Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Письмо Людмилы Алексеевой из Хамовнического суда

31 июля исполнилось ровно четыре месяца с того дня, как Хамовнический районный суд города Москвы приступил к рассмотрению по существу второго уголовного дела Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Впору уже подводить первые итоги.

Все это время я с пристальным вниманием следила за ходом процесса, не переставая поражаться его глупости, нелогичности и бессмысленности. К счастью, в этом своем ощущении я не одинока. Несмотря на попытки властей скрыть подробности происходящего, россияне не питают иллюзий относительно характера и содержания дела «ЮКОСа».

Такой вывод я сделала на основе своих личных наблюдений, составленных из бесед с многочисленными посетителями зала Хамовнического суда. В конце прошлой недели это нашло подтверждение в официальных данных социологов. Как показали исследования специалистов аналитического центра Юрия Левады, даже в обстановке крайней информационной ограниченности, нежелания большинства федеральных СМИ замечать дело «ЮКОСа», почти половина россиян знает о процессе гораздо больше, чем хотелось бы того властям.

Например, для 60 процентов опрошенных не является секретом, что судьба Ходорковского и Лебедева решается вовсе не в суде, а в коридорах Кремля. Именно по этой причине они уверены, что служители Фемиды пристрастны и несправедливы к обвиняемым.

Чтобы это понять, не нужно быть профессиональным юристом. Ведь даже простые наши граждане, чье мнение о процессе складывается из разрозненных обрывков данных, раскиданных в сети пока еще свободного и неконтролируемого государством Интернета, осознают масштабы творящегося в деле «ЮКОСа» произвола.

Правосудием там и не пахнет. За четыре месяца так называемого судебного разбирательства прокуроры так и не смогли разъяснить подсудимым, в чем же они, собственно, обвиняются. Что они украли, когда и у кого? Отсутствие конкретных доказательств гособвинение прикрывает монотонным бумагооглашением стандартно-типовой документации, имеющейся в любой нефтяной компании: договоры, акты приема-передачи нефти, акты купли-продажи, платежки, векселя, уставы, протоколы собраний акционеров и так далее. Зачем это все зачитывается, что значит и к чему относится — прокуроры не поясняют. При всплытии неудобных для обвинения, но важных для защиты фактов материалы оглашаются не полностью, а частично — в весьма вольной интерпретации, а то и с намеренными искажениями.

Совершенно вопиющая ситуация с переводами материалов дела с иностранных языков, заставляющими усомниться в профессионализме прокурорских переводчиков. Из многочисленных, систематических и грубых ошибок подобного рода особенно запомнились волшебные превращения 368 млн. рублей в 368 млн. долларов США, а так же достойные сказок про барона Мюнхгаузена путаницы с датами — чего только стоит появление в переведенных документах дела «38 декабря 2000 года».

И все это на фоне беспрецедентного надругательства над принципами справедливого судопроизводства. Ходатайства защиты неизменно отклоняются за редчайшими и второстепенными исключениями. Ходорковский лишен возможности дать показания в начале судебного следствия, хотя он просил об этом и такое право ему предоставляет сам закон. По требованию обвинения и с молчаливого согласия судьи сторона защиты отстранена от активного участия в исследовании доказательств обвинения. Все, что им позволено — это краткие комментарии о дефектах оглашения документов, без их содержательного анализа.

Доказательства, представленные обвинением, не только безосновательны, но и собраны противоправными методами — путем незаконной выемки документов, несанкционированной должным образом прослушки телефонов, давления на обвиняемых, свидетелей, представителей защиты.

Кстати, на прошлой неделе появилась информация, что расследование обстоятельств хищения нефти, по обвинению в котором сейчас судят Ходорковского и Лебедева, продолжается. Об этом читателям газеты «Ведомости» рассказал председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин. А ведь это означает не что иное, как параллельное тайное следствие, о котором защита говорит уже не первый год.

Словоохотливого заместителя генерального прокурора и главного следователя страны, сделавшего столь откровенное заявление, почему-то совершенно не смутило, что любые параллельные доследования в ходе уже рассматриваемого дела запрещены законом.

Эта стало лишним подтверждением тому, что в процессе «ЮКОСа» совсем не осталось места праву и здравому смыслу. Если так будет и дальше продолжаться, в следующем исследовании Левада-Центра свое недоверие к действиям прокурорских работников выскажут уже не шестьдесят, а все сто процентов граждан России.

Властям есть над чем задуматься: недовольство народа самоуправством представителей Фемиды растет. Вполне возможно, что в самом скором времени круг убежденных сторонников версии о виновности в чем-либо Ходорковского и Лебедева сократится до четверки прокуроров в составе Дмитрия Шохина, Валерия Лахтина, Гульчахры Ибрагимовой и Валентины Ковалихиной.

По крайней мере, тот же Александр Бастрыкин в числе «виновных» в хищении нефти ни Михаила Ходорковского, ни Платона Лебедева не назвал. По его мнению, высказанному на страницах «Ведомостей», «виновные» скрываются сейчас где-то на территории Великобритании, США и Израиля. Говоря все это, доктор юридических наук, профессор Бастрыкин «забыл» про Конституцию России, согласно которой виновным любого человека может назвать только суд своим приговором, вступившим в законную силу.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Источник:
http://www.korpunkt.com/
Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments