Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

Визит в "Бутырку"

На прошлой неделе я побывала в "Бутырке" – передавала медицинскую передачу осужденному. Его мама, живущая в провинции, обратилась ко мне за помощью – у сына обострение хронического заболевания, нужных препаратов в СИЗО нет, и родных в Москве у семьи тоже нет. Знакомство на практике с вопросами, которые решают родственники находящихся в изоляторе, оказалось познавательным.

На самом деле эта история началась еще раньше. Мама осужденного позвонила мне и сообщила, что от сына очень давно не было писем, а это для него нехарактерно, и попросила выяснить причины этой ситуации. Я обратилась за помощью к двум лично знакомым мне членам ОНК Москвы. К слову, один из них проявляет заметную публичную активность, позиционируя себя как правозащитный и оппозиционный деятель. Однако какой-либо реакции от моих адресатов не последовало. А ведь я, как мне казалось, просила не об одолжении, о выполнении взятых на себя обязанностей. Впрочем, ничуть не сомневаюсь, что проблема здесь не в московской ОНК, чьи работа и председатель Валерий Борщев вызывают у меня большое уважение, а в двух конкретных людях. И для меня отсутствие с их стороны пусть даже формальных ответов – основание взглянуть иначе исключительно на тех, к кому я обратилась.

Но вернусь к визиту в "Бутырку". В итоге удалось выяснить, что осужденный болен, и, видимо, болезнь не пустячная, поскольку он, как сам сообщил, "лежит пластом" и не встает "на проверку". Врач СИЗО готов лечить, но для этого кто-то должен принести необходимые лекарства.

"Бутырка", по-моему, один из немногих СИЗО, у которых есть свой сайт. Поиск по страницам этого ресурса позволил узнать, что передачи принимают в любой день, кроме последней субботы месяца. Там же приводится список разрешенных к передаче продуктов питания и вещей. Правда, ничего не сказано о медицинских препаратах, но слова тюремного врача меня обнадеживали. Уточнить эти сведения было негде – справочного телефона в учреждении не предусмотрено. Раздел "Вопросы и ответы" на сайте не обновлялся с осени 2008 года.

Первый раз я отправилась в СИЗО в субботу. И тут выяснилось, что хотя передачи принимают действительно в любой день, данное правило не распространяется на лекарства. Их можно передавать только раз в неделю – по четвергам с 10 до 12, вне зависимости от состояния больного. Эти ценные сведения, равно как и множество других (в частности, что медикаменты нужно вынимать из коробочек и вместе с инструкциями перевязывать резиночками и складывать в пакетики), я почерпнула в гигантской очереди, стоящей с продуктовыми и вещевыми передачами. Интересно, а почему бы не написать обо всем этом на сайте?

В следующий раз я приехала в четверг к 10 утра. И оказалась в очереди уже 42-й. Некоторые предусмотрительно стояли с 4 утра. Одна из женщин записывала всех под номерами. Присесть было абсолютно негде, все толпились перед заветной дверью. Спустя час в нее вошел шестой. Точнее, шестая, потому что очередь состояла почти вся из женщин. Каждая пребывала за дверью в среднем минут десять.

Стало ясно, что мое времяпрепровождение абсолютно бессмысленно, потому что на прием я, исходя из темпов и расписания работы принимающего сотрудника, не попаду. Было совершенно непонятно, что делать дальше. Ждать еще неделю, до следующего четверга? Но болезнь ждать не станет. А между тем за мной набралось еще человек двадцать. Два часа приема в неделю при таком наполнении следственного изолятора – априори недостаточно.

Пока стояла в очереди, наслушалась множество самых разных историй. Например, одна из женщин пришла выяснять, почему спустя месяц после того, как она принесла в "Бутырку" лекарства для своего родственника, тому их до сих пор не передали. Ей (опять-таки – соседи по очереди, каков потом последовал официальный ответ, я не знаю) подсказали, что заключенного нужно уведомить о передаче, чтобы он мог написать заявление-запрос о ее выдаче соответствующему должностному лицу. Получается, что в случае, с которым столкнулась я, мама из провинции должна писать сыну о том, что я передала ему лекарства. Пока это письмо доберется до столицы, пока пройдет цензуру… Даже если отправить известие из Москвы, минует не один день, прежде чем оно достигнет адресата.

Завели речь и про Михаила Ходорковского – честное слово, не с моей подачи! В итоге пришли к выводу, что "человек делал много пользы для страны и сидит ни за что".

И все же в конце концов вся эта "эпопея" завершилась благополучно. Сотрудник, принимавший передачи, сжалился над огромной очередью и продолжил работать в неурочное время. У меня приняли заявление, переписали и переспросили мои паспортные данные, попросили продемонстрировать передаваемые медикаменты, "забраковали" бальзам "Спасатель" (потому что он был в алюминиевом тюбике, а металл в СИЗО запрещен). Остальное приняли. Я закончила свои дела в 13 часов 5 минут.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments