее радуют, потому что это значит, что есть еще люди, которые говорят, что нельзя говорить о славе России, когда есть казнокрадство, когда бросают миллионы на женщин легкого поведения, в то время как пожилые люди вынуждены собирать бутылки". Надпись "Слава России!" под такими изображениями свидетель воспринял как иронию.

Работу Вячеслава Сысоева "Свет против тьмы", запечатлевшую сожжение храма и священнослужителей комсомольцами и работниками НКВД, Яков Кротов вовсе выразил желание лично демонстрировать детям в воскресной школе. По его мнению, она носит ярко выраженную процерковную направленность и с правильными акцентами отражает исторический период, когда в СССР были жестокие гонения на церковь.

Тех же верующих, которые осуждают выставку, Яков Кротов назвал "незрелыми". "Здесь надо проповедовать, а не запрещать", - резюмировал священник.

"Да это не священник! Это Иуда!" - раздались с "галерки" негодующие возгласы представителей православной общественности. Светлана Александрова, как обычно, непорядка в зале не заметила.

Прокурор, немногословный в течение дня, тоже живо отреагировал на последние слова Якова Кротова.

"Патриарх Кирилл, Всеволод Чаплин, которые осуждали выставку, - это вы их так назвали?" - воскликнул он. На местоимении "их" Александр Никифоров сделал многозначительный акцент.

"Официальная позиция Русской православной церкви по выставке нейтральная!" - возразил Юрий Самодуров. Но развить эту мысль ему не позволила судья, которая в течение дня с заметным раздражением снимала большинство вопросов подсудимого к свидетелям.

В свою очередь Андрей Ерофеев заявил ходатайство о направлении в РПЦ запроса с целью выяснить ее точку зрения для суда.

Однако Светлана Александрова это ходатайство отклонила, не пояснив на каком основании она приняла такое решение, и объявила перерыв в заседании до 14 часов 21 мая. При этом председательствующая предупредила сторону защиты и подсудимых, что позволит им приглашать свидетелей еще не более двух заседаний. "Хватит, мне уже и так все ясно!" - отрезала судья.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/8194.

Tags: zapretnoe_iskusstvo
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments