Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

На минувшей неделе российскому руководству выпал редкий шанс доказать искренность своих намерений провести всестороннюю реформу отечественной судебной системы. Шанс убедить граждан, что громкие заявления о гуманизации правосудия являются чем-то большим, нежели просто красивыми, вселяющими надежду на перемены словами. К сожалению, власть в очередной раз им не воспользовалась. Благой реформаторский порыв быстро угас, как только речь зашла о «деле ЮКОСа»…

Каждые три месяца в Хамовническом суде повторяется один и тот же ритуал: прокуроры заявляют ходатайство о продлении Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву срока содержания под стражей в СИЗО «Матросская тишина». От раза к разу судья выслушивает их столь же пламенные, сколь и лживые речи об опасности, которую якобы представляют подсудимые для общества, после чего, проигнорировав протесты защиты, выносит решение в пользу гособвинения.

Доводы, которыми прокуроры обосновывают необходимость сохранения экс-руководителям ЮКОСа меры пресечения в виде ареста, неизменно глупы и абсурдны. Однако на прошлой неделе они превзошли самих себя — очередное их ходатайство отличалось от прежних такой степенью цинизма, что запомнится зрителям процесса еще надолго.

Чего хотя бы стоит утверждение, что окажись подсудимые на свободе, они тут же уедут из страны, уничтожат следы якобы совершенных ими правонарушений, начнут «мешать установлению истины» и «продолжать заниматься преступной деятельностью». По-видимому, прокуроры окончательно потеряли связь с реальностью. Ведь даже покинув «Матросскую тишину», Ходорковский и Лебедев все равно не выйдут на свободу — они еще не отсидели срок заключения по первому делу. А чтобы попытаться совершить любое из этих деяний в условиях СИЗО, они как минимум должны состоять в сговоре с должностными лицами ФСИН и МВД.

Еще одним основанием для продления ареста бывшим менеджерам ЮКОСа прокуроры назвали показания свидетелей Алексея Голубовича, Евгения Рыбина и Аллы Карасевой. По версии гособвинения, Рыбин якобы показал, что подсудимые совершили хищение акций, нефти, легализовав похищенное имущество, а Голубович и Карасева свидетельствовали о «большой общественной опасности подсудимых» и оказанном на них давлении «лицами, подконтрольными Ходорковскому и Лебедеву».

Слышать подобного рода заявления по меньшей мере странно. Те, кто внимательно следит за процессом, хорошо помнят «прокурорского любимчика» Евгения Рыбина, повергнувшего гособвинителей в состояние шока утверждением, что «нефть невозможно украсть…». Помнят они и слова Голубовича, заявившего, что ни о каких преступных действиях руководства ЮКОСа по хищению акций и нефти ему ничего не известно. Но прокуроры предпочли об этом забыть, совершенно извратив показания свидетелей.

Забыли они и об отсутствии доказательств причастности Ходорковского и Лебедева к «оказанию давления на свидетелей». Умолчали также и о том, какими методами были добыты показания от Голубовича, напуганного перспективой остаться в числе обвиняемых по первому делу ЮКОСа, или от Карасевой, допрошенной в нечеловеческих условиях специзолятора ИЗ-99/1.

Следующий довод прокуроров в пользу продления срока содержания под стражей подсудимых сводится к тому, что «свои действия они совершали в составе организованной группы, члены которой находятся в розыске и процедура экстрадиции которых не завершена». Мало того, что сторона обвинения без приговора суда объявила бывших сотрудников ЮКОСа преступниками. Так еще и во всеуслышание заявила, что до тех пор, пока они добровольно не явятся в российские следственные органы либо не будут принудительно выданы иностранными государствами, Ходорковский и Лебедев останутся под арестом в качестве заложников.

Не дают покоя прокурорскому квартету и действия зарубежных акционеров ЮКОСа, добивающихся возмещения ущерба, понесенного ими в результате незаконного раздела нефтяной компании. Их жалоба в Страсбургский суд, рассмотрение которой намечено на 4 марта, традиционно названа «противодействием следственным действиям и судебному разбирательству в Хамовническом суде». В наказание за активность западных соратников, Ходорковский и Лебедев, считает гособвинение, должны терпеть лишения в СИЗО.

Ну, и добавляя ко всему сказанному выше, обвинители заявили: «Продление срока их содержания под стражей поспособствует эффективности расследования других уголовных дел…». Тем самым прокуроры в очередной раз признали, что по «делу ЮКОСа» продолжается тайное параллельное расследование.

Адвокаты и подсудимые, естественно, заявили возражения. В своем выступлении Вадим Клювгант напомнил, что президент Медведев неоднократно призывал к смягчению судебной системы. Что именно с этой целью введен институт домашнего ареста, законодательно запрещено помещать под стражу лиц, обвиняемых в налоговых преступлениях, а многие обвиняемые в резонансных делах освобождены из-под стражи.

Он привел в пример слова генерального прокурора, призвавшего остановить неадекватно широкое применение арестов в судебной практике, и министра юстиции, заявившего о необходимости внести в УПК норму, позволяющую применять заключение под стражу только при тяжких и особо тяжких преступлениях, и только тогда, когда применение иной меры пресечения невозможно.

Помимо всего прочего Вадим Клювгант вспомнил решения Страсбургского, а потом и Верховного суда РФ о том, что арест Платона Лебедева в 2003 году был незаконнезаконным. Он отметил, что в Верховном суде рассматривался вопрос о необходимости привлечения к ответственности людей, которые вынесли неправосудные судебные акты.

В свою очередь адвокат Каринна Москаленко обратила внимание председательствующего, что в этом году Россия наконец-то ратифицировала 14-й протокол Европейской конвенции по правам человека и в этой связи напомнила о персональной ответственности тех лиц, которые не выполняют решения ЕСПЧ. «Ваша честь, я предлагаю вам совершить маленький подвиг: сделать выбор между сегодняшними неправовыми подходами и другими — такими, при которых судебная власть выявляет эти неправильно принятые решения…», — посоветовала судье Каринна Москаленко.

Виктор Данилкин терпеливо выслушал выступление защиты, продолжавшееся около двух часов. Ровно сутки он раздумывал над решением, но на подвиг, к которому его призывали адвокаты, так и не отважился. Продублировав доводы обвинения, судья «на автомате» продлил Ходорковскому и Лебедеву срок содержания под стражей до 17 мая 2010 года.

Судя по всему, на «дело ЮКОСа» планы российских властей по либерализации и гуманизации отечественного правосудия не распространяются. Если вообще имеет смысл всерьез говорить об этих планах.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Источник:
http://www.korpunkt.com/
Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment