Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

Ровно полгода в Хамовническом суде Москвы, где рассматривается второе уголовное дело в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, продолжался допрос свидетелей обвинения. Ровно полгода прокуроры пытались найти человека, готового дать более или менее вразумительные показания против экс-руководителей ЮКОСа.

С самого начала эта задача выглядела нерешаемой. В силу абсурдности и алогичности самой идеи о краже нефти — причем в столь непомерных объемах (шутка ли — 350 млн. тонн), — трудно было представить свидетеля, который рискнул бы с ней согласиться.

Собственно, так оно и случилось. Из более чем полусотни людей, вызванных прокурорами на допрос, о причастности Ходорковского и Лебедева к хищению нефти не сказал никто. Будто сговорившись, свидетели и эксперты — даже те, у кого, казалось бы, не было причин вступать в спор с представителями гособвинения в силу личной неприязни к подсудимым, — твердили о принципиальной невозможности совершения подобного рода преступления.

В любой другой подобной ситуации уголовное дело было бы уже давно закрыто ввиду отсутствия состава преступления. Однако прокуроры, подчиняясь воле вышестоящего начальства, продолжали это бессмысленное действо, что стало лишним подтверждением давно известной всем истины — преследование Ходорковского и Лебедева обусловлено исключительно политическими мотивами.

Но, похоже, нервная система обвинителей все же не выдержала нескончаемого позора, коим заканчивался каждый допрос. Так и не добившись своей цели, «прокурорский квартет» иссяк. 28 марта сторона обвинения объявила о завершении представления «доказательств».

Неожиданность данного решения говорит о полном провале Генпрокуратуры в «деле ЮКОСа». Мало того что обвинение допросило лишь пятую часть от изначально заявленного числа свидетелей (51 вместо 250), так еще и обошлось без вызова в суд так называемых «потерпевших», показания которых было бы небезынтересно послушать.

Например, было бы любопытно узнать, какой ущерб Ходорковский и Лебедев нанесли той же «Роснефти», которая, как мы знаем, больше всех выиграла от их ареста, получив в собственность основные активы ЮКОСа? Или почему именно интересами «потерпевших» прокуроры мотивировали необходимость продления подсудимым срока содержания под стражей в СИЗО «Матросская тишина» вместо обычной колонии, которую им «прописал» Мещанский суд? Все эти вопросы так и остались без ответа.

И все же, на мой взгляд, это ненадолго. Уже 5 апреля начинается следующий этап судебного разбирательства — право представления доказательств и вызова свидетелей получает сторона защиты. Думаю, что адвокаты подсудимых и их подзащитные наконец-то внесут ясность в те вопросы, которые так настойчиво пыталось игнорировать обвинение.

Вместе с тем, надо отдать должное прокурорам, которые, как бы неожиданно это ни звучало, сделали все, чтобы оправдать Ходорковского и Лебедева от своих же обвинений. Причем не только по нынешнему делу о краже нефти, но фактически и по первому - о неуплате налогов. В ходе работы со свидетелями в зале Хамовнического суда неоднократно всплывали интересные факты, подтверждающие (хотя это и так всем понятно) необоснованность, противоправность и незаконность претензий властей к ЮКОСу и ее руководству в 2003 году.

Скажем, последний свидетель обвинения Эдуард Ребгун рядом своих заявлений, по сути, сыграл на руку защите, заставив очень сильно понервничать прокуроров…

Бывший конкурсный управляющий Ребгун был тем человеком, кто поставил точку в истории банкротства, а если называть вещи своими именами, уничтожения нефтяной компании Ходорковского. Именно он руководил распродажей имущества ЮКОСа, поэтому как никто иной должен был знать все мельчайшие подробности этой скандальной операции.

Знать-то он знал. Но делиться своими знаниями ни с кем не желал и поэтому многое «забыл». По крайней мере, поначалу. Еще бы, ведь адвокаты в числе прочих затронули такую скользкую для Ребгуна тему, как цены, за которые уходили с молотка активы ЮКОСа. Он наотрез не помнил, например, как «Роснефти» удалось провернуть сверхвыгодные сделки по покупке ЗАО «Русь», ЗАО «ЮКОС-Информ», ЗАО «Телекомпания Телеспецназ» всего по десять копеек за «штуку».

Слушая данные, которые приводила защита, публика в зале суда сидела, открыв рот. А сам свидетель лишь возмущался: «Я не занимался оценкой этого всего. Это делают оценщики. А то такое ощущение создается, что я там продавал за копейки, и значительно разбогател на этих вещах...».

Но вскоре с Эдуардом Ребгуном, видимо, осознавшим, что адвокаты так просто от него не отстанут, произошла метаморфоза, и он стал более откровенен. Отвечая на вопросы подсудимых, свидетель сначала заявил, что никогда не располагал информацией о хищении нефти: «У нас не было информации, что нефть была похищена. Мы вообще считали, что она не похищена, что все, что вы добыли, это ваша нефть, которая продавалась и с которой должны были быть уплачены соответствующие налоги и с нее платились налоги…».

Однако опровержением сути второго уголовного дела против Ходорковского и Лебедева он не ограничился, принявшись рушить основы дела первого. По мнению Ребгуна, в ЮКОСе «была жесткая вертикаль, абсолютная подчиненность… и железная дисциплина. Это была хорошо управляемая, мощная компания».

Свидетель рассказал, что готовя финансовый отчет по ЮКОСу за 2003 год, он опирался на аудиторское заключение «ПрайсвотерхаусКуперс», в котором никаких масштабных кредиторских задолженностей отмечено не было. «Никакой масштабности каких-либо задолженностей нами отмечено не было. Была значительная налоговая задолженность, но в более поздний период, и ваша компания частично выплатила долг», — отметил он.

Подтвердил конкурсный управляющий и такое пикантное обстоятельство из истории уничтожения ЮКОСа, как отсутствие поступлений на счета компании денег за принудительную продажу ее главной добывающей «дочки» — «Юганскнефтегаза». Покупателем была «Роснефть», которая заполучила ценнейший актив за 9 млрд долларов, но почему-то не удосужилась рассчитаться за него с владельцем. «Я такой цифры не видел. Не помню. Если бы такая крупная цифра была, я бы помнил…», — заявил Ребгун. Тем самым еще раз подтвердив общеизвестный факт, что имущество у ЮКОСа было просто отнято и рассовано по карманам тех, кто его и отнимал.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Источник:
http://www.korpunkt.com/

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments