Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

Продолжается процесс по второму уголовному делу против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Уже полгода мы вынуждены наблюдать за этим бесчинством, порочащим не только российскую судебную систему, но и все наше государство в целом.

Несмотря на все «красноречие» обвинения, подсудимые так и не смогли получить ответ на самый главный вопрос — а в чем, собственно, они обвиняются? Прокуроры комментировать происходящее в Хамовническом суде не желают, отделываясь маловразумительными отговорками и агрессивными выпадами в адрес любопытствующих зрителей и непосредственных участников процесса. Мол, неужели вы сами не понимаете, удивляются «синемундирные», вот же материалы дела — в них все написано?

Придется расстроить товарищей гособвинителей: нет, не понимаем. Вся та кипа документов, которая за шесть месяцев разбирательства была представлена прокурорами в качестве «доказательств», так и не убедила нас ни в реальности факта хищения 350 миллионов тонн нефти, ни в причастности к этому странному «хищению» экс-руководителей ЮКОСа.

Единственное, что мы уяснили после знакомства с материалами дела, так это то, что компания, возглавляемая Ходорковским, занималась обычной, абсолютно законной предпринимательской деятельностью — добывала, перерабатывала и продавала нефть, исправно платила налоги, с успехом выдерживала многочисленные дотошные проверки госчиновников.

Это не выдумки борющихся за освобождение своих клиентов адвокатов и не домыслы поддерживающих экс-руководителей ЮКОСа наблюдателей. Свидетельства законности действий подсудимых, как бы странно это ни звучало, содержатся в самих материалах уголовного дела.

Беда в том, что это тщательно скрывается обвинителями. Имеющуюся в любой компании стандартно-типовую документацию, — договоры, акты приема-передачи продукции, платежки, векселя, уставы, протоколы собрания акционеров, — прокуроры представляют в суде с подчеркнутым (и, разумеется, полностью надуманным) криминальным подтекстом. В их вольной интерпретации знакомые каждому предпринимателю бумаги почему-то становятся «доказательствами» хищения нефти, противоправной деятельности и бог весть чего еще.

Порой выступления гособвинителей вызывают смех. Если, конечно, допустить, что они просто безграмотные люди, не знакомые с правилами и формами стандартного документооборота. Но в это верится как-то с трудом. С самого начала «хамовнического процесса» было ясно, что каждое, даже самое глупое, действие прокуроров преследует четкую цель — добиться нового тюремного срока для Ходорковского и Лебедева. В ее достижении «синие мундиры» не остановятся ни перед чем.

После осознания этого становится не до смеха. Уже не раз говорилось, что за вторым делом ЮКОСа следит практически каждый рядовой сотрудник российской правоохранительной системы. В нем они черпают образцы и стандарты поведения, используя опыт данного процесса в своей повседневной профессиональной деятельнодеятельности. Стоит только глубокоуважаемому прокурору Гульчехре Ибрагимовой чуть-чуть прикрикнуть на присутствующих в зале суда зрителей, и вот уже тысячи обвинителей на местах дружно делают то же самое. Стоит судье Виктору Данилкину отклонить очередное правомерное и, самое главное, обоснованное ходатайство защиты — так же поступают сотни других служителей Фемиды по всей стране.

Образцово-противоправный процесс против Ходорковского и Лебедева задает стандарты судопроизводства в России. Согласно новым правилам, негласно установленным гособвинителями при попустительстве суда, исследование доказательств теперь приравнивается к выборочному зачитыванию (а то и вольному пересказу) материалов дела — подсудимым запрещено вступать в споры с «синемундирными» и опровергать их доводы, они лишь могут «обращать внимание суда» на отельные аспекты зачитанного. Принцип равноправия и состязательности сторон — основа любого судебного разбирательства, — прекращает свое действие. Думаю, что многочисленная армия прокурорских работников встретит эти нововведения на ура.

Свою весомую лепту в «реформирование» российской судебной системы внес и блюститель хамовнической Фемиды. Он не стал скрывать и стесняться зависимости от обвинения, смиренно уступив ему роль главного героя процесса. Тем самым судья Данилкин облегчил жизнь многим своим коллегам, давно ставшим инструментом исполнительной власти, но вынужденным изо дня в день изображать из себя свободных борцов за правосудие. Теперь им больше не придется лицемерить.

В этой связи страшно даже представить, какое будущее ждет российский бизнес, если наши правоохранители примут на веру убежденность Ибрагимовой, Шохина и Лахтина, что типовая документация компании несет в себе доказательства преступной деятельности ее руководителей. При таком подходе любой предприниматель любого масштаба — будь его действия и помыслы совершенно законными, — рискует оказаться за решеткой.

Этот вывод напрашивается сам собой. Тому подтверждение десятки, если ни сотни судебных разбирательств, инициированных от имени государства и с использованием ресурсов государства против бизнесменов. По всей России мелкие, средние и даже крупные предприниматели испытывают на себе давление властных структур, вступая в неравную схватку с умудренными опытом «хамовнического процесса» правоохранителями. И победить в этой борьбе с прокурорским и судебным беспределом им не удается. И вряд ли в ближайшее время удастся. По крайней мере, до тех пор, пока не будет вынесено справедливое решение по эталонному делу ЮКОСа.

Уже много лет мы рассуждаем о необходимости развития в России института гражданского общества — важнейшей составляющей современной демократии. Даже власть, в лице Президента, кажется, озабочена этой проблемой.

Однако важно понимать, что само гражданское общество как система неполитических, независимых социальных структур нуждается в организационной, финансовой, моральной, информационной и иной поддержке не только государства, но и бизнеса. Как показывает зарубежный и отечественный опыт, без всесторонней помощи предпринимателей властям оказывается довольно затруднительно — если вообще возможно, — активизировать гражданскую инициативу людей и направить ее в конструктивное демократическое русло.

Таким образом, продолжая антиправовой процесс против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева — ярчайших представителей российского бизнес-сообщества, — государство наносит сильнейший удар по еще не окрепшему гражданскому обществу, находящемуся в самом начале своего становления.

В этой ситуации разговоры Президента о демократии остаются всего лишь разговорами — пустыми, бессмысленными и ни к чему не обязывающими.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Источник:
http://www.korpunkt.com/
Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments