Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

С момента провозглашения Дмитрием Медведевым курса на борьбу с «правовым нигилизмом» прошло уже больше года. Первоначальный эмоциональный подъем, вызванный обещанием президента дать суду новую демократическую и независимую жизнь, сегодня готов смениться глубоким разочарованием. Сколь оптимистичными бы не были речи президента, с каждым днем все отчетливее становится ясно, что для кардинального изменения состояния судебной системы одних только слов недостаточно. Да и сами речи, если в них вслушаться повнимательнее, уже не те, что год — полтора назад.

Что толку раздавать обещания навести порядок в судопроизводстве, какой смысл в бесчисленных законодательных поправках (не всегда, между прочим, этому способствующих), если само государство и представляющие его интересы правоохранительные органы пренебрегают постулатами правосудия. Считая его ни к чему не обязывающим барьером, перешагнуть через который не то что бы можно, а даже нужно.

По моему убеждению, перед Медведевым стоит задача перейти от пустых слов и маловразумительных, а то и откровенно реакционных, законодательных инициатив к четким, ощутимым действиям, которые бы дали осязаемые результаты. Будучи гарантом Конституции, он должен обеспечить ее практическое исполнение не просто в судебной сфере, но в каждом конкретном деле. Только это позволит пресечь любые проявления столь ненавистного ему правового нигилизма.

Твердой, ограниченной только Основным Законом властной рукой президенту необходимо для начала добиться законности хотя бы в одном конкретном судебном разбирательстве, и таким образом задать стандарты нормального, здорового судопроизводства. Развращенные вседозволенностью, российские правоохранители должны принять гарантированный и обеспеченный лично главой государства честный суд в качестве образца и подчиниться этому.

Решительного вмешательства Медведева ждут участники тысяч судебных процессов по всей стране. Выбор у главы государства велик. Однако самого пристального его внимания, на мой взгляд, заслуживает самое масштабное разбирательство, к тому же давно ставшее главным символом правового беспредела в российском судопроизводстве. Я имею в виду дело ЮКОСа, вот уже шесть долгих лет являющее нам пример незащищенности граждан перед лицом произвола властей.

С 2003 года мы вынуждены наблюдать за противоправным преследованием Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и других сотрудников ЮКОСа, не вписывающимся ни в рамки закона, ни в пределы доступной простому человеку логики. За это время мы смогли понять только одно — государство и представляющие его позицию в суде обвинители заинтересованы в четко определенном исходе дела, поэтому исполняют даже не карательную функцию — кара следует за преступлением, а функцию расправы.

Это ощущение укрепилось с началом второго уголовного разбирательства в отношении экс-руководителей ЮКОСа, ныне проходящего в Хамовническом суде. Только теперь позиция прокуроров стала еще более откровенной. Чего, например, стоит «чистосердечное признание» одного из гособвинителей, молчаливо одобренное всеми остальными: «Лебедев, бесполезно сопротивляться. Все, что мы задумали, мы сделаем».

Подобного рода заявление можно расценить как наглое издевательство над законом, пренебрежение его постулатами. Согласно общепринятым нормам, прокурор обязан всеми имеющимися в его распоряжении средствами обеспечивать охрану прав и свобод человека и гражданина. При этом в своей деятельности он должен исходить из принципа презумпции невиновности, гарантируя обвиняемому право на защиту. Вина подсудимого может быть признана обоснованной только при условии добросовестного исследования всех имеющихся доказательств и критического подхода гособвинителей к ним. Создается ощущение, что прокуроры не знают этих прописных юридических истин.

Хотя, возможно, это всего лишь прикрытие, «оправдывающее» противоправность процессуальных действий следствия — обысков, должным образом несанкционированных судом, фактов давления на свидетелей и адвокатов. Кроме того, мнимый непрофессионализм гособвинителей призван скрыть слабость и недобросовестность представленной ими доказательной базы. «Синемундирным» удобно объяснять пропажу важных вещдоков своей безалаберностью. Как это было, например, в истории с исчезновением аудиозаписей прослушки бывших сотрудников ЮКОСа Светланы Бахминой и Дмитрия Гололобова.

Общественность, конечно, посмеялась над нерадивыми прокурорами, но обвинительное заключение против Ходорковского и Лебедева «укрепилось» еще одним псевдодоказательством, реальное существование которого ничем не подтверждено.

Дальше — больше. Наплевав на нормы Конституции, гарантирующие право гражданина на свободу и личную неприкосновенность, прокуроры заявили очередное ходатайство о продлении Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву ареста по второму делу. 17 августа уже многократно продленный срок содержания подсудимых под стражей должен был истечь. Однако их «освобождение», даже в виде смены тюремного режима на общий (а никакого другого освобождения им ожидать не приходится – срок наказания по первому делу истекает только в 2011 г.) не входило в планы «синемундирных» — вся их деятельность направлена на решение противоположной задачи.

Сославшись на то, что преступления, в совершении которых обвиняются экс-руководители ЮКОСа, относятся к категории «тяжких и особо тяжких», прокуроры добились продления их ареста на три месяца. Суд в очередной раз удовлетворил данное ходатайство, несмотря на то, что доводы гособвинителей смешны и абсурдны. В частности, обвинение заявило, что, даже находясь под стражей, Ходорковский и Лебедев могут оказать и оказывают давление на свидетелей и использовать средства, которые они якобы поместили в один из банков Швейцарии, для того, чтобы противостоять судебному разбирательству.

Если это действительно так, то к чему тогда вся эта трагикомедия с наручниками, «аквариумом», беспрецедентной охраной и строжайшей изоляцией подсудимых?

Немудрено, что в конце недели защита и обвиняемые заявили отвод всей прокурорской группе. Причина — их пренебрежение нормами закона, попрание принципов презумпции невиновности, откровенный непрофессионализм и явная заинтересованность в исходе дела, очередным ярким доказательством которых послужило ничем не мотивированное ходатайство об аресте. Прокуроры, разумеется, отмели все подозрения в свой адрес, назвав заявление защиты «попыткой оказать незаконное воздействие на суд»… Судья Виктор Данилкин их в этом возмущении поддержал, отказав адвокатам подсудимых в отводе гособвинителей. Но доводы защиты при этом не опроверг и не заявил о своем несогласии с ними.

Дело ЮКОСа по праву считается знаковым, отражающим состояние всей российской судебной системы. Суд перестал быть оплотом демократии, гражданских прав и свобод, превратившись в карающий придаток исполнительный власти. Ведущую роль в осуществлении этой несвойственной нормальному правосудию функции играют именно «синие мундиры», забывшие, что такое закон и Конституция.

Наиболее ярко по этому поводу высказался Михаил Ходорковский: «Я думаю, что нашему уважаемому президенту Медведеву стоит обратить внимание, что неквалифицированные работники прокуратуры могут нанести стране больший ущерб, чем любые боевики и экстремисты».

Хочется надеяться, что глава государства это наконец услышит и предпримет необходимые шаги по исправлению сложившейся ситуации. Всего-то и надо — дать возможность Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву реализовать их право на справедливый и честный суд. Тогда, возможно, беззаконие уйдет и из тысяч других дел.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Источник:
http://www.korpunkt.com/
Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments