Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

С момента начала дела ЮКОСа в 2003 году вряд ли у кого-то возникали сомнения относительно истинных причин преследования Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Несмотря на все попытки властей убедить нас в причастности менеджмента нефтяной компании к совершению налоговых преступлений, было понятно, что в своих действиях, творимых от имени государства против компании, её акционеров и руководителей, чиновники различных уровней руководствуются исключительно политическими, коррупционными и карьеристскими мотивами.

Ярким тому подтверждением стало второе дело ЮКОСа, разбирательство по которому длится почти весь нынешний год в Хамовническом суде. Обвинение Ходорковского и Лебедева в хищении 350 млн. тонн нефти выглядит просто абсурдным и не выдерживает никакой критики — ни с точки зрения юристов, ни с позиции экономистов. Однако прокуроров, получивших политическую установку любыми способами добиться нового тюремного срока для экс-руководителей уничтоженной нефтяной компании, такие «мелочи» уже не смущают.

То, как они ведут себя в процессе, нарушая все мыслимые и немыслимые нормы закона, пренебрегая требованиями нормального судопроизводства, позволяя себе хамские, унижающие человеческое достоинство оскорбления в адрес обвиняемых и их адвокатов, — говорит само за себя. Гособвинение ничуть не стесняется действовать противоправно, не то что бы не скрывая, а, наоборот, подчеркивая, что Хамовнический суд является местом политической расправы с неугодными властям Ходорковским и Лебедевым.

Эту давно всем известную истину понял и судья Виктор Данилкин, который, похоже, окончательно смирился с ролью исполнителя воли облаченных в синие мундиры «хозяев» процесса. Таким образом, процесс и без того «прихрамывавший на обвинительную ногу», окончательно перестал быть состязательным. Прекрасно осознавая, что решение по второму делу ЮКОСа принимать не ему (выносить решение и принимать его — две совершенно разные вещи), судья смирился со всеми прихотями одуревшиих от вседозволенности прокуроров.

С точки зрения логики чиновника (судебная система в России давно встроена в бюрократический аппарат исполнительной власти) представитель «Фемиды» поступил совершенно правильно. Какой смысл ему продолжать изображать из себя блюстителя правосудия, от которого зависит исход дела ЮКОСа, если одержимый личной ненавистью истинный «вершитель судеб» Ходорковского и Лебедева, отбросив всякие условности вроде фактов и презумпции невиновности, взялся расставить «все точки над «i».

Человек, с чьим именем последние десять лет мы ассоциируем политическое руководство России, с чьей санкции в этот период принимались все ключевые решения в стране, наконец, рассказал, почему экс-менеджеры нефтяной компании оказались в тюрьме. Как мы и думали, Ходорковский и Лебедев отбывают свой срок в заключении совсем не за то, в чем они были признаны виновными по итогам разбирательства в Мещанском суде.

Бывший президент и нынешний премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин в прямом телеэфире во всеуслышание заявил, что хотя экс-главу ЮКОСа формально и судили за уклонение от уплаты налогов, фактически он получил наказание за некую другую «совокупность» якобы совершенных им преступлений. Тем самым глава правительства подтвердил и противоправность дела ЮКОСа, и неадекватность предъявленных Ходорковскому обвинений. Чем поверг людей, слушающих выступление премьера, в состояние шока.

Общественность, конечно, знала, что обвинения в отношении Ходорковского сфабрикованы и что суд «согласился» с ними лишь под давлением высшего руководства, в достижении своих политических целей пошедшего на нарушение Конституции. Но никто не ожидал, что Владимир Путин — исполнявший на тот момент роль гаранта КоКонституции, — так легко в этом признается.

Премьер попытался обосновать правомерность преследования нефтяной компании и ее менеджмента некой государственной целесообразностью. По словам Путина, Ходорковский «украл деньги у народа», однако теперь — по его прямому указанию, — похищенные средства через фонд ЖКХ народу возвращаются. И это якобы могут подтвердить миллионы россиян, которым уже отремонтированы дома и которые вот-вот будут переселены в новые квартиры.

Впрочем, все это мелочи по сравнению с высказываниями Путина, в которых он позволил себе оболгать Ходорковского, в очередной раз заявив о его причастности к неким убийствам. При этом премьер, не постеснявшись многомиллионной аудитории, сказал, что все «это доказанные преступления, доказанные в ходе следствия и судебного разбирательства».

Кем и когда они были доказаны, глава правительства, разумеется, не пояснил. Но не надо сомневаться — после такой команды, если потребуется, «докажут», как «доказали вину» Пичугина и Невзлина, как «доказали вину» Малаховского и Переверзина в абсолютно неправдоподобной краже у ЮКОСа всей нефти в 2001—2003 годах и многое другое.

После слов Владимира Путина обвинители могут почувствовать, что у них окончательно развязаны руки. Прозрачно намекнув прокурорам, какого исхода дела ЮКОСа он ждет, премьер-министр фактически санкционировал любые их действия, лишь бы Ходорковский и Лебедев не выходили из тюрьмы.

Михаил Ходорковский не преминул прокомментировать заявление Владимира Путина, призвав его в Хамовнический суд в качестве свидетеля защиты, чтобы премьер дал разъяснения по каждому из озвученных им «фактов».

«Ваша честь, — обратился к председательствующему Ходорковский, — как Вы слышали от нас в предварительном судебном заседании, мы просили Вас в качестве одного из свидетелей вызвать в суд Владимира Владимировича Путина. И… я просил бы уважаемый суд (при наличии такой возможности) ознакомиться с сегодняшним выступлением Владимира Владимировича. В котором он пояснил публично: ему известно, что деньги похищены не у тех лиц, которые являются потерпевшими по данному делу, а у иных лиц. Этим лицам они по его указанию возвращены, в той или иной форме.

Поскольку иного источника денежных средств у меня, у ЮКОСа, кроме нефти, добываемой ЮКОСом, сторона обвинения не обнаружила, то очевидно, что Владимиру Владимировичу известны некоторые обстоятельства, скрываемые от суда стороной обвинения, и которые суду небезынтересно было бы узнать, чтобы, во всяком случае, не разойтись с официальными заявлениями председателя правительства.

Также, Ваша честь, если у Вас будет такая возможность, я просил бы вас именно из тех же соображений, о которых я говорил выше, ознакомиться с выступлением Владимира Владимировича Путина в Париже, где он не только сказал о том, что я был осужден в первом процессе за «совокупность преступлений», но и раскрыл эту совокупность.

Ваша честь, не вдаваясь в обсуждение, реальная эта совокупность или надуманная, Вы как юрист, несомненно, обратите внимание, что часть этой совокупности противоречит либо включает обвинение, предъявленное мне в данном процессе. Что, естественно, не может не представлять интереса для суда. Потому что самый осведомленный человек в государстве говорит о том, что либо я уже осужден за то, что рассматривается в данном суде (если это включено в эту совокупность), либо то, что обсуждается в данном процессе, исключается тем, за что я был осужден ранее. Ну, там речь идет, в том числе, о налоговых претензиях…

Ваша честь, я говорю это исключительно для упрощения нашего аргументирования, когда дойдет дело до того, чтобы просить Вас о вызове в суд уважаемого председателя правительства».

Виктор Данилкин на заявление Михаила Ходорковского никак не отреагировал.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ


Источник:
http://www.korpunkt.com/
Tags: khodorkovsky, nevzlin, pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments