Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Уголовный процесс или...?

"Процесс в уголовно-исполнительном смысле закончился. Начался этап глобального злоупотребления правом". Об этом 27 апреля 2009 года на очередном судебном заседании по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева заявила защитник экс-главы "ЮКОСа" Каринна Москаленко. Основанием для такого заявления послужили действия прокурора Гюльчехры Ибрагимовой и председательствующего судьи Виктора Данилкина. 

Судебное заседание началось с того, что государственные обвинители Ибрагимова, Ковалихина, Шохин и Лахтин выразили свое отношение к ходатайству адвокатов подсудимых, поданному ими в конце прошлой недели. В нем защитники призывали суд возвратить дело прокурорам для устранения многочисленных неточностей и противоречий, имеющихся в обвинительном заключении, в частности – в суммах, порой очень существенно отличающихся от истинных. Адвокаты также высказывали предположение, что такие несоответствия могут быть результатом фальсификации.

Валерий Лахтин возразил на это, что обвинительное заключение "составлено в строгом соответствии со статьей 220 УПК РФ". По его словам, "сторона защиты невнимательно знакомилась с делом", и "подавляющее большинство доводов защиты приведено тенденциозно, не в соответствии с обвинительным заключением и материалами дела". "Имеющиеся неточности – продолжал прокурор, – могут корректироваться в ходе судебного разбирательства и большой роли не играют".

Дмитрий Шохин поддержал коллегу, заявив, что "никаких препятствий для того, чтобы дело разбиралось судом по существу, и по нему было вынесено итоговое решение, не имеется".

Судья Данилкин, удалившись в совещательную комнату на полтора часа, постановил: в удовлетворении ходатайства адвокатам отказать. После этого прокурор Ибрагимова начала оглашение материалов дела. Это, в результате, и привело к острой ситуации.

Дождавшись паузы в речи гособвинителя, Каринна Москаленко выступила с заявлением. В нем адвокат указала на то, что, согласно УПК, доказательства по делу должны не просто оглашаться, а исследоваться в суде. Исследование подразумевает оценку участниками процесса доказательств на предмет их относимости к данному уголовному делу, допустимости и достоверности. Между тем этого, как подчеркнула Каринна Москаленко, которую поддержали ее коллеги, не происходит.

Судья Виктор Данилкин оставил это заявление без внимания, в связи с чем защита была вынуждена заявить протест на его действия и новое ходатайство.

"После оглашения каждого документа просим предоставлять возможность выражать мнение в связи с представленным доказательством", – говорится в ходатайстве. Каринна Москаленко отметила, что если установленная практика оглашения материалов дела продолжится, то она не видит места защите в этом процессе.

Солидарное мнение выразили подсудимые.

"Я поддерживаю ходатайство защиты, меня тоже очень смущает то, что происходит в деле, я пребываю в полной правовой неопределенности… Сама манера устно излагать документы уже смешная, так как прокурор Ибрагимова пропускает слова и искажает их", – сказал Платон Лебедев.

Михаил Ходорковский акцентировал внимание на том, что сторонам процесса закон предоставляет равные права.

"Я предполагаю равенство сторон в процессе, соответственно, если доказательства защиты вводятся с оценкой их относимости и допустимости, то хотелось бы такого же и для обвинения", – рассудил экс-глава "ЮКОСа".

Выступления стороны защиты и подсудимых вызвали крайне негативную реакцию гособвинителей.

Не успел судья Виктор Данилкин вынести решение по прозвучавшим заявлениям и ходатайству защиты, как прокурор Ибрагимова опередила его: "Что запланировали, то и сделаем", – безапелляционно заявила она.

Председательствующий, по сути, присвоения его полномочий прокурорами "не заметил". Все доводы адвокатов и подсудимых он как обычно отклонил.

После этого Каринна Москаленко и произнесла фразу, приведенную в начале этого репортажа. Высказывание прокурора Ибрагимовой она охарактеризовала как недопустимое и неуважительное по отношению к суду.

Между тем представитель Федерального агентства по управлению государственным имуществом Евгения Щербакова, называющая себя потерпевшей (с чем не согласны обвиняемые и их защита), произнесла вовсе удивительную для многочисленных слушателей, присутствующих в зале, реплику.

"Я сижу здесь целый день и не слышала такой фразы прокурора Ибрагимовой", – сказала она.

Это утверждение вызвало возмущенный гул аудитории, который председательствующий прекратил, пригрозив отдать распоряжение судебным приставам "очистить зал".

Следует добавить, что "потерпевшая" Щербакова и прокурор Ибрагимова уже неоднократно крайне болезненно и эмоционально реагировали на присутствие публики в зале и, в особенности, на тот факт, что все эти люди сочувствуют подсудимым.

Видеотрансляция из зала суда в комнату для прессы была свернута еще на пошлой неделе – тоже по настоянию прокуроров и без выслушивания мнения на этот счет адвокатов. Теперь и в без того переполненном зале заседаний совсем тесно и душно.

Завтра слушания по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева продолжатся.

Оригинал на портале HRO.org: http://www.hro.org/node/5317.
Tags: khodorkovsky
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments