Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

"На полпути к сибирским рудам"

Так называется книга художественных рассказов политзаключенного Игоря Сутягина, вышедшая в московском издательстве "Права человека". 22 сентября 2009 года ее представляли в Центральном доме журналиста.
 
"Книга рождается, когда есть судьба. Все прочее, - поправим Верлена - макулатура", - так говорит в предисловии к изданию писатель Виктор Шендерович.

Судьба ученого Игоря Сутягина круто изменилась в одночасье ранним утром 27 октября 1999 года. Тогда он был арестован и обвинен ФСБ в государственной измене в форме шпионажа. А дальше - завертелась машина "басманного" правосудия. И в череде тех, кто подменял закон расправой нет-нет, да и мелькнет знакомое по не менее одиозному "делу" лицо. Например, тот же Петр Штундер, который стал первым судьей в московском процессе Игоря Сутягина, а впоследствии приговорил к пожизненному заключению юкосовца Алексея Пичугина.

"Человек в неволе - явление особое. Ученый в неволе - явление ненормальное, неприемлемое для цивилизованного общества, особенно, когда его вина не доказана. Но судьба и специфическая российская Фемида распоряжается по-своему", - пишут академики Виталий Гинзбург и Юрий Рыжов во втором предисловии к книге.

Путь Игоря Сутягина в "зазаборье", как он называет в своих рассказах это место, продолжается уже десять лет и пролегал через пять тюрем и три колонии.

Его литературная работа - это преодоление. Преодоление внешней несвободы - передвижения в пространстве, в выборе занятий, круга общения, еды, одежды - свободой внутренней. Книга - это и мысленные встречи с родными, и соприкосновение с природой, о которой Игорь Сутягин пишет ярко, образно и эмоционально. И - размышления о произошедшем и о "фабрикантах" этого позорного уголовного дела.
Ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых Эрнст Черный представляет книгу Игоря Сутягина. Фото Веры Васильевой, HRO.org
Презентация в Домжуре собрала многих известных людей. Ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых Эрнст Черный, председатель Фонда защиты гласности Алексей Симонов, принимавшие участие в подготовке издания; председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, ученый и политический деятель Алексей Яблоков, исполнительный директор движения "За права человека" Лев Пономарев, сопредседатель Всероссийского гражданского конгресса Юрий Самодуров… Адвокаты Игоря Сутягина, его родные.

"Книга - способ борьбы с тем произволом, с которым приходится сталкиваться", - говорит Эрнст Черный.

И борьба эта - всеми предусмотренными законом способами - ведется по обе стороны решетки. Через год после ареста Игоря Сутягина был создан Общественный комитет защиты ученых.

"Десять лет непрерывной борьбы, мы обращались во все возможные инстанции", - с горечью констатирует безрезультатность усилий правозащитник.

"Все наши попытки наталкиваются на полное безразличие людей власти к людям этой властью репрессированным", - вторит ему Алексей Симонов.

"Это пример классического издания "изгойной" книги, восходящий к таким образцам, как "Дон Кихот" Сервантеса, который тоже, как известно, был написан в тюрьме", - считает председатель Фонда защиты гласности.

"Я находился в состоянии чрезвычайной неловкости ситуации, когда невозможно править рукопись, потому что ты понимаешь, что твоя поправка становится решающей, ты не можешь ее согласовать с тем, кто написал, - признается он. - И все-таки то, что мы эту книжку выпустили, значит, что человек жив и свободен настолько, чтобы писать книги и их издавать. Какую-то степень его свободы мы этой книгой все-таки защитили".

Светлана Ефимовна, мама Игоря Сутягина поделилась воспоминаниями о том, как рождалась книга.

"Писать рассказы Игорь начал детям, которым он не смог рассказать сказки. Как-то сына оставили один на один с картой Калуги, он рассматривал эту карту, а потом прислал нам зарисовку. Из этого появился первый его рассказ.

Потом Игоря отправили в Удмуртию, потом в Архангельск, и везде он находил что-то, писал. Потом стал присылать рассказы в письмах своим корреспондентам. Было много писем, мы собирали все это по крохам у разных людей. Появилась идея печататься. Что-то выходило в "Новой газете", в других изданиях. Потом возникла идея собрать все вместе"…

Все, кто выступал на встрече, хотя начинали разговор с книги, неизбежно возвращались к тому, что был осужден невиновный человек и что эту несправедливость никак не удается исправить.

И, несмотря на то, что Игорь Сутягин никак не мог присоединиться к этому разговору, на неизбежно возникающий и извечный вопрос "Что делать?" отвечал все-таки он. Отвечал - в своем последнем на сегодняшний день рассказе, написанном в сентябре 2009 года и потому не успевшем попасть в книгу. Этот рассказ также был представлен на презентации.

"Не молчите!" - призывает заголовок тех, кто неравнодушен к чужой беде.

"Сил в тюрьме черпать неоткуда. Черпать их можно только со свободы. Из своих продолжающих жить там, за забором, воспоминаний. Из самого себя - тогдашнего, свободного. И еще - из поддержки тех, кто на свободе…

Родители Игоря Сутягина Светлана Ефимовна и Вячеслав Андреевич. Фото Веры Васильевой, HRO.org

…Пожалуйста, не молчите. Не опасайтесь возможных репрессий для осужденного - они будут совсем не такими страшными, как были бы в окружающем его свирепом молчании. А скорее, их вовсе не будет. Своими словами, своим неравнодушием вы и на расстоянии защитите человека. И главное, придадите ему силы - очень нужные в "зазаборье", чтобы выстоять. Когда есть силы, уже можно "осознать неизбежность" - и тем самым возвратить отнятую свободу. А без свободы очень трудно жить, особенно в тюрьме. Поэтому ради всех тех, кто заперт сегодня в лагерях (а нас много уже сегодня, увы) - пожалуйста, будьте вместе с ними - и не молчите. Не молчите!"

Оригинал на портале HRO.org: http://www.hro.org/node/6372.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments