Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Иногда они возвращаются

На процесс по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева 19 октября 2009 года вернулся свидетель Евгений Рыбин – бывший управляющий австрийской компании "Ист Петролеум". Напомню, что Рыбин ранее уже допрашивался гособвинением, но когда это право собралась реализовать сторона защиты, выяснилось, что свидетель временно не может участвовать в судебных слушаниях по семейным обстоятельствам. 

Перед тем как Евгения Рыбина пригласили в зал, защита заявила возражение на действия председательствующего. По общему мнению адвокатов, судья Виктор Данилкин позволил прокурорам задавать свидетелям обвинения Крайнову, Авалишвили, Дергунову, Хатькову, Рыбину откровенно наводящие, провокационные и выходящие за рамки судебного разбирательства вопросы, а также оглашать их более ранние показания без законных на то оснований.

"Отсутствие надлежащего реагирования со стороны председательствующего, особенно с учетом того, что неоднократные заявления стороны защиты об отводе прокурора Лахтина безосновательно отклонены судом, сформировало у Лахтина ощущение вседозволенности… Под воздействием сложившегося у него ощущения вседозволенности Лахтин безнаказанно пытается подменять собою не только свидетелей, но и председательствующего, игнорировать его обращения в свой адрес, вступать с председательствующим в пререкания", – говорится в документе.

Суд оставил это заявление без комментариев, но приобщил его к делу.

Давая показания прокурорам на предыдущих судебных заседаниях, Евгений Рыбин сделал громкое заявление о причастности "ЮКОСа" к покушениям на его жизнь. Между тем эти преступления, за организацию которых в 2007 и 2008 годах были осуждены бывший начальник отдела службы безопасности опальной нефтяной компании Алексей Пичугин и ее вице-президент Леонид Невзлин, не только вызывают сомнения у независимых наблюдателей за развитием дела, но и вовсе отсутствуют в формуле обвинения, выдвинутого против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Выступая в суде в понедельник, Рыбин также заявил, что 1999–2003 годах посещал тогдашних руководителей ФСБ, МВД и премьер-министра, которым, по собственному его выражению, "пытался раскрыть противоправную деятельность "ЮКОСа".

Адвокаты Ходорковского и Лебедева попытались выяснить у Рыбина, как сочетаются его показания, сделанные в ходе допроса прокурорами, о том, что нефть украсть невозможно, с утверждениями о якобы преступной деятельности подсудимых.

"Нефть невозможно украсть из системы, я это подтверждаю. Хотя возможно чуть-чуть украсть", – не очень логично ответил свидетель.

В качестве способа такого хищения он назвал договоры купли-продажи.

"Неважно, в чем они обвиняются, это все одно и то же воровство", – продолжал развивать на ходу свою мысль Рыбин.

Также Рыбин рассказал о росте капитализации "Томскнефти" после перехода этой компании в собственность "ЮКОСа". По его словам, это происходило в период тотального разворовывания только благодаря тому, что Ходорковский был обязан реализовывать все проекты, запланированные еще старым, государственным, менеджментом.

"То есть, по вашему мнению, возможно развитие компании при ее разграблении?" — поинтересовался адвокат Владимир Краснов.

"Это трудно объяснить вам, но, может, суд поймет", – уклончиво ответил свидетель.

Далее Рыбина начал допрашивать Платон Лебедев. Попросив суд представить свидетелю его показания на предварительном следствии и в предыдущих заседаниях, бывший глава МФО "МЕНАТЕП" стал указывать на многочисленные противоречия.

"Я перепутал тонны и баррели. Вы же понимаете, что я имел в виду. Возможно, я ошибся. Я не помню", – говорил Рыбин.

Кроме того, свидетель, отвечая на вопрос Лебедева, признал, что товарная нефть получается после процесса переработки, а не течет из скважины. Между тем раньше он утверждал, будто понятие "скважинная жидкость" было придумано "ЮКОСом" специально, чтобы под видом ее продавать нефть и тем самым обманывать государство, уходя от налогов.

После обеденного перерыва речь, в частности, зашла о внутрикорпоративных ценах на нефть, которые, по мнению Рыбина, были недопустимо занижены "ЮКОСом".

"Внутрикорпоративные цены – это криминал в вашем случае. В любом другом случае это не криминал", – заявил свидетель, обращаясь к Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. И добавил, что эти цены устанавливались на "больших сходках", чем вызвал смех не только подсудимых, адвокатов и зрителей в зале, но и судьи.

Затем Платон Лебедев предложил ознакомиться с договором купли-продажи нефти между компаниями "Томскнефть" и "Аллегро" от 25 января 1998 года.

"Для меня это не является документом", – заявил Рыбин, ссылаясь на отсутствие в договоре подписей одной из сторон.

"А штамп Генпрокуратуры с надписью "копия верна" вас не убеждает?" – спросил Платон Лебедев, на что Рыбин лишь пожал плечами.

Надо заметить, что таких ксерокопий документов – без подписей либо с одинаковыми фамилиями, но почему-то разными подписями, которые гособвинители называют "доказательствами", в деле чрезвычайно много. И суд пока ни разу не заинтересовало их сомнительное происхождение.

Прокуроры Валерий Лахтин и Дмитрий Шохин во время допроса свидетеля стороной защиты вели себя крайне нервозно: они неоднократно вскакивали с места и, перебивая говорящих, требовали снять очередной вопрос. Однако судья не находил для этого законных оснований.

Когда у Платона Лебедева вопросы к Рыбину закончились (лицо свидетеля к тому времени приобрело багровый оттенок), Валерий Лахтин заявил, что вопрос появился у прокуроров. Но перед тем, как его задать, обвинению понадобилось огласить некий документ.

Закон в таком случае требует удалить свидетеля из зала, что и было сделано. Лахтин огласил ходатайство Платона Лебедева, датированное 2007 годом и адресованное Генпрокурору РФ Юрию Чайке (впоследствии отклоненное). Документ касался исков "Ист Петролеум" во главе с Рыбиным к "ЮКОСу" в Венском арбитражном суде.

"Прошу поручить провести необходимые следственные действия для приобщения к делу всех материалов, связанных с вынесением решений Арбитражного трибунала города Вены от 31 марта 2002 года и 1 июля 2003 года", – говорилось в ходатайстве.

Примечательно, что в этом же документе сообщалось о том, что австрийская криминальная полиция подозревает Рыбина в "отмывании" денег.

Рыбина вновь вызвали в зал суда, но Виктор Данилкин не позволил прокурору задать свидетелю вопрос.

В происходящее вмешался Михаил Ходорковский и сказал, что вопрос теперь есть и у него. Однако свидетель неожиданно пожаловался на свое плохое самочувствие и высокую температуру. В результате допрос был перенесен на вторник.

Ссылка на оригинал на портале HRO.org: http://www.hro.org/node/6596.
Tags: khodorkovsky, nevzlin, pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments