Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Свидетель по делу выставки "Запретное искусство-2006": "Оскорбляют явления, а не работы о них"

Галерея HRO.org Рис. Георгия Титова13 апреля 2010 года Таганский районный суд Москвы продолжил слушать дело о выставке "Запретное искусство-2006", организованной Юрием Самодуровым и Андреем Ерофеевым в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова. Показания дали еще четверо свидетелей защиты, а адвокат сделала заявление о том, что прокурор пытается ввести их в заблуждение.

По версии гособвинения, бывший директор Сахаровского центра и экс-заведующий отделом новейших течений Третьяковской галереи нарушили пункт "б" части 2 статьи 282 УК РФ ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признаку религиозной принадлежности и с использованием служебного положения").

По неизвестным причинам верующая публика, обычно заполняющая зал судебных заседаний и шумно выражающая поддержку стороне обвинения, на этот раз почти отсутствовала. Только единственная пожилая женщина в платочке сидела в дальнем углу и на протяжении всего дня вполголоса то читала молитвы, то отпускала недовольные комментарии в адрес свидетелей. Однако отсутствие единомышленников явно сдерживало ее, поэтому судебное заседание прошло спокойно, без традиционных антисемитских выкриков и призывов посадить подсудимых за решетку.

Первым 13 апреля свидетельские показания дал обозреватель интернет-издания "Грани.ру" Лев Рубинштейн.

По его собственному признанию, Лев Рубинштейн выставку не посещал, но был осведомлен о ней из сообщений СМИ, Интернета, а также со слов самих подсудимых. Как и предыдущие свидетели защиты, целью выставки он назвал показать "работы, отвергнутые организаторами других выставок без объяснения причин и судебных решений".

На вопрос адвоката подсудимых Ксении Костроминой, не ставили ли Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев цели оскорбить чьи-либо религиозные чувства и разжечь ненависть к православию, обозреватель "Граней.ру" ответил: "Они мне об этом не говорили и не могли говорить, потому что это невозможно, это не те деятели культуры".

"Выставка не о религии, а о праве или неправе кого-то что-либо запрещать рассказывать в рамках института культуры", - сказал свидетель, отвечая на вопрос Юрия Самодурова.

По просьбе защиты Лев Рубинштейн подробно рассказал о своем видении каждого из известных ему экспонатов. При этом несколько раз, комментируя ту или иную картину, он не удерживался от удивленного возгласа: "А что здесь плохого?" По мнению Льва Рубинштейна, ничего предосудительного в этих картинах нет. То, как трактовал их смысл журналист, совпадало со сказанным ранее другими свидетелями защиты, в том числе самими авторами работ.

Так, серию работ группы "ПГ" "Слава России" Лев Рубинштейн назвал "социальной сатирой", показывающей, что "на фоне трескучей фразы происходит реальная жизнь, такая, какая она есть". Данные картины заостряют внимание на дедовщине в армии, коррупции, обнищании населения и других проблемах нашей жизни.

Экспонаты с использованием религиозных символов Лев Рубинштейн назвал направленными "против государственного атеизма". "Они создавались в те годы, когда в центре Москвы существовал Безбожный переулок, и в суд почему-то никто не подавал", - констатировал свидетель.

По мнению Льва Рубинштейна, для правильного понимания произведения искусства очень важен контекст, в том числе время создания работ и те реалии, которые в это время окружали художника. "Высказывания, вырванные из контекста, не могут быть правильно поняты", - пояснил он.

"У каждого явления есть своя территория", - считает свидетель. Музей, организовавший на своей (а не церковной) территории выставку, "был прав, потому что это [цензура] - серьезная общественная проблема, проблема свободы", - оценил по просьбе Юрия Самодурова действия устроителей выставки Лев Рубинштейн.

"Такие вопросы вообще не должны обсуждаться в судах. Это обвинение абсурдно", - заявил свидетель.

"Предугадать, что выставка оскорбит, можно было?" - в свою очередь спросил прокурор Александр Никифоров. Гособвинитель также поинтересовался вероисповеданием Льва Рубинштейна.

На второй из этих вопросов свидетель ответил: "Мои взаимоотношения с религией - это процесс абсолютно интимный и не имеющий отношения к делу".

По поводу же "предугадывания" обозреватель "Граней.ру" выразил мнение, что "любое произведение искусства, как и любое высказывание, любой жест, может быть кем-то воспринято как оскорбление". Однако это, как считает свидетель, не означает, что нужно вводить цензуру. "То место, где что-то меня оскорбляет, я буду избегать", - указал он на способ избежать конфликта.

Вопрос Юрия Самодурова, известны ли Льву Рубинштейну случаи, когда выставка вызвала ненависть к православию, судья Светлана Александрова сняла, как и несколько других его вопросов.

Следующим занять свидетельскую трибунку попросили Николая Палажченко, директора фонда "Национальная художественная премия". Он был на выставке "Запретное искусство-2006" в качестве зрителя и знакомился как с экспонатами, так и с пресс-релизом, в котором, помимо прочего, указывалась цель экспозиции.

В отличие от Льва Рубинштейна, Николай Палажченко сообщил, что исповедует православное христианство, поэтому Ксения Костромина спросила его: "Вас, как человека православного, эти картины оскорбляют?"

"Ни в коем случае. Меня оскорбляют те явления, которые изображены в работах, что у нас много бездомных", - ответил свидетель.

Выставка в музее, по мнению Николая Палажченко, не оскорбительна. "Если я в церкви увижу голую женщину, то это меня оскорбит. Если я увижу икону в борделе, то это меня тоже оскорбит".

А выставку в Музее Сахарова "нужно воспринимать через призму того, что это искусство. Это некие идеи, которые художники хотели донести до окружающих". Николай Палажченко также отметил, что "работы были выставлены с применением экспозиционного хода, делающего их труднодоступными [фальшстены, скрывающие экспонаты]. Их же не вывесили баннером на Садовом кольце".

Свидетель не исключил, что кому-то представленные работы могли не понравиться. Но, как он считает, "право давать моральную оценку не предполагает уголовного преследования".

Александр Никифоров, как и на предыдущем судебном заседании, снова обратился к аналогии. Он заявил, что "аналогичные работы" решением суда по делу о выставке "Осторожно, религия!" "были признаны орудием преступления". К тому же, по словам прокурора, в Конституции России и в международном праве существует запрет на высказывание мнения, если оно оскорбительно для других.

"Прокурор пытается ввести свидетеля в заблуждение, поскольку дублирования работ не было. Судом был вынесен приговор в отношении Юрия Самодурова и Людмилы Веселовской, которые организовали выставку "Осторожно, религия!" Совершено недопустимо проводить аналогии, прокурор не является искусствоведом. Ни одна из работ не была признана запрещенной", - вмешалась Ксения Костромина.

Утверждение прокурора о существовании неких законодательных запретов на демонстрацию чего-то, что окружающие могут воспринять как оскорбление, тоже не соответствует действительности, добавила адвокат.

Свидетель, в свою очередь, на это сказал, что организаторы выставки были вправе ее проводить, "если не было законодательного запрета".

Затем на допрос вызвали журналиста радиостанции "Эхо Москвы" Татьяну Пелипейко. Она присутствовала на открытии выставки и осматривала экспонаты.

Многие верующие, выступившие на стороне обвинения ранее, говорили, будто узнали о выставке из рекламы, транслировавшейся по "Эху Москвы". По этой причине Ксения Костромина прояснила прежде всего данный вопрос.

По словам журналистки, лично ей о размещении такой рекламы в эфире не известно. Также Татьяна Пелипейко не слышала ничего подобного на волнах радиостанции. Не звучало в эфире, вопреки утверждениям свидетелей обвинения, и словесных описаний работ. "Невозможно описывать работы, это не воспринимается на слух", - сказала журналист. Татьяна Пелипейко сообщила, что радиостанция рассказывала только о том, как построена экспозиция выставки и что она не рекомендована детям до 16 лет. Предупреждение об этом было на входе в выставочный зал.

Свидетель принесла с собой фотоснимки выставочного зала, на которых видно, что все экспонаты закрыты фальштенами. Сторона защиты ходатайствовала о приобщении к делу этих снимков. Андрей Ерофеев особо подчеркнул, что данные документальные свидетельства важны для установления истины. Как напомнил подсудимый, выступивший ранее в суде свидетель обвинения Олег Кассин - сопредседатель организации "Народный собор" и один из инициаторов уголовного дела - утверждал, будто не все экспонаты были спрятаны от глаз зрителей. Он заявлял, будто скульптура из металлических конструкций, образующих слово из трех букв (работа Леонида Сокова), не была огорожена фальшстеной и "подрывала психическое здоровье зрителя". Между тем на фотографиях Татьяны Пелипейко видно, что эти слова Кассина не соответствуют действительности.

Однако Светлана Александрова ходатайство о приобщении фотографий к делу отклонила. По мнению председательствующей, эти снимки излишни, для суда вполне достаточно и словесных показаний свидетельницы.

"Допускаете ли вы, что данные работы могут вызывать чувства ненависти, вражды, побуждать к действиям, унижающих верующих? Допускаете, что православный человек может быть оскорблен и унижен?" - продолжал свою линию Александр Никифоров.

"Первый ваш вопрос я не могла себе представить. Художественное произведение не может оскорбить, для этого есть другие приемы", - заявила Татьяна Пелипейко. На второй вопрос прокурора журналист ответила: "Это возможно всегда, в отношении любого произведения искусства".

Последним свидетельствовать пригласили профессора Московской медицинской академии Василия Власова, тоже посетившего "подсудную" выставку. Разговор прежде всего зашел о картинах армейской тематики, потому что свидетель, как он сообщил, долгое время прослужил в советских вооруженных силах.

"Вас, как человека, прослужившего в Советской армии, не оскорбляет работа "Слава России" [группы "ПГ", изображающая акт насилия высокопоставленного военного над солдатом]?" - спросила Ксения Костромина.

Свидетель ответил отрицательно. По его мнению, художник ставил своей целью не оскорбить, а "привлечь внимание к проблеме, существующей в армии". Также и другие работы - это "художественное осмысление реальных проблем, которые есть в нашем обществе, в том числе в церкви, осмысление прошлого".

Причин, по которым у зрителя после просмотра выставки могла бы возникнуть агрессия против церкви, свидетель не увидел. Причины же нападок верующих на выставку и ее устроителей, как считает Василий Власов, могут обуславливаться какими-то их собственными жизненными проблемами. "Люди проявляют агрессию не по отношению к тому, что является истинной причиной их проблем, а по отношению к тому, что ближе", - полагает медик.

Следующее заседание Таганского суда по делу о выставке "Запретное искусство-2006" состоится 20 апреля. Начало в 11 часов.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/7967.

См. также: фоторепортаж Андрея Ерофеева из зала суда.

Друзья, приходите на судебный процесс по делу Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева! Я считаю, что самое худшее - это равнодушие, потому что прежде всего оно делает возможным всякого рода беззаконие, в том числе со стороны властей. Адрес Таганского районного суда Москвы можно посмотреть здесь. Зал судебных заседаний расположен на втором этаже, от лестницы нужно сразу повернуть направо. При себе иметь паспорт.

Tags: zapretnoe_iskusstvo
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments