Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Свидетель многоразового применения

Евгений РыбинВ среду, 30 сентября 2009 года, на судебном процессе против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в качестве свидетеля обвинения выступил управляющий австрийской нефтяной компанией «Ист Петролеум Ханделс» Евгений Рыбин. Он также известен тем, что проходил по второму уголовному делу Алексея Пичугина и делу Леонида Невзлина в качестве потерпевшего.

Рыбин среду в Хамовническом суде подтвердил версию прокуратуры о хищениях нефти и «отмывании» денег подсудимыми. Также свидетель подтвердил, что «ЮКОС» скупал нефть у своих дочерних компаний по заниженным ценам, а прибыль «оседала в карманах Ходорковского». По словам Рыбина, экс-глава «ЮКОСа» изобрел такое понятие как «скважинная жидкость», то есть по документам проходило, что дочерние компании добывали не нефть, а именно такую жидкость, которая требует доработки.

Кроме того, свидетель рассказал о покушениях на свою жизнь, якобы, со стороны бывших сотрудников «ЮКОСа».

Адвокат Ходорковского Вадим Клювгант заявил по завершении слушаний в среду, что защита намеренно не стала прерывать Рыбина, хотя он и давал показания, не относящиеся к рассматриваемому делу, заостряя внимание на тех эпизодах, которые подсудимым вообще не вменялись в вину.

По его словам, прокуратура вместо представления доказательств разыгрывает спектакль. «Вместо того чтобы подкрепить доказательствами свои обвинения, продемонстрировать нам доказательства, все это подменяется митинговщиной и попыткой создания отрицательного репутационного фона вокруг наших подзащитных, чтобы прикрыть отсутствие доказательств, которое характерно для обвинения по этому делу», – заявил Клювгант информагентству NEWSru.com.

Допрос Евгения Рыбина продолжится в четверг.

Рыбин и «ЮКОС». История конфликта

Корни конфликта между Рыбиным и «ЮКОСом» уходят в 1997 год. Тогда компания Михаила Ходорковского приобрела нефтедобывающее предприятие «Томскнефть». Ранее действовавший договор между «Томскнефтью» и «Ист Петролеум Ханделс» о совместной разработке Западно-Полуденного и Крапивинского нефтяных месторождений был расторгнут в одностороннем порядке. Руководство «ЮКОСа» рассматривало этот контракт как «кабальный». Контрольно-ревизионное управление «ЮКОСа» выявило, что его условия были невыгодны компании. «Ист Петролеум Ханделс» продавала товары и услуги, в которых компания «ЮКОС» на тот момент не нуждалась, по завышенным ценам.

В 1998 году «Ист Петролеум Ханделс» обратилась в арбитражный суд города Вены с исками против «ЮКОСа» о, якобы, нанесенном ей в результате расторжения договора ущербе. Именно эти иски Генеральная прокуратура РФ впоследствии использовала во втором деле Алексея Пичугина и в деле Леонида Невзлина, назвав их мотивом для совершения двух покушений на жизнь Евгения Рыбина.

Первое нападение на Рыбина произошло 24 ноября 1998 года по адресу: улица Удальцова, 30 в Москве, где в предпринимателя, по его словам, стрелял бывший волгоградский десантник Евгений Решетников. Второе случилось 5 марта 1999 года в Московской области. Машину бизнесмена с охраной и водителем, направлявшуюся к его дому (сам Рыбин в это время находился на дне рождения у племянника), взорвали. В результате шофер погиб, а охранник Алексей Иванов получил тяжелые ранения.

Адвокат Алексея Пичугина Ксения Костромина (а впоследствии – и адвокат Леонида Невзлина Дмитрий Харитонов) в ходе судебных прений указала на недоказанность факта заинтересованности руководства «ЮКОСа» в убийстве Евгения Рыбина. Венский арбитражный суд принял решение удовлетворить первый иск Рыбина только на 10 процентов, а в удовлетворении второго – отказал. Таким образом, по мнению защиты, мотива устранять Рыбина у «ЮКОСа» не было. При этом решение арбитражного суда лишило Рыбина возможности получать сверхприбыли, как это было ранее из-за недобросовестных сделок «Томскнефти» (в бытность компании государственной) и «Ист Петролеум Ханделс».

В ноябре 2000 года Евгений Решетников был признан судом исполнителем первого покушения на Евгения Рыбина и приговорен к заключению. Заказчиков преступления тогда установить не удалось, причастность к нему руководства «ЮКОСа» не выявили.

Спецдокладчик Парламентской Ассамблеи Совета Европы Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер, изучавшая это дело, высказывала мнение о том, что Рыбин инсценировал покушения, чтобы подкрепить свои иски против «ЮКОСа» в Австрии.

В июле 2004 года Леонид Невзлин обвинил Рыбина в вымогательстве. Невзлин направил тогдашнему генпрокурору России Владимиру Устинову письмо, в котором заявил, что Рыбин с помощью работников правоохранительных органов искал лжесвидетелей и фальсифицировал материалы против компании «ЮКОС», в том числе – по делу Пичугина, воспользовавшись тем, что тот уже находится в следственном изоляторе «Лефортово». Через два дня после подачи Невзлиным заявления генпрокурору Басманный суд Москвы выдал санкцию на его арест (но к тому времени Леонид Невзлин переехал на постоянное место жительства в Израиль).

Некоторые СМИ высказывали предположение, что Рыбин пытался получить деньги от руководства «ЮКОСа» для того, чтобы рассчитаться с кредиторами, покушавшимися на его жизнь. Между тем во время второго судебного процесса Алексея Пичугина в июле 2006 года Евгений Решетников неожиданно «вспомнил», что заказ на убийство Рыбина ему, якобы, поступил от Пичугина и Невзлина. Аналогичные показания тогда дал подсудимый Геннадий Цигельник.

Однако 21 апреля 2008 года на процессе по делу Леонида Невзлина в Московском городском суде Геннадий Цигельник отказался от своих прежних показаний против Леонида Невзлина и Алексея Пичугина. Он заявил, что оговорил представителей «ЮКОСа» под давлением следствия в обмен на поблажки в сроке заключения.

Сходные признания сделал и Евгений Решетников. По его словам, следователь Буртовой рассказал, будто Леонид Невзлин и Алексей Пичугин – заказчики преступлений, а потом посоветовал дать «правдивые показания». 

Но управляющий «Ист Петролеум Ханделс» утверждает, будто представители «ЮКОСа» угрожали ему, а иски в арбитражном трибунале называет мотивом покушений на его жизнь.

Примечательно и то, как происходило опознание Евгением Рыбиным Алексея Пичугина. В протоколе допроса Рыбина в Генеральной прокуратуре РФ от 17 июля 2003 года записаны показания потерпевшего, где утверждается, что на деловых переговорах с ним присутствовали трое сотрудников «ЮКОСа». Среди них – два представителя менеджмента и работник службы безопасности, «то ли Пичужкин, то ли Пичугин», который вел себя крайне жестко. Это был человек невысокого роста, худощавый, с темными волосами.

Между тем, как известно, внешность Алексея Пичугина совершенно не соответствует внешности лица, описанного Евгением Рыбиным. Рост Алексея Пичугина 184 см, волосы светлые, телосложение плотное.

При проведении процедуры опознания Евгению Рыбину показали нескольких статистов, которые выглядели именно так, как потерпевший описывал в своих показаниях – невысокие, темноволосые, худощавые и Алексея Пичугина. И Рыбин безошибочно «опознал» Пичугина.

См. также: Австрийская криминальная полиция подозревает Евгения Рыбина в «отмывании» денег
Tags: khodorkovsky, nevzlin, pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments