Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Дело о "запретном" искусстве: свидетели и судьи

17 и 18 сентября 2009 года в Таганском районном суде Москвы продолжился судебный процесс по делу Юрия Самодурова и Андрей Ерофеева, организовавших выставку "Запретное искусство-2006". Суд допросил еще троих свидетелей обвинения. 

Православный фашист?

В четверг, 17 сентября, на судебном заседании дал показания Олег Кассин - сопредседатель движения "Народный собор" и один из инициаторов уголовного дела.

В суд Кассин явился с большим количеством текстов, набранных на компьютере и распечатанных на принтере. По словам свидетеля, это были заявления христианских, мусульманских и еврейских организаций, а также некоего "конгресса российских американцев", в которых выражалось возмущение выставкой.

Ненависть по отношению к евреям, считает Кассин, выставка "Запретное искусство-2006" разжигала особо казуистическим способом. Организаторы экспозиции "глумились", как выразился свидетель, над святынями христиан и мусульман, но святыни иудеев не затрагивали. В результате - совершенно закономерно, по мнению Кассина - верующие думали, будто выставку организовали евреи, и начинали испытывать ненависть к представителям этой нации.

Кроме текстовых документов, Кассин представил суду некие изображения, якобы, с сайта Андрея Ерофеева, которые он считает "порнографическими" и которые, по словам свидетеля, "характеризуют личность подсудимого". Интересно, что все эти документы были распечатаны только накануне судебного заседания.

Несмотря на протесты адвокатов, суд частично удовлетворил ходатайство Кассина и приобщил к делу большинство его материалов. Между тем защита указывала на то, что мнения людей, кому свидетель приписывает авторство заявлений, необходимо выяснить у них лично. Также адвокаты отмечали, что неизвестно, не вносились ли в тексты изменения.

Кассин также рассказал о собственных негативных ощущениях, которые он испытал во время посещения выставки. Экспозиция, как пояснил свидетель, "подрывала психическое здоровье зрителя". Самой психотравмирующей для Кассина, как он сообщил, оказалась скульптура из металлических конструкций, образующих слово из трех букв.

Расширив формулу обвинения, свидетель назвал Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева "хулиганами". Между тем описание Кассиным этого экспоната вызвало у защиты сомнения в том, был ли он вообще на выставке. Так, свидетель утверждал, будто скульптура, в отличие от других экспонатов, не была огорожена фальшстеной, что не соответствует действительности.

Интересно, что у Русской Православной Церкви (РПЦ), видимо, было иное отношение к выставке, нежели у "Народного собора". Как признался Кассин, он от имени движения неоднократно направлял в отдел внешний связей РПЦ заявления, выражающие возмущение фактом проведения экспозиции, но никакой реакции не последовало.

Примечательно и что, что Кассин, как выяснилось в ходе его допроса защитой, ранее являлся заместителем председателя московского регионального подразделения фашистской организации "Русское национальное единство" и уполномоченным представителем Александра Баркашова на президентских выборах 2000 года.

"Нарушили все, что можно"

На следующий день, 18 сентября, загодя собравшиеся у дверей зала заседаний свидетели обвинения и сочувствующие им зрители обсуждали текущие события.

"Я в Басманный суд ходила, поддержать внука Сталина", - говорила одна из бабушек.

Напомню, что внук Сталина, Евгений Джугашвили, подал иск к "Новой газете" и Анатолию Яблокову - автору статьи "Виновным назначен Берия" о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда. Этот вред он оценил в 10 миллионов рублей. Унижение чести и достоинства Иосифа Джугашвили, по мнению истца, заключалось в следующем выражении: "…Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями, прежде всего против собственного народа…"

Некоторые противники выставки "Запретное искусство-2006" активно заинтересовались этим делом и выразили желание и там морально поддержать обвинение своим присутствием.

Судебное заседание началось с подачи подсудимыми двух ходатайств.

Юрий Самодуров ходатайствовал о направлении в отдел внешних связей РПЦ или эксперту-религиоведу запроса относительно общественно-политических взглядов Олега Кассина, давшего показания накануне.

"…Соответствуют ли общественно-политические убеждения свидетеля Кассина, а именно - общественно-политическая доктрина движения "Народный собор" и метод реализации этой доктрины (так называемый "Мобилизационный проект")… официально принятой "Социальной доктрине" Русской Православной Церкви… взглядам РПЦ на то, какими методами православным верующим, прихожанам РПЦ возможно и пристало добиваться чаемых ими изменений", - говорится в ходатайстве.

Особый акцент Юрий Самодуров сделал на том, что в одной из своих "программных" статей, опубликованных в газете "Народный собор" (официальном печатном органе одноименного движения), Олег Кассин оправдывает общественное насилие - потому что "времени на раскачку и выбор наименее болезненных методов нет".

Судья Светлана Александрова, рассмотрев это ходатайство, отклонила его - как не имеющее отношения к предмету исследования в судебном заседании.

Второе ходатайство поступило от Андрея Ерофеева. В нем подсудимый просил суд приобщить к делу три фотографии, сделанные на выставке в марте 2007 года. На этих снимках видно, что скульптура из трех букв, как и все остальные экспонаты, находилась за фальшстеной - вопреки утверждениям Кассина об обратном.

Это ходатайство оказалось одним из очень немногих, против удовлетворения которых гособвинители не возражали. Однако и его председательствующая отклонила - потому что, по словам судьи, неизвестно, где и когда сделано фото. Такое решение Светлана Александрова приняла, хотя эти фотографии были сохранены в памяти цифрового фотоаппарата Андрея Ерофеева, а в свойствах файлов, как известно, записываются дата и время съемки.

Следует также напомнить, что интернетовские распечатки, принесенные на предыдущее судебное заседание Олегом Кассиным, подобных сомнений у суда не вызвали.

После рассмотрения ходатайств подсудимых Светлана Александрова пригласила в зал Наталью Панарину.

Как и многие предыдущие свидетели обвинения, на выставке Панарина не была, но слышала о ней по радио "Эхо Москвы" и знакомилась с экспонатами в Интернете. Несмотря на такую свою просвещенность в области информационных технологий, слово "оговор", прозвучавшее из уст прокурора, Панарина не поняла. Впрочем, позже, в ходе допроса свидетельницы адвокатами, выяснилось, что фотографии экспонатов на экране ей показывали знакомые, и откуда выводились эти изображения - с жесткого диска, какого-либо съемного носителя или из Интернета - Панарина определить не в состоянии.

После этого прокуроры, отбросив "лишние формальности", сразу перешли к демонстрации свидетелю вещественных доказательств - фотографий экспонатов выставки.

Защита и подсудимые заявили протест. Как они отметили, согласно закону, сначала необходимо выяснить у самой свидетельницы, какие именно снимки она видела. Однако своими действиями Юрий Самодуров, Андрей Ерофеев и их адвокаты только навлекли на себя замечание председательствующей.

"Я просто потрясен российским правосудием", - прокомментировал ситуацию Андрей Ерофеев.

Но даже после просмотра фотографий из материалов дела свидетель весьма расплывчато формулировала, что именно она видела.

"Там были нищие, старуха какая-то, милиционер с деньгами", - попыталась описать Панарина "орудия преступления".

Фамилии своих знакомых, у которых она изучала фотографии экспонатов, Панарина называть категорически отказалась.

"Нарушили все, что можно было нарушить", - так прокомментировала корреспонденту HRO.org процедуру допроса свидетеля Панариной адвокат Ксения Костромина.

Во время объявленного судьей сорокаминутного перерыва эмоции истинно верующих неожиданно сменили свой объект и обрушились не на подсудимых, как это обычно бывало, а на их защиту.

"Вы и ваши дети будут прокляты!", - кричала старушка с тюрбаном на голове Ксении Костроминой. От немедленной кары адвоката пришлось спасать судебным приставам, попросившим гневающуюся женщину удалиться. Однако с лестницы еще долго слышались ее проклятья.

Во второй половине рабочего дня допросили Елену Черепанову - сторожа в уже известном по предыдущим судебным заседаниям Храме Святителя Николая в Пыжах и члена Союза художников России.

Прежде, чем давать показания, Черепанова потребовала от Светланы Александровой удалить из зала художницу, делающую судебные зарисовки. Надо заметить, что все свидетели обвинения и им сочувствующие зрители старательно избегают всякой возможности быть как-либо запечатленными в судебной хронике. Но, как выяснилось, никаких законных оснований воспрепятствовать работе художницы у суда не имелось, поэтому требование Черепановой удовлетворено не было. Впрочем, председательствующая "по-человечески", как она сказала, попросила художницу "не рисовать этого свидетеля".

"Мой сын хотел принять участие в разгроме выставки "Осторожно, религия!", но у него не было с собой паспорта", - заявила Черепанова.

Почему для разгрома выставки обязательно требуется паспорт, осталось не вполне ясным. Зато свидетель недвусмысленно дала понять суду, какое решение она от него ждет, и что будет, если это решение окажется иным.

"Если меня не защитит мое государство, то мне придется это сделать самой", - предупредила Черепанова.

"Как в нашем правовом государстве, где наши высшие должностные лица верят в Бога, ходят в церковь, возможны такие выставки? Почему Самодуров и Ерофеев еще не сидят?" - обратилась она к председательствующей.

Ксения Костромина заявила протест против таких заявлений. Адвокат подчеркнула, что свидетель не имеет права давать юридическую квалификацию действиям подсудимых и высказываться о мере наказания. Однако этим защитник добилась лишь еще одного замечания суда в свой адрес.

Под занавес прокуроры подали ходатайства об оглашении показаний на предварительном следствии двух свидетелей обвинения - в связи с невозможностью их допроса в суде. Первый, точнее первая - это Анна Сергеева, активистка "Народной защиты", скончавшаяся от онкологического заболевания. Второй свидетель, Николай Золотов, по информации гособвинителей, не может прийти в суд по состоянию своего здоровья.

Первое ходатайство не вызвало возражений адвокатов, и оно было удовлетворено. В составленном следователем протоколе допроса Сергеевой говорится о том, что она посетила выставку и сделала фотографии экспонатов. Затем эти снимки Анна Сергеева и ее муж (свидетель обвинения и сопредседатель "Народной защиты" Владимир Сергеев, выступивший на суде ранее) отнесли следователю.

Рассмотрение второго ходатайства прокуроров было отложено по просьбе защиты.

Следующее судебное заседание начнется 24 сентября в 14 часов.

Ссылка на оригинал на портале HRO.org: http://hro1.org/node/6342.
 
Tags: zapretnoe_iskusstvo
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments