Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Мнение и ассоциации как доказательство вины

В Хамовническом районном суде Москвы в рамках судебного процесса Михаила Ходорковского и Платона Лебедева допросили очередного свидетеля обвинения. Им оказалась еще одна рядовая сотрудница фирмы, показания которой никак не укладывались в выстроенную следователями и прокурорами картину преступной деятельности подсудимых.

Елена Атанова, в настоящее время – замдиректора по финансам одного из московских предприятий, с 1994 по 2007 годы работала в компаниях "РОСПРОМ", СП РТТ, "Макариус" и "Лион-21". Примечательным для прокуроров пунктом ее трудовой биографии оказался тот факт, что, будучи сотрудницей сначала СП РТТ, а в последствии – "Макариус", Атанова одновременно являлась доверенным лицом другой фирмы – АОЗТ "Ренмет". Согласно возложенной на нее обязанности, Атанова подписывала документы "Ренмет" как его генеральный директор. Но не участвовала в принятии решений и в управлении этим предприятием.

О юридическом статусе номинальных директоров, функции которых предусматривает Гражданский кодекс РФ, на предыдущих судебных заседаниях подробно рассказывали Михаил Ходорковский и Платон Лебедев. Между тем обвинение усматривает в таких гражданско-правовых отношениях некий криминал, а в номинальных директорах – подставных лиц.

Прокурор Лахтин приступил к допросу столь энергично, что судья Виктор Данилкин вынужден был вмешаться: "Валерий Алексеевич, я не думаю, что свидетель запомнил все ваши вопросы".

Гособвинитель чуть сбавил темп. Однако проявил изрядную изобретательность, потребовав от Елены Атановой перевести на русский язык название одной из фирм, которую она упомянула в своих показаниях.

"Это не переводится", – недоуменно ответила свидетель.

"Какую смысловую нагрузку имеет это название?" – тем не менее продолжал допытываться прокурор.

"Валерий Алексеевич!" – попытался остановить его судья.

"Я для протокола!" – настаивал Валерий Лахтин.

Затем с вопросов языкознания он переключился на события 1994 и 1995 годов (то есть, лежащие за временными пределами обвинения), дотошно выясняя служебные функции Елены Атановой, ее начальства и других коллег по работе, а также взаимосвязи между этими людьми.

"Есть какая-то связь между МФО "МЕНАТЕП" и АОЗТ "Ренмет?" – спросил прокурор.

"Не знаю, наверное", – неуверенно предположила свидетель.

"Конечно, есть связь. Непосредственная", – решительно поправил ее гособвинитель.

"Валерий Алексеевич, давайте к обвинению перейдем!" – призвал Виктор Данилкин.

"Что вы можете сказать по поводу МФО "МЕНАТЕП"? Направления деятельности? Одним лицом управлялось или коллегиально?" – интересовался прокурор.

"Я снимаю эти вопросы", – заявил председательствующий.

"С кем конкретно ассоциировалась у вас группа "МЕНАТЕП"?" – гнул свое Валерий Лахтин.

Однако главная интрига завязалась вокруг договора мены между ВНК и "Ренмет", согласно которому акции компании "Фрегат" менялись на акции ВНК. По ранее высказанной гособвинителями версии, с помощью подобных договоров Михаил Ходорковский и Платон Лебедев осуществляли хищение акций дочерних предприятий ВНК.

"Вам было известно, что стоимость акций "Фрегат", согласно заключению эксперта, составляла ноль рублей?" – обличающим голосом вопросил прокурор.

Платон Лебедев возмутился такой постановке вопроса, указав на то, что на момент совершения сделки ни о каком заключении назначенного Генпрокуратурой через несколько лет эксперта ни шло и речи, а потому свидетелю о нем никак не могло быть известно.

"Ваша честь, я хочу, чтобы, оперируя мнением эксперта, свидетель ответил на вопрос", – объяснялся гособвинитель.

Но судья оказался категоричен: "В такой формулировке вопрос снимается!"

"Ваша честь, у меня высшее юридическое образование!" – закричал Валерий Лахтин.

Допрос продолжился, но на значительную часть интересовавших обвинение вопросов свидетель не смогла ответить что-либо конкретное.

…После обеденного перерыва по ходатайству прокуроров был оглашен протокол допроса Елены Атановой на предварительном следствии в 2004 году – потому что ее нынешние показания, по мнению гособвинителей, противоречили ответам, данным тогда. Однако стройности обвинительной концепции это, похоже, не добавило.

Зато, когда вопросы стала задавать сторона защиты, в частности, выяснилось, что в ходе допроса следователь не показал Елене Атановой тот самый договор мены, о котором спрашивал. В результате свидетель не имела возможности давать точные ответы.

Следующее судебное заседание начнется 19 ноября в 10 часов 30 минут.

Оригинал на портале HRO.org: http://hro1.org/node/6840.
Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments