Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Обвиняемый Алексей Френкель жалуется на "условия пытки"

30 сентября на сайте общественного движения "За права человека" появилось сообщение, переданное, по информации этой правозащитной организации, бывшим председателем правления ОАО "ВИП-банк" Алексеем Френкелем, обвиняемым в организации убийства первого зампреда Центробанка России Андрея Козлова, из следственного изолятора ФБУ ИЗ-99/1, известного также как "Матросская тишина".

 "Меня 24 числа утром перевезли на 99,1 [ФБУ ИЗ-99/1], то есть обратно. Еды нет, адвоката не допускают, нет мыла, зубной пасты, пены для бритья, туалетной бумаги, большей части документов. Держат как скотину, унижают, применяют физическую силу. Перемешали мне все документы. В общем, содержусь в условиях пытки. Дальнейший судебный процесс невозможен. SOS!"

Как отмечает ООД "За права человека", "данная информация не проверена из других источников, однако ее огромная общественная важность вынуждает немедленно придать ее гласности".

Между тем заслуживающий доверия источник портала HRO.org подтвердил, что записка – подлинная, она действительно принадлежит руке бывшего банкира и сообщает о реальном положении дел. 

Необходимо отметить, что это уже далеко не первая жалоба Алексея Френкеля на обращение с ним в следственном изоляторе.

Так, ранее его адвокаты неоднократно жаловались на руководство СИЗО за помещение их подзащитного в карцер.

В частности, как заявлял адвокат Виктор Паршуткин, Алексея Френкеля помещали в карцер на 15 суток в ночь на 26 октября 2007 года.

"Когда информация об этом появилась в СМИ, ее тут же опровергли в пресс-службе ФСИН. Но Френкелю по указанию начальника СИЗО [в данном случае имеются в виду ИЗ-77/1 и начальник этого учреждения Фикрет Тагиев] действительно дали 15 суток", – утверждал Паршуткин (цитата по "Газете.ру").

Защитник сообщал, что официальных объяснений и документов, подтверждающих, что Френкель совершил административное нарушение, от руководства СИЗО добиться не удалось. "Но в устной беседе Тагиев сказал мне, что Френкель якобы употребил в камере брагу, которую готовят заключенные, – рассказал Паршуткин. – Основанием для заключения в карцер стало сообщение одного из сотрудников: он заподозрил, что от моего подзащитного пахнет спиртным".

В ночь на 26 ноября Френкеля поместили в карцер на 10 суток – "за нарушение режима изоляции, а именно межкамерную переписку", как заявлял "Интерфаксу" заместитель директора ФСИН России Владимир Семенюк.

По его словам, "в ходе режимных мероприятий у арестованного было изъято несколько записок, которые свидетельствовали о ведении межкамерной переписки. Поскольку это далеко не первое нарушение со стороны Френкеля, на него было наложено соответствующее взыскание в виде карцера на 10 суток, – пояснял тогда замглавы ФСИН. – Кроме того, Френкель несколько раз оскорблял сотрудников изолятора".

Между тем Виктор Паршуткин назвал действия администрации СИЗО попыткой оказать на его подзащитного давление.

24 января 2008 года стало известно, что Френкель снова водворен в карцер на 15 суток. По словам Владимира Семенюка, "Алексей Френкель получил во время свидания с адвокатом денежные средства. Также он совершил ряд правонарушений".

Однако по мнению Виктора Паршуткина, переданному газетой "Коммерсантъ", целью было "измотать Френкеля перед судебным процессом".

В очередной раз Алексей Френкель попал в карцер 19 июля. О назначенном ему сроке наказания – 45 (!) суток 22 июля сообщила адвокат банкира Наталья Кирсанова.

Согласно информации, переданной "Интерфаксом", по мнению самого ее подзащитного, эти действия стали ответом администрации следственного изолятора на поданные им в Генпрокуратуру заявления с требованием возбудить уголовные дела против ряда сотрудников СИЗО.

В эти заявлениях Алексей Френкель просил провести проверку в отношении Фикрета Тагиева, а также проверку по фактам существенных нарушений закона. Банкир, по словам адвоката, также сообщил, что в карцере "его избили и силой забрали материалы дела, а также заметки, которые он подготавливал".

Находясь в карцере, в знак протеста заключенный объявил голодовку.

Однако по утверждению ФСИН, бизнесмена поместили в карцер за то, что он прятал мобильный телефон.

Правозащитники назвали назначенный Френкелю срок беспрецедентным и противозаконным (Уголовно-исполнительный кодекс предусматривает единовременное водворение заключенного в карцер не более чем на 15 суток).

Не менее скандальным оказался и судебный процесс.

Примечательно, что дело по обвинению в отношении Алексея Фрекнеля и других лиц, названных следствием его сообщниками, разбирает суд присяжных под председательством судьи Московского городского суда Натальи Олихвер.

Наталья Олихвер известна, в частности, тем, что вынесла первый обвинительный приговор бывшему начальнику отдела службы безопасности  "ЮКОСа" Алексею Пичугину, назначив ему 20 лет лишения свободы. При этом в материалах дела отсутствовали прямые доказательства вины Пичугина, равно как и кого-либо еще из опальной нефтяной компании, а процесс сопровождался многочисленными и грубейшими правонарушениями.

На процессе Френкеля Наталья Олихвер вызвала резкую критику со стороны обвиняемых и их защиты своими действиями.

Так, 14 апреля 2008 года от адвоката банкира Руслана Коблева стало известно, что Алексей Френкель в своем заявлении на имя главы Следственного комитета при прокуратуре просит возбудить против Олихвер уголовное дело по статьям 286 ("Превышение должностных полномочий") и 305 ("Вынесение заведомо неправосудного акта") УК РФ. Как передавала "Газета.ру", в своем обращении Алексей Френкель утверждал, что судья не допускает к допросу свидетелей защиты.

В июле от участия в процессе были отстранены двое присяжных, будучи обвиненными в распитии спиртных напитков в неположенном месте. Кроме того, одного из присяжных обвинили в попытке подкупа своих коллег.

Руслан Коблев назвал это "заранее запланированной акцией" и "издевательством над правосудием".

"Это излюбленная тактика стороны обвинения – распускать коллегию по надуманным основаниям в тот момент, когда она готова вынести невыгодное решение", – заявил адвокат в интервью "Газете.ру".

По его словам, ранее эти двое присяжных были задержаны по дороге из Мосгорсуда до метро и доставлены в ОВД "Преображенское" "для установления их личности – это притом, что у каждого был паспорт и удостоверение, выданное Мосгорсудом о том, что они являются присяжными".

По мнению адвоката, задержание присяжных было противозаконным, так как "на время процесса присяжный является фактически судьей и в отношении него действует неприкосновенность". Также, по его словам, незаконно и то, что "при доставлении в ОВД обоих присяжных, капитан милиции откровенно стал их допрашивать о том, что происходит внутри коллегии присяжных". Коблев отметил, что сотрудники правоохранительных органов "не имеют права допрашивать присяжных об охраняемой законом тайне совещательной комнаты".

7 сентября "Новая газета" сообщила, судья Наталья Олихвер неформально беседовала с присяжной под номером 7, которая заменила в коллегии другого присяжного, выбывшего в связи с подозрением в попытке подкупа. Этот разговор оказался записанным на диктофон, случайно оставленный адвокатом в зале судебных заседаний включенным во время обеденного перерыва.

"Может ли до вынесения вердикта с присяжным вот так неформально поболтать судья? По крайней мере вряд ли у кого-то теперь могут возникнуть сомнения, как проголосует по делу Френкеля присяжная номер 7", – прокомментировало ситуацию издание.

9 сентября Алексей Френкель попытался заявить отвод коллегии присяжных. В ответ на это судья Олихвер удалила его из зала заседаний до окончания прений сторон. По мнению адвокатов бывшего банкира, лишение их подзащитного возможности участвовать в прениях является грубейшим нарушением права человека на защиту.

На следующий день, 10 сентября, на процессе разразился еще более грандиозный скандал.

Как рассказал "Коммерсанту" Руслан Коблев, адвокатов, пришедших на заседание, как и положено, к десяти утра, судебные приставы не пропустили в зал. А около полудня оттуда раздались истошные крики: "Душат! Убивают! Адвокаты, помогите!"

"По голосам мы поняли, что кричат наши подзащитные Алексей Половинкин, Максим Прогляд и Александр Белокопытов, однако помочь им не могли – подходы к дверям надежно заблокировали приставы", – рассказал Коблев в интервью газете.

Когда около 13 часов адвокатам все же разрешили пройти в зал, те обнаружили на лицах своих подзащитных ссадины. Прибывшая бригада "Скорой помощи", вызову которой попыталась воспрепятствовать судья Олихвер, зарегистрировала у обвиняемых Прогляда и Половинкина гематомы и ссадины, у Алексея Половинкина, кроме того, было отмечено повышенное артериальное давление.

Необходимо добавить, что обвиняемые отказывались участвовать в процессе без Алексея Френкеля и были доставлены в зал заседаний принудительно.

В настоящее время судебный процесс по делу об убийстве Андрея Козлова близится к своему завершению. Обвиняемые вскоре должны будут выступить с "последним словом". Можно предположить, что противоправные действия в отношении Алексея Френкеля, о которых идет речь в его записке, связаны именно с этим обстоятельством. Видимо, кому-то очень нужно "чистосердечное признание" подсудимого.

Напомним, что Алексей Френкель обвиняется по ст. 33 ч. 3 п. "б", "ж", "з", ст. 105 ч. 2 Уголовного кодекса РФ ("Организация убийства лица в связи с осуществлением им служебной деятельности из корыстных побуждений по найму организованной преступной группой").

Портал HRO.org в настоящей публикации не ставит своей целью проанализировать убедительность доказательной базы обвинения, равно как и весомость аргументов защиты. Однако мы напоминаем, что нарушения прав человека недопустимы, вне зависимости от того, что он совершил или не совершил.

Добавим также, что, согласно российскому законодательству, до вынесения приговора человек считается невиновным.

Ссылка на оригинал на портале HRO.org: http://hro1.org/node/3256.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments