Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Михаил Ходорковский: хищения нефти не было

27 апреля 2010 года Михаил Ходорковский продолжил давать показания в Хамовническом районном суде Москвы. Он подробно остановился на эпизоде хищения нефти у компаний "Самаранефтегаз", "Юганскнефтегаз" и "Томскнефть"-ВНК. По версии прокуратуры, это преступление он совершил совместно с Платоном Лебедевым. Между тем экс-глава "ЮКОСа" привел доказательства того, что данное обвинение не соответствует действительности.

В начале своего выступления бизнесмен выдвинул шесть тезисов. "ЮКОС" был компанией, управляемой по классической схеме (а не организованной группой), и его акции приобретались законно. Нефть "дочерних" добывающих компаний "Самаранефтегаз", "Юганскнефтегаз" и "Томскнефть"-ВНК сдавалась в государственную систему нефтепроводов "Транснефть", а не пропадала. Право собственности на нефть, сдаваемую в "Транснефть", принадлежало "ЮКОСу". Нефть "Самаранефтегаз", "Юганскнефтегаз" и "Томскнефть"-ВНК была оплачена, и цена покрывала фактическую стоимость. Цена нефти соответствовала региональной. Прибыль показывалась "ЮКОСом" в полном объеме и расходовалась на нужды компании.

Доказательство своего первого тезиса Михаил Ходорковский начал с оглашения списка лиц, названных в обвинительном заключении участниками "организованной группы". Этих людей он разделил на три группы. Первая – это те, с которыми подсудимый лично знаком не был (в их числе генеральный директор ООО "Ратибор" Владимир Малаховский, генеральный директор ООО "Фаргойл" Антонио Вальдес-Гарсиа, бывший замдиректора дирекции внешнего долга "ЮКОСа" Владимир Переверзин). Во вторую группу экс-глава опальной нефтяной компании включил тех, с кем он контактировал только по службе (в частности, бывшего вице-президента "ЮКОСа" Василия Алексаняна, главного юриста Дмитрия Гололобова и экс-казначея Андрея Леоновича). Наконец, третья группа – это те, с кем Михаил Ходорковский имел и деловые, и внеслужебные отношения (Платон Лебедев, Леонид Невзлин, Василий Шахновский и Михаил Брудно).

Подсудимый подчеркнул, что к членам "организованной группы" Генпрокуратура, как это ни парадоксально, не отнесла лиц, утверждавших финансовую отчетность и бюджет компании. Это финдиректора "ЮКОСа" и члены совета директоров.

Особое внимание бизнесмен уделил документу под названием "Управление предприятиями 'Роспрома': материнские и управляющие компании", имеющемуся в материалах дела. Это одно из главных доказательств обвинения. По мнению следователей и прокуроров, с помощью описанной в документе схемы управления Михаил Ходорковский и Платон Лебедев совершили хищение всей нефти у нефтедобывающих предприятий холдинга. На документе нет даты, зато стоит подпись, якобы принадлежащая Михаилу Ходорковскому.

"Крайне маловероятно, чтобы я, человек с большим опытом работы в бюрократических структурах, ставя визу на документе, не поставил дату, если сам документ этой даты не содержит. Я не мог поставить свою резолюцию на документе, если он поступил неизвестно от кого, то есть на нем нет ничьей подписи. Это в компании было не принято, такие документы просто ко мне на подпись не могли попасть. Именно эти очевидные причины дают мне основания заявить, что документ по крайней мере частично сфальсифицирован", – прокомментировал подсудимый.

Обвинители, сказал Михаил Ходорковский, называют вертикально интегрированную структуру управления "ЮКОСом" преднамеренно выстроенной для совершения хищения нефти. Между тем это – общемировые стандарты для таких компаний, широко известные из СМИ и специальной литературы.

Для иллюстрации своих слов подсудимый привел цитату из книги Владимира Данникова "Холдинги в нефтегазовом бизнесе": "Для выполнения функции управления дочерними, зависимыми компаниями холдинг (материнская компания) может создать (в большинстве случаев) или нанять (достаточно редко такое случается) управляющую компанию. Управляющая компания действует на основании договора с холдингом, вырабатывает общие установки и директивы, устанавливает единую политику цен и продаж".

Также, напомнил Михаил Ходорковский, в материалах дела есть статья из журнала "Эксперт", в которой система управления "ЮКОСом" приводится в качестве образцового примера деятельности вертикально интегрированной компании.

Более того, в уставе "Юганскнефтегаза", утвержденном 25 мая 1996 года, то есть, когда компания еще была государственной, обозначена та самая конструкция, которую Михаил Ходорковский, якобы, привнес с преступными целями.

Касаясь вопроса о приобретении акций "дочерних" предприятий, экс-глава "ЮКОСа" привел материалы аудиторской проверки "PricewaterhouseCoopers" от 24 июня 2004 года. В них говорится, что 100% акций "дочек" принадлежат "ЮКОСу". Как напомнил Михаил Ходорковский, к этому времени он находился в тюрьме полгода. К тому же, отметил подсудимый, Мещанский суд Москвы пустил 1 миллиард акций "ЮКОСа", принадлежавших кипрской компании Hulley Enterprises, и 40 миллионов акций, принадлежавших Ходорковскому, на удовлетворение требований истца по первому делу "ЮКОСа". Признание Михаила Ходорковского собственником акций содержится в постановлении этого суда. Тем не менее во втором деле эти же акции фигурируют как присвоенные преступным путем.

"С каких это пор ворованное по первому делу направляют на обеспечение псевдоиска по другому делу?" – задался вопросом подсудимый.

После часового обеденного перерыва Михаил Ходорковский перешел ко второму своему тезису: нефть добывающих компаний "Самаранефтегаз", "Юганскнефтегаз" и "Томскнефть"-ВНК сдавалась в государственную систему нефтепроводов "Транснефть", а не пропадала.

Подсудимый начал с противоречий в обвинении. Наряду с версией о том, что вся добытая нефть была похищена, в обвинительном заключении имеются альтернативы. Например, утверждение, что "продукция нефтедобывающими предприятиями самостоятельно отгружается непосредственно российским и зарубежным потребителям".

Затем Михаил Ходорковский обратился к способу хищения, который указывает сторона обвинения: "изъятие нефти путем передачи на баланс". Как он заявил, этот способ попросту невозможен, "поскольку в бухгалтерском балансе тех предприятий, которые, по мнению обвинения, получили нефть на баланс, этой нефти на балансе в принципе нет".

Как утверждает экс-глава "ЮКОСа", в материалах дела нет никаких документов, которые подтверждали бы факт пропажи нефти у "дочерних" нефтедобывающих предприятий холдинга. Зато есть целый ряд экспертиз, проведенных по инициативе следствия. И результаты всех однозначно свидетельствуют о том, что нефть не похищалась, а приобреталась.

Помимо этого, в деле имеется письмо следователя Тютюнника к главе "Транснефти" Семену Вайнштоку.

"Господин Тютюнник не хочет выглядеть неприлично перед руководителем 'Транснефти', ни о каком хищении нефти не спрашивает. Он спрашивает о реальной транспортировке, о понятной нефти", – заметил Михаил Ходорковский.

В справке об отгрузке "ЮКОСом" нефти в дальнее зарубежье за 1998 – 2000 годы, которую выдала в ответ на запрос следователя "Транснефть", указаны даты, конкретные точки назначения, объемы, грузоотправители, получатели. И ничего не сказано о хищении нефти.

То, что хищения не было, продолжил подсудимый, подтверждает и акт выездной налоговой проверки "ЮКОСа" за 2004 год. Она установила, что грузоотправителями сырой нефти выступали нефтедобывающие предприятия, грузополучателями – нефтеперерабатывающие заводы.

Кроме того, экс-глава "ЮКОСа" сообщил, что его адвокаты будут ходатайствовать о приобщении к делу имеющихся у них на руках решений арбитражных судов. В них тоже постановлено, что нефть отгружалась заводам, а не похищалась.

На следующем заседании Хамовнического суда, назначенном на 29 апреля, Михаил Ходорковский намерен обратиться к четырем остальным своим тезисам. Начало в 10 часов 30 минут.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/8074.

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment