Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Свидетель или обвиняемый?

Галерея HRO.org Рис. Георгия ТитоваВ Хамовническом суде Москвы 15 и 16 февраля 2010 года допрашивали главу банка "Траст" Илью Юрова. При этом и его процессуальный статус, и показания оказались туманными.

Михаила Ходорковского и Платона Лебедева на своем жизненном пути Илья Юров повстречал в марте 1994 года, когда поступил на работу в банк "МЕНАТЕП"-Москва. Дослужился там до должности начальника казначейства и в такой позиции встретил начало банкротства "МЕНАТЕПа" в 1998 году.

Тема банкротства "МЕНАТЕПа" живо занимала гособвинителя Валерия Лахтина, вызывая у него вопросы на протяжении двух дней. Однако Илья Юров (видимо, в отличие от прокурора) ничего исключительного в этой истории не усматривал. После августовского кризиса 1998 года многие банки потеряли свою платежеспособность, отметил он. Многие юридические и физические лица были должны "МЕНАТЕПу" огромные суммы. И Юров участвовал в "попытках урегулирования обязательств по неисполнению платежей и другим действиям, связанным с реструктуризацией".

Во вторник, 16 февраля, представительницы прекрасного пола за столом гособвинения отсутствовали, Дмитрий Шохин весь день хранил молчание, и допрос Ильи Юрова целиком лег на плечи Валерия Лахтина. Последнего по-прежнему интересовали банкротство "МЕНАТЕПа", основные акционеры банка и многое другое. Круг вопросов прокурора оказался столь широким, что выходил за пределы предъявленного обвинения. Последнее было очевидно и судье.

"Как относится компания "Яуза-М" к нашему делу? Я такое название первый раз [за год суда] слышу!" – возмутился Виктор Данилкин очередному такому вопросу.

Платон Лебедев встал и постучал по микрофону.

"Если Лебедев будет прерывать, я прерву заседание!" – наделил себя полномочиями председательствующего прокурор.

"Валерий Алексеевич, сядьте! Не превращайте судебное заседание в базар!" – прикрикнул Виктор Данилкин.

В его поведении на процессе все чаще заметно раздражение по отношению к гособвинению. Во вторник судья неоднократно снимал не относящиеся к предмету исследования в заседании вопросы Валерия Лахтина. Кроме того, председательствующий вновь делал прокурору замечания. В частности, за то, что тот говорит одновременно с Платоном Лебедевым, таким образом пытаясь заставить подсудимого замолчать.

Когда вопросы у Валерия Лахтина временно закончились, Виктор Данилкин предоставил слово подсудимым.

И прежде всего Платон Лебедев попытался уточнить процессуальный статус Ильи Юрова. Причина такого интереса заключается в том, что весной 2008 года Юрову было предъявлено обвинение в легализации денежных средств, полученных от реализации похищенной совместно с подсудимыми нефти. И уголовное дело у них троих, судя по одному и тому же номеру, общее.

"Я сначала хочу выяснить у свидетеля, является ли он в настоящий момент обвиняемым вместе со мной и Ходорковским?" – спросил Лебедев.

Прокурор Лахтин воспротивился попытке бывшего руководителя МФО "МЕНАТЕП" столь энергично, что буквально взвился со своего стула и почти закричал.

"Я прошу снять вопрос, на скамье подсудимых находятся Лебедев и Ходорковский! Задавать вопрос о личной жизни недопустимо!" – обратился он к судье.

Личной жизнью Валерий Лахтин назвал публичное обвинение в совершении уголовного преступления.

Снимать вопрос с обсуждения Виктор Данилкин не стал. Но несмотря на это, в каком качестве Илья Юров участвует в деле 18/41-03, которое слушается сейчас Хамовническим судом, прояснить не удалось.

"Я не могу ответить в силу того, что я давал подписку о неразглашении", – заявил Юров.

Но и на те вопросы, которые он согласен был затрагивать, Илья Юров отвечал в лучшем случае осторожно.

С Платоном Лебедевым, по собственному признанию Юрова, его связывали не только деловые отношения, но и дружба, продлившаяся до 2 июля 2003 года. В тот день бывшего руководителя МФО "МЕНАТЕП" арестовали на больничной койке.

Многое из того, что интересовало подсудимых и их защиту, Юров, по его словам, "забыл". Это касалось и подробностей деятельности группы "МЕНАТЕП". Например, того факта, что банк после своего банкротства, вопреки трудностям, сумел рассчитаться со всеми вкладчиками.

Тем не менее Юров признал, что ни Платон Лебедев, ни Михаил Ходорковский никогда не говорили с ним о хищении акций "дочек" "ЮКОСа", хищении всей нефти и о каких-нибудь других незаконных действиях. Также никто не склонял Юрова к какой-либо преступной деятельности.

"С моей точки зрения я никаких противоправных указаний не получал", – заявил Илья Юров.

Валерий Лахтин не счел возможным поставить на этом точку и ходатайствовал об оглашении неких показаний Юрова на предварительном следствии, согласно статье 281 УПК.

Против этого решительно выступила защита. Как подчеркнул адвокат Вадим Клювгант, статья 281 УПК предусматривает оглашение показаний свидетеля на предварительном следствии в том случае, если они расходятся с показаниями, которые этот свидетель дает в суде. Между тем в томе №159, запрошенном прокурором, содержатся только показания обвиняемого Юрова, а отнюдь не свидетеля. Вадим Клювгант привел еще целый ряд причин, не позволяющих, по мнению защиты, удовлетворить ходатайство прокурора.

Пока судья обдумывал аргументы сторон, Валерий Лахтин неожиданно заявил, что у него возник вопрос к Илье Юрову. Недолго думая, прокурор взял в руки том №159 и подошел с ним к свидетелю.

"В томе 159 находятся ваши показания, данные на предварительном следствии…" – начал он.

"Это что такое?! Это как называется?!" – хором возмутились адвокаты.

"Это называется некрасиво! Верните том!" – вынес свой вердикт судья.

Однако данное происшествие не помешало ему удовлетворить ходатайство Валерия Лахтина. При этом Виктор Данилкин подчеркнул, что даст оценку всем доказательствам при постановлении приговора.

Прокурор открыл том. Подозреваемый Юров в конце марта 2008 года рассказывал следователю Русановой, как Лебедев руководил банком "МЕНАТЕП", как Ходорковский в журнале "Эксперт" опубликовал схему владения группы подконтрольных ему предприятий, из которой было видно, кто является основными владельцами группы – Невзлин, Брудно, Дубов, Ходорковский…

Помимо этого, Юров сообщил следователю о своей встрече в Лондоне с бывшим юкосовским казначеем Леоновичем, в ходе которой тот упоминал, что, якобы, Невзлин, Брудно и Дубов оплачивают экс-сотрудникам компании жилье в британской столице – чтобы те не возвращались в Россию и не давали обличающих "ЮКОС" показаний.

Когда Валерий Лахтин закончил чтение и Илья Юров подтвердил прозвучавшие показания, снова последовали вопросы подсудимых. В результате выяснилось, что Юров не располагает сведениями, какие же "обличающие" показания могли бы дать упомянутые сотрудники. И вообще он не уверен – действительно ли они могли бы это сделать. О целом ряде фактов, сообщенных следователю, Юров, по его теперешним словам, только слышал от кого-то, либо же это было его мнение, а не знание.

Судебное заседание затянулось дольше обычного. В 18:30 вопросы к Илье Юрову у сторон и суда закончились, и Виктор Данилкин объявил перерыв до среды.

Оригинал на портале HRO.org: http://www.hro.org/node/7464.
Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments