Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

По "специальному" УК?

19 мая 2009 года в Хамовническом райсуде Москвы продолжилось слушание дела Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

День в суде начался традиционно.

"Четыре ступеньки вниз", – командует на лестнице перед залом №7 судебный пристав. Многочисленные посетители толпятся в узком коридоре и неохотно спускаются. Неохотно – потому что мест в зале немного, и опоздавшие рискуют вовсе не попасть на процесс. Когда с верхнего этажа окруженные плотным кольцом конвойных спускаются Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, раздаются и долго не утихают аплодисменты поддержки. Наконец, после того, как подсудимых проводят в клетку-"аквариум" (через стекло которой, кстати, почти ничего не видно из-за бликов), остальным разрешают пройти в зал. 

Прокуроры в течение всего рабочего дня оглашали материалы дела. Прочитали тома 8, 9 и приступили к 10-му. Всего их – 188. С учетом того, что на эти десять томов обвинение продвинулось примерно за месяц, можно предположить, насколько долгим рискует оказаться судебный процесс.

В понедельник оглашали преимущественно регистрационные документы различных оффшоных компаний и протоколы выемок из офисов ВНК – дочернего предприятия "ЮКОСа". В постановлениях следователей о производстве выемок утверждается, будто НК "ЮКОС" осуществила "целенаправленное отчуждение" акций ВНК, однако как именно это было сделано и чем доказывается факт преступления, остается неясным.

Также огласили два запроса Следственного комитета при МВД РФ об оказании международной юридической помощи в проведении следственных действий – на территории о. Кипр и о. Мэн и ответы на эти запросы. Как явствует из прозвучавших в суде материалов, сведениями о причастности интересующих российских следователей компаний к каким-либо преступлениям иностранные компетентные органы не располагали.

Обвинители в своих формулировках предельно неконкретны, но обещают представить доказательства в ходе прений сторон.

Тихая и неразборчивая речь Валерия Лахтина навевала сон на присутствующих, включая стражу. Часть публики, у которой хватило сил внимательно слушать, недоуменно перешептывалась. Валерий Лахтин запинался, осиливал некоторые слова со второй, а то и с пятой попытки, делал длинные паузы между предложениями и упорно отказывался склонять числительные.

Поддержать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в суд пришли политики Борис Немцов, Владимир Милов и Алексей Мельников, поэтесса и радиоведущая Нателла Болтянская, бывший депутат Госдумы РФ Алексей Кондауров.

"У меня ощущение абсурда. Бормочущие прокуроры, судья, который ничего не слышит, как и все окружающие. Все это может быть смешным, но на самом деле это трагично. Это не правосудие", – в частности, заявил в перерыве в судебном заседании Борис Немцов.

Во второй половине дня Валерий Лахтин продолжил чтение, а под занавес подсудимые выступили с заявлениями.

Михаил Ходорковский проанализировал действия прокуроров на заседании 13 мая. Так, экс-глава "ЮКОСа" указал на прозвучавшие в тот день слова прокурора Лахтина, которые поддержали Шохин и Ибрагимова. Из них, как отметил Михаил Ходорковский, следует, что в течение всего времени, пока сторона обвинения представляет свои доказательства, сторона защиты лишается прав на заявление ходатайств, возражений на действия председательствующего и т. д.

Такое поведение прокуроров подсудимый назвал "творческим развитием" беспрецедентного решения суда, лишившего его права исследовать доказательства по мере их представления стороной обвинения, а также давать свои показания в виде пояснений.

"Что будет, если такой дискриминационный порядок будет распространен не только на исследование письменных доказательств, но и на свидетелей? Будет ли это означать также и лишение меня права задавать вопросы свидетелям обвинения и предоставлять свидетелям для комментирования оглашенные доказательства?" – задался вопросом Михаил Ходорковский.

"Не удивлюсь, если специальный, прокурорский, УПК считает такую возмутительную ситуацию нормальной, а торжество равноправия сторон в данном конкретном процессе – полным. Мы, руководствуясь общепринятым УПК РФ, так не считаем", – добавил он.

Платон Лебедев, в свою очередь, сделал новое заявление о преступлении. Он сообщил, что еще во время рассмотрения первого уголовного дела сначала следователями, потом судами и, наконец, в приговоре, в отношении него делались утверждения, не соответствующие действительности. В частности, речь идет о ложных сведениях о месте работы. Якобы, Платон Лебедев для "совершения преступлений" использовал свое служебное положение. Между тем бывший глава МФО "МЕНАТЕП", как он сам заявил, не работал в российских компаниях, начиная с 1999 года. Подтверждают это и записи в трудовой книжке Лебедева.

Во втором уголовном деле картина не изменилась – там также утверждается об использовании Лебедевым своего служебного положения. Ответственность за это подсудимый возложил на следователей Каримова, Алышева и на прокуроров Лахтина и Шохина.

Судья Данилкин вынесет свое решение по заявлениям подсудимых 19 мая. Пока же он предупредил самого Платона Лебедева об уголовной ответственности за его слова.

Ссылка на оригинал на портале HRO.org: http://hro1.org/node/5506.

Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments